Журнал "Воспитание народа"

Сообщений в теме : 72
Страницы : 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Дата/Время: 26/11/02 00:53 | Email: calvin@tvcom.ru
Автор : Центр Изучения Кальвинизма

сообщение #021126005321

Воспитание народа

Религиозно – философский журнал
№ 3 сентябрь 2002

Александр Макеев

ДИСЦИПЛИНА В ЦЕРКВИ

Среди членов многих Церквей России, к величайшему сожалению, распространилось пренебрежительное отношение к такой важнейшей составляющей церковной жизни как дисциплина. От вполне уважаемых людей приходится слышать, что возрожденным дисциплина в Церкви ни к чему. Мы все равны, все ведомы Святым Духом, и зачем поддерживать раболепство, будто есть какие-то низшие, которые должны исполнять повеления высших? Можно согласиться, что именно такая дисциплина находит питательную среду чаще всего в лоне тоталитарной Церкви с иерархическим управлением. Добропорядочным протестантам она не к лицу. Но давайте все же не будем упрощать вопрос дисциплины.

Напомним основные протестантские тезисы относительно сущности дисциплины. И прежде всего обратимся к Жану Кальвину. Один из величайших подвижников Реформации XVI века не только признавал необходимость церковной дисциплины, но, более того, полагал, что без дисциплины нет Церкви. Жан Кальвин посвятил дисциплине 12 главу IV тома «Наставлений». Он и назидал, что учение Господа Иисуса Христа есть душа Церкви, а дисциплина – ее нерв. Кто против дисциплины, тот враг и разрушитель Церкви. Поэтому проповедь учения должна сопровождаться дисциплинарными мерами воздействия, как-то: увещеваниями, обличениями, наконец, исправительными мерами, призванными поддержать учение и не позволить его выхолостить. Как говорится, налицо необходимость внимательной индивидуальной работы с членами церкви. Вместе с тем, Жан Кальвин нисколько не колебался в вопросе об отлучениях. Нет отлучений некающихся грешников – дисциплину в Церкви не сохранить, считал он.

Если грешник не кается, Церковь имеет право наказывать его за проступки, вне зависимости от того, совершил ли он их публично или они открылись по воле Бога. Все меры наказания должны проводиться в соответствии с законом. Наказанием, и особенно отлучением Церковь преследует следующие цели: А) Поскольку общение нечестивых людей с благочестивыми дурно влияет на последних, ибо малая закваска квасит все тесто, Церковь благоразумно отделяет дурных людей от богобоязненных христиан. Церковь избавляется от общения с прелюбодеями и развратниками, ворами и обманщиками, короче, всеми нечестивцами… Церковь не должна быть вместилищем сосудов гнева. Однако, отлученных не следует оставлять без назидания и увещевания, чтобы и они, если то возможно, были приведены к покаянию и исправлению. Б) Недопущение грешников к Причастию помогает сохранить чистоту Таинства.

Итак, дисциплина необходима в Церкви для ее святой жизни. Но возникает вопрос: какая же нужна дисциплина: внешняя или внутренняя? Внешняя дисциплина подразумевает подчинение членов Церкви Библейским и церковным установлениям, но прежде всего служителям, которые действуют для исполнения этих установлений. Подобная дисциплина осуществляется в большинстве иерархических Церквей, и особенно в монашеских орденах. Приказ настоятеля для простого монаха – закон. К сожалению, часто бывает так, что на первое место ставится отчет перед вышестоящими служителями, затем исполнение церковных установлений и только потом Слово Божие. Однако, может ли быть подобное в Церкви протестантской, где каждая община избирает своих служителей, и они не являются начальниками в строгом смысле этого слова? Нет, этого быть не может. Вот почему в протестантской Церкви преобладает дисциплина внутренняя. Никакой член протестантской общины не может уклониться от ответственности за порученное дело. В особенности это касается служителей, отвечающим перед избранным органом или общим собранием народа Божиего.

Внутренняя дисциплина много серьезнее внешней, поскольку носит сознательный характер. Человек научается самоконтролю и самодисциплине. Позволительно сказать, что дисциплина протестантской Церкви – прежде всего дисциплина внутренняя, и заключается она не столько в исполнении решений должностных лиц, сколько в строгом соблюдении Библейских предписаний.

Здесь возникает вопрос о пределах предписаний, налагаемых Церковью. Другими словами, рассмотрим вопрос, что вправе требовать от человека Церковь? Может ли, например, обязать его в жаркий летний день надеть лыжный костюм, резиновые сапоги и в таком виде ходить по городу? Я ни сколько не шучу. Такие, с позволения сказать, тесты на дисциплину проводились в недавнем прошлом в молодежных христианских организациях Дании. Приведем и другие примеры. Организация Муна заставляет своих приверженцев заниматься попрошайничеством, бесплатно работать на тяжелых работах, отдавать имущество и т. д. В монастырях начальство налагает на послушников и монахов всевозможные ограничения, наказывает дополнительным постом, бессмысленной работой, заставляет носить нарочито неудобную одежду. Неудивительно, что православный (или католический) монастырь поразительно похож на тоталитарную секту.

Но что же может требовать Церковь от своего члена или служителя? Ответим так: ничего, что противоречило бы Священному Писанию. Требование, противоречащее Священному Писанию, не является законным и исполнению не подлежит. По нашему мнению, Церковь не может налагать на верующих ограничения в одежде, еде, профессиональной деятельности. Конечно, в Церкви следует появляться прилично одетым, то есть так, как принято в данном обществе. Но если человек одет прилично, его нельзя выставить вон или осудить. Вопрос этот не столь прост, как кажется. Недавно на сайте российских баптистов была целая дискуссия, нужно ли женщинам покрывать голову или нет? По этому поводу часто ссылаются на известные слова апостола Павла (1Кор.11:5,6). Но знаете ли вы, что еврейские женщины нередко брили головы, и такой обычай сохранился до сего дня? Разумеется, не следует доходить до крайности, как это происходит в церквах, делающих ставку на молодежь. Там не редкость – девушки в миниюбках, молодые юноши в тренировочных костюмах. Не будем забывать, что Церковь – это народ Божий, и его собрания должны быть строги и целомудренны.

Говоря о еде, мы коснемся лишь вопроса поста. Первые христиане постились по пятницам так называемым малым постом (до трех часов пополудни). Позже стали поститься иначе. Продолжительное время продолжительность и строгость поста были делом исключительно добровольным, пока иерархия не ввела обязательные предписания относительно постов. Но возможно ли сегодня принуждать членов Церкви держать обязательный пост? Я полагаю, что нет. Разве только по согласию членов Церкви молиться о каком-либо деле… Отказ держать пост не может быть основанием для наложения дисциплинарных взысканий. Также не представляется допустимым наложение каких-либо диетических ограничений, например, запрет есть мясо или молочные продукты. Да мало ли что придет в голову отдельным деятелям! Интересно, что Кальвин вместе с женевской консисторией рекомендовали всем жителям города во избежание болезней (и, как сказали бы мы сегодня, авитаминоза) есть мясо, по крайней мере, один раз в неделю, а по возможности чаще. И это, заметьте, шестнадцатый век!

Что касается видов деятельности, то возникает вопрос, есть ли вид деятельности, позорящий человека, несовместимый с нахождением в Церкви? Существуют Церкви, запрещающие своим членам несение военной службы. Представители этих Церквей категорически отвергают даже идею того, что христианин может иметь призвание к военной службе. Вот два характерных примера из жизни знакомой мне адвентистской общины. Напомню, что их Церковь тоже отвергает служение в армии. Один молодой человек, из семьи потомственных адвентистов, закончивший между прочим Заокскую семинарию, не захотел укрываться от воинской службы за ширмой пацифизма. Он и его старший брат вовсе не считали, что их религиозные убеждения препятствуют им служить. Откровенно говоря, им было стыдно перед своими ровесниками. И они пошли служить, с честью выполнив, как говорили раньше, почетную обязанность. Кстати, они стали хорошими солдатами, потому что были дисциплинированы и лишены вредных привычек. Но из общины им пришлось уйти.

Вот еще пример. Молодая адвентистка была исключена из общины за то, что торговала модной одеждой и окончила курсы манекенщиц. Ее духовные пастыри посчитали, что она перешла допустимые пределы морали. Между тем, вряд ли стоит считать всякую демонстрацию одежды вакхическими оргиями, это лишь элемент культуры. Укажем и то, что несчастная женщина весьма нуждалась в средствах, поскольку на ее иждивении было несколько членов семьи.

С другой стороны, я знаю, что в одной автономной республике несколько адвентистов работает в ГАИ, и все они, заметьте, носят оружие, и даже вынуждены время от времени его применять. Между тем, никто и не думает исключать их из церкви. В чем же дело? Подозреваю, что руководство общины не желает ссориться с ГАИ, ибо все служители имеют машины и даже на них ездят. Так что, если быть объективным, нет такой честной деятельности, которая могла бы помешать быть христианином, и потому Церковь не имеет права заставить прекратить ею заниматься.

ВЫВОДЫ

1. Мы должны добиться того, чтобы окружающие нас люди убедились: человеку из нашей Церкви можно доверять на все сто процентов. С другой стороны, христианин должен помнить: любой его неверный поступок и любое опрометчивое слово могут быть использованы против его Церкви. Христианин должен быть безупречен с моральной точки зрения.

2. Внутренняя дисциплина: догматика.
Основа внутрицерковной дисциплины – это дисциплина догматическая. Что это значит? Это значит, что христианину нужно твердо следовать тем документам, которые приняты в его Церкви. Исповедовать веру так, как она изложена в конфессиональных церковных документах. В нашем случае это «Вестминстерское исповедание веры», «Каноны Дортского Синода», «Гейдельбергский Катехизис». От догмы нельзя отступать ни на шаг. Любое нарушение догматической дисциплины должно немедленно караться, вплоть до исключения.

К сожалению, строгая догматика есть не у всех Церквей. Большинство из российских протестантских Церквей утверждают, что у них только Библия и ничего больше. И этим только вводят людей в заблуждение, что нередко завершается кризисом, оттоком верующих в другие Церкви. Сами пресвитеры зачастую не знают, во что и как они веруют. Неправильная организационная основа влияет на принятие решений: важнейшие вопросы не решаются годами. Между тем, выход ищут в покупке музыкальной аппаратуры и устроении дискотек.

3. Устав.
Кроме исповедания веры вторым по значению документом должен быть Устав. Устав регламентирует устройство и функционирование Церкви и обязателен для всех.

4. Финансовая дисциплина.
Финансовая дисциплина – важнейшая составляющая внутрицерковной дисциплины. Увы, где не выполняется догматическая дисциплина, там не выполняется и финансовая. Финансовая деятельность должна быть прозрачной, вестись абсолютно честными, квалифицированными людьми, подотчетными общему собранию.

5. Организационная дисциплина.
Во время богослужения должен быть идеальный порядок, за него отвечает пресвитер. Никто не может прерывать проповедь, советовать, вмешиваться в ход богослужения. Никто не может высказывать еретические мысли. Никто не может вмешиваться в деятельность пастора. Надо помнить, что Церковь – не клуб для свободных дискуссий.
Дата/Время: 26/11/02 00:41 | Email: calvin@tvcom.ru
Автор : Центр Изучения Кальвинизма

сообщение #021126004155

Воспитание народа

Религиозно – философский журнал
№ 3 сентябрь 2002

Евгений Каширский

ЗАКОНЫ ОБЩИНЫ

«Помышляйте о будущности своей»
(Пл. Иер.1:9).

ВВЕДЕНИЕ

1. ОБЩИНА КАК СРЕДСТВО ВОСПИТАНИЯ НАРОДА
Христиане – народ особенный, его характерные признаки определяются не столько количеством колен или обширностью земли, сколько Словом Божиим. Формой жизни этого народа является поместная община.
Община является великим потенциалом христианства. Величайшей силой, призванной изменить мир. К сожалению, этим потенциалом христианство пользовалось весьма нерачительно. Если и были плоды, то воспользовался ими отнюдь не народ. Сегодняшняя ситуация в России дает нам осторожную надежду на возможность реализовать потенциал общины. Было бы совершенно непростительно эту возможность упустить.
Для успешной работы по созиданию деятельной общины представляется весьма актуальным освоение принципов ее существования. Эти принципы весьма схожи с принципами всякого коллектива.
Община требует совместной организации жизни, и такая жизнь, налаженная должным образом, есть сильнейшая аргументация в пользу христианства. Община, осознавая себя частью народа, несет ответственность не только за духовное потомство, но и за потомство по крови, которому надлежит передать землю (формула земли и крови). Поэтому община обречена на экспансию (расширение) – культурную, идейную, демографическую. Если община не расширяется, она теряет свое предназначение.
Именно этого не понимают многие наши христиане, пусть даже искренно преданные делу распространения Евангелия. Неудивительно, что часто община создается на неверных принципах, и это является причиной серьезных проблем в ее жизни, и даже гибели.
Общину легко исказить, подменить ложными построениями (религиозная группа, семья и т.п.). Легко паразитировать на идее общины, ибо люди с радостью откликаются на призыв к доброму делу, каковым является устроение общины, отдают свои силы, время и средства… несомненно, в душе человека есть страстное желание жить среди своих, не быть эмигрантом, отщепенцем, ибо жить на духовной чужбине весьма горько… Вот почему разочарование в общине порой вызывает разочарования в вере.

2. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ОБЩИНЫ
Община – это универсальное средство созидания народа Божиего через научение и воспитание с целью освоения этим народом земли, данной ему Богом, и устроения на ней жизни по Слову Божиему.
Община, как никакое другое сообщество людей, дает полноту человеческого общения. Кто не знает радости пребывания в общине, тот поистине не знает христианства. Ибо только в общине можно иметь нелицемерную поддержку, полезное наставление и спасительное обличение. Община способствует лучшей адаптации христиан во враждебном им мире. Община – ячейка христианства. Без общины не может быть полноценной христианской религии.

3. ЗАКОНЫ ОБЩИНЫ
Античный мир имел свои законы. Его законы в какой-то степени повлияли на христианство. Христианство I-II веков отличается от христианства нынешнего. Нам еще только предстоит исследовать, что влияет на него сегодня, и каким оно будет в третьем тысячелетии?
Разумеется, после многолетнего господства в нашей стране марксистской догмы мы с опасением относимся к словам о законах общественного развития. Просвещенные Словом Божиим мы понимаем, что движущей силой истории является воля Бога, а не безличные законы. Наказание Содому и Гоморре, покорение израильтянами Ханаана, Второе Пришествие Христа… Какими законами с точки зрения марксизма это обусловлено? каким принципам это может быть подчинено?
Тем не менее, мы не можем отвергать, что в жизни каждого общества действуют определенные законы. Задумаемся, почему античный мир развивался именно так и никак иначе? Почему был столь мощный всплеск культуры? Может быть потому, что в основание того мира были положены законы, по которым Бог предначертал ему развиваться, – законы благоприятные для культуры? По этим законам античное общество развивалось, затем оно приходит в упадок, уступая место христианству.

* * *

Христианская община, если оставить в стороне духовную сторону вопроса, подчиняется законам и принципам существования коллектива (поскольку состоит из людей), и функционирует по тем же законам, по которым функционировали еврейская община и синагога, римская коллегия или трудовой коллектив. Вот почему и Христос не дает Своему народу никаких разработанных правил относительно устроения общины. Также апостолам, собственно, не было нужды изобретать особые формы нового общества.
Наконец, отметим, что если без общины нет народа Божиего, а без народа нет и христианства, то, таким образом, принципы общины во многом определяют принципы христианства.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ПРИНЦИПЫ ОБЩИНЫ

1. РАВЕНСТВО ПОЛОЖЕНИЙ
Пребывание в христианской общине обусловлено требованиями, обязательными для каждого ее члена. Перечислим их: изучение Библии, молитва, крещение, Причастие, соблюдение Воскресного дня, пожертвования, участие в делах и жизни общины. Можно сказать, что община держится равенством членов по отношению к общему закону.
В христианской общине не может присутствовать некто, находящийся выше общего закона, отличающийся по своему положению от членов общины, будь то обосновано отличием его метафизики («святой» старец) или обладанием особыми дарами (жрец). В таком случае община перестает быть сообществом равных людей, претерпевает органические изменения, по сути, прекращает свое существование, перерождаясь в приход или секту. Ибо в таком случае уничтожаются общинные принципы сосуществования и управления.
Вместе с тем, община, как и всякое человеческое сообщество, нуждается в руководстве. Как же именно должна управляться христианская община? Основополагающий принцип управления, естественно присущий общине таков: община управляется выборными старейшинами. Важнейшие вопросы решает общее собрание всего народа. Коллегиальный принцип управления требует равенства членов общины.
Приход показывает, что вместо равных членов общины появились жрецы и их клиенты. К сожалению, практически все деноминации подверглись жреческому пагубному влиянию. Даже в сегодняшних протестантских церквах иные служители пытаются отгородиться от своих братьев и сестер осязаемой преградой, забывая слова Христа: «кто хочет между вами быть большим, да будет вам слугою» (Мф.20:26). Как видим, истинное возвышение в христианстве оборачивается служением, хлопотами (хлопочут только холопы).
Так называемые особые посвященные обычно утверждают, что могут совершать определенные действия, доступные только им, и только они обладают особым тайным знанием, только они могут передать это знание вам, и посвятить вас в тайные мистерии. На обладание тайными знаниями всегда претендовали жрецы и мистагоги. С доводами о посвященных среди христиан можно было бы согласиться в случае отсутствия у народа Божиего священных текстов. И действительно, до времени их распространения приходилось довольствоваться устными, часто неверными рассказами. Но тексты Нового Завета появляются практически одновременно с зарождением христианства, и в этом нельзя не усмотреть милость Божию, поскольку устная традиция обязательно приводила к искажению и избыточной вариативности. И напрасно нам рассказывают, что раньше у людей память была лучше, просто изумительной. Выберите что-нибудь одно – либо память, тогда зачем литература? либо литература, потому что плохая память.
Сегодня, надеемся, общепризнано, что лучшей школой для обучения народа является Слово Божие. Святой Дух учит в ней призванных, то есть всех верующих (это мы поясняем специально для арминиан). Каждый верующий должен уметь научить новичков. Поясню: Писание вменяет в обязанность каждому отцу семейства научить своих детей заповедям Божиим. Нужны ли в таком случае профессиональные знатоки священного текста? Да, нужны, но в качестве консультантов (профессоров, пасторов), помогающих понять истину.

2. СВЯЗИ В ОБЩИНЕ
Духовное единство устанавливает связи зачастую ближе кровнородственных. Регулярное поддержание связи важно для должного научения и дисциплины, для эффективного воспитания последующего поколения. Воспитание детей в Слове Божием – важнейший показатель духовной жизни как отдельной семьи, так и всего христианского общества.
Духовная близость требует постоянного общения, что влечет необходимость поддержания связи на должном уровне. Поддержание связи требует известных затрат. Говоря школьным языком, расстояние обратно пропорционально духовному единству. Чем больше расстояние, тем значительнее затраты и усилия. Это справедливо и в отношении родственных связей, которые на расстоянии тоже ослабевают. Когда для общения приходится преодолевать ощутимые расстояния, затрачивая массу времени, это неизбежно становится преградой для частых встреч. Даже встречи в большом городе не бывают частыми, если в дороге надо проводить более часа. Переговоры на расстоянии дела не выправляют. Часто они ведут лишь к недопониманию и разномыслию.
Иные исследователи видят выход в устроении общины по типу территориально-производственного объединения. Общаться, молиться, изучать Писание – по месту работы, до или после работы. На наш взгляд, это перспективно лишь при условии наличия достаточного числа единоверцев и лояльности администрации, вероятно на крупном градообразующем предприятии. Не менее сложен вопрос поддержания связи между общинами. Современные средства связи не заменяют живого общениями. Нужны курьеры, обмен делегациями. Община, не желающая поддерживать связи, как правило, обосновывает свою позицию критикой других.
Связи в самой общине можно определить как связи центростремительные и многополюсные. В первом случае существует достаточно проглядываемое ядро общины. Ядро – это наиболее активные члены, делающие основную часть работы по поддержанию структуры. Наличие ядра свойственно и другим коллективам, собранным на основах добровольности. Во втором случае община не имеет четкого ядра, формируясь по типу внутренних групп (если хотите, кланов). Чем больше община, тем для нее более свойственно структурироваться на микрогруппы, микрообщины. Наиболее склонны к формированию кланов большие семьи с многочисленными родственниками и друзьями. Руководству общины надлежит внимательно смотреть за этим процессом, умело его направляя и регулируя, чтобы община не теряла свою целостность, чтобы отдельные (одинокие) люди не чувствовали себя ненужными, отвергнутыми. Это вызывает необходимость формировать общие цели и задачи. Разумеется, община не должна ставить перед собой цель заменить семью. Хотя в России сегодня не существует полноценной патриархальной семьи (опыт стариков не актуален). Вместе с тем, сами христианские понятия «братья и сестры» указывают на стремление к близости на уровне родственной. Родственники иначе воспринимают замечания старших, нежели члены рабочего коллектива. Не следует забывать и другой составляющей – община есть часть народа.
Особо стоит поговорить о пресловутом чувстве общности. Мы с большим трудом представляем себя частью огромного российского народа, живущего вокруг нас. А ведь, казалось бы, это естественно. Еще более это справедливо в отношении духовного единства, духовной общности. Христианский народ разросся, и между его коленами нет единства. Мы не чувствуем себя единым целым. Мы, несомненно, согласны проявлять солидарность, но все равно устремлены к своей конкретной общине, к ее заботам и нуждам. Несомненной задачей является обновление чувства общности, лучше сказать, возрождение этого чувства. Единство народа Божиего – залог победы.

3. ПРИНЦИП: ОБУЧЕНИЕ И ВОСПИТАНИЕ
Это вещи стратегические. Всякий христианин должен быть научен своей религии, и процесс обучения должен занимать вполне определенный период, не считая обучения тем вещам, которые рассчитано постигать в течение всей жизни, таким как Библия, святость, этика. Человек должен быть планомерно обучен, чтобы он мог приносить плоды – действовать в соответствии с учением и учить ему других. Община должна четко сформулировать эту задачу.
Знание должно быть рациональным, то есть постигаемым разумом. В христианстве нет герметических сведений, доступных только избранным старцам. Как не должно быть в общине особых посвященных, так не должно быть тайного знания, доступного только этим посвященным. В связи с этим отметим любопытное явление: кальвинисты учат об избрании ко спасению, но их доктрина – принципиально рациональная, доступная всем верующим. Православные арминиане (и нынешние евангелики, харизматы) говорят о свободной воле, и вместе с тем охотно признают тайные знания, доступные только избранным.
Учение неразрывно связано с другими составляющими христианства: Вечерей Господней и братским общением (агапэ), и ему должно быть уделено не меньшее внимание. Христианская вера питается учением Слова Божиего. Учение ведет к мировоззрению, духовному и психологическому единству. Одна из важнейших целей учения – созидание народа из людей, пришедших в общину, объяснение сущности Завета с Богом (его, завета, благословения и проклятия). Община должна учить взаимопомощи, участию в делах и жизни народа, управлению и домостроительству. Община должна учить побеждать.
Христианин управляется законом, как внешним, так и внутренним. Поэтому община воспитывает людей, безусловно чтущих Закон. Все сомнения в законе отражаются на его исполнении.
Так община подготавливает человека к теократии – самой высокой степени послушания Богу и Библии. В этом она отличается от прихода, большей частью состоящим из сентиментальных мистиков, религия которых не имеет отношения к повседневной жизни. Обычный россиянин заходит туда лишь по делу. Вот он столкнулся с печальной обязанностью похоронить близкого человека. Как он покорно [понадобилось!] бежит в ближайший православный храм закупать инвентарь, крайне необходимый [кто сомневается?] для покойного. Купит – и доволен. Все сделано, как надо. И ведь, что удивительно, инвентарь продается, и продавцы уверяют, что наилучшего качества...

4. ПРИНЦИП: МОРАЛЬ И ДИСЦИПЛИНА
Община учит нас святости. Поистине она есть школа святости в повседневной жизни. Пребывание в народе Божием подразумевает наиболее полное развитие христианина. Поэтому община обязана развивать характер человека, совершенствовать его личностные качества. В противном случае она не исполняет своего предназначения. Община закрепляет опыт народа Божиего, учит нас как наилучшим образом его применять. Представим, что человек пришел в определенную общину, пробыл там с десяток лет и нисколько не изменился. Разве в данном случае община не расписывается в собственном бессилии?
Посредством дисциплины общинная жизнь, как ничто другое, способствует закреплению христианской морали. Строгость дисциплины должна быть соответственна требованиям Слова Божиего. Чрезмерная требовательность ведет к высокомерию и неизбежному отделению от других христиан. Изоляционизм есть смерть общины. Поэтому не следует требовать от людей слишком многого сразу. Надо учитывать их духовный возраст во Христе. Период духовного детства не может быть искусственно сокращен, да и кому нужно скоропалительное возрастание? из младенцев – в старцы… это на птицефабриках стараются побыстрее, а нам-то зачем нужные духовные бройлеры? Апостол говорит: бегите, а ему отвечают: а мы уже добежали …

5. ПРИНЦИП: ДУХОВНОЕ ПРОТИВОСТОЯНИЕ
Христианское мировоззрение не может сосуществовать с каким-либо другим мировоззрением, поскольку все противоречащее Слову должно быть приведено в соответствие или отринуто. Последовательное применение христианства позволяет ощутить всю напряженность современной ситуации. Тем не менее, христианину недостойно, живя в языческой стране, ничего не предпринимать для исправления положения. Дары Святого Духа даны нам не для концертов, но для успешного ведения духовной войны.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ
ПРИНЦИПЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ОБЩИН ДРУГ С ДРУГОМ И ВНЕШНИМ МИРОМ

ПРЕДИСЛОВИЕ
По своему внутреннему устроению общины похожи на поселения людей – города и страны. Есть большие общины похожие на города-полисы, есть союзы общин, отношения между которыми напоминают союзы городов, есть монархии, подчиняющие общины одному центру. Управляются общины так же, как и страны – либо демократически, либо монархически.
Для того чтобы общины могли успешно взаимодействовать друг с другом, просто нормально сосуществовать, надо знать, как устроена конкретная соседняя община, каков механизм ее управления, кто в действительности принимает решения. Во главе общины может стоять совет, пастор, пресвитер, наконец, иерей, но одним надо отчитываться перед народом, а другим – перед вышестоящим начальством.

1. НЕЗАВИСИМОСТЬ ОБЩИН. СОЮЗЫ ОБЩИН.
В первые века общины образовывали содружества, впоследствии замененные вассальным подчинением центру. Со времени Великой Реформации XVI века идея независимости общин обрела второе дыхание.
Первые общины были не только независимы, но и не слишком тесно связаны между собой. Тому были и объективные условия, сказывалась идея рода, также еще была свежа память о независимых городах-полисах. Развитие в сторону монархической централизации шло постепенно: от свободных городов-полисов и их союзов к монархиям и деспотиям восточного образца. Можно сказать, что вместе с падением полиса падает и свобода в общине.
Отметим и более существенный факт. Сам Христос устанавливает принцип независимости общин. Дух дышит, где хочет. Нельзя требовать от общины общего правила возникновения или подчинения ее какому-либо союзу общин. Никто не требовал от христиан, покинувших Иерусалим после казни Стефана, чтобы на новом месте они воспроизводили устроение иерусалимской общины. Везде свои условия и обстоятельства. Более того, Христос воспретил апостолам препятствовать деятельности людей, не связанных с ними, уча «кто не против вас, тот за вас» (Мк.9:40). История показывает, что Дух действовал по Своей воле, а не по воле апостолов, и действовал расширительно: апостолы проповедовали иудеям, позже Павел обратился к языческому миру.
Самоуправление общины подразумевает наличие свободы: люди должны свободно изъявлять свои мнения, иметь возможность влиять на принимаемые решения. Свобода требует компетентности, а значит развития людей. Церковь, собственно, и призвана решать задачу развития, воспитания народа. Делать все, чтобы люди были готовы к самоуправлению и самоконтролю, умели сверять свои дела со Словом Божием, руководствоваться им в каждом дне своей жизни.
Вопрос свободы и независимости всегда тесно связан с финансовой независимостью. Первые христианские общины Древнего Рима, как и общины периода Реформации не могли рассчитывать на государственные пособия или богатых спонсоров со стороны, тем не менее, они сумели обойтись только собственными ресурсами, так сказать, живя по принципу самообеспечения. Жаль, что сегодняшние российские протестанты еще не в полной мере усвоили эту полезную истину.

2. ОБЩИНА И ГОСУДАРСТВО.
Религиозная община не падает вместе с государством. Община сохраняется даже в случае, если территория государства завоевывается врагом или разражается гражданская война, меняющая политический строй. Поэтому Церковь и конкретное государство – не совпадают, имеют разную жизнь и предназначение. Народ Божий привык к политическим потрясениям, возникающим в государствах их проживания. За две тысячи лет христиане насмотрелись на самые причудливые политические создания. Государства и страны исчезают, а Церковь Божия стоит, как и прежде.
Религиозные общины гугенотов существуют во Франции до сего дня, пережив ненавидевшего их Людовика XIV и его абсолютистское государство. Советский Союз, боровшийся с христианством всеми доступными ему способами, пал еще в прошлом тысячелетии, а христианские общины продолжают свое существование.
Почему же государство так неравнодушно к христианской общине? Почему община задевает его, казалось бы, самим фактом своего существования? Какая сила есть у общины, что ее так боится государство? Сила, действительно, есть… Недаром еще древний Рим почувствовал, что община христиан – нечто большее, чем религиозное сообщество… заподозрив, что она сама стремится быть государством, перерасти в государство, обустроив политическое пространство по своему разумению.
Поэтому государство всегда вмешивается в общину, вторгается в нее со своими технологиями, пытается встроить свои структуры и встроить саму общину в государственную систему. Если не удается разломать, растащить общину, разрушить ее единство, то по крайней мере направить христиан по пути строительства храмов. Пусть верующие почитают свои храмы и восхищаются ими, будто они на небесах. И христиане, действительно, часто поддаются этой уловке – построят колоссальный храм, потом навек озаботятся его содержанием, храм превращается в идола, забирая все силы.


* * *


Сегодняшнее молодое российское государство учится управлять религиозным процессом. Не надо думать, что оно по-прежнему ничего не понимает… Впрочем, и христиане, проживающие на территории РФ, тоже многому научились за последнее время. Выработали формы работы в агрессивной среде. И что более важно, стали осознавать необходимость гражданской дееспособности народа Божиего. Поняли, что жизнь не делается легче, когда мы делегируем полномочия государству.
… Признавая, что община неизбежно раздражает государство, даже не желая того, что она всегда есть неизменный символ противопоставления, многие служители Церкви боятся приближаться к государству, избегают контакта с государством, даже с самым ласковым, опасаясь, что государственный Левиафан обласкает и поглотит общину.

* * *


Идеалисты заявляют, что у общины есть права, и государство не может их нарушать. Люди более осторожные полагают, что община должна очертить себе разумные границы, переступать которые ей не следует, пусть сфера действия народа Божиего будет ограничена рамками богослужения и благотворительности. Мы же убеждены, что христиане должны стать более
активными, им нельзя позволить превратить народ Божий в придаток к государству, стать неким подобием государственного учреждения.
Государство до сих пор беспокоится: не препятствуем ли мы своим единоверцам участвовать в общественной жизни? Нет, не препятствуем, отвечаем мы, и более того – настроены всячески поощрять. К сожалению, многие из христиан, готовые дерзко спорить по поводу своих теологических утопий, забывают, что Господь требует не утопий, но утверждения Его закона на всей земле. Именно это и должно стать нашей общественной позицией. Похоже, пора обличать самих христиан в грехе безответственности по отношению к своей стране. Вспомним слова пророка Иеремии: «К кому мне говорить и кого увещавать, чтобы слушали? Вот, ухо у них необрезанное, и они не могут слушать; вот, слово Господне у них в посмеянии: оно неприятно им» (Иер.6:10).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Мы перечислили только некоторые принципы, ни в коей мере не претендуя на полноту изложения. Данной работой мы лишь хотели привлечь внимание христиан, и прежде всего служителей, к этой теме: осмысления условий существования общины. Надеемся, обретение знаний в этой области поможет создавать крепкие библейские общины на нашей земле, которые устоят в любых испытаниях, несмотря на противодействие наших духовных оппонентов, сколь бы ни были они многочисленны и организованны.
Работа по созданию новых общин в России будет продолжаться. Вопрос в том, какие идеи будут заложены в их основание, какими принципами они будут руководствоваться. Ибо, в конечном итоге, это скажется на их умении работать и на результатах труда.
Дата/Время: 26/11/02 00:28 | Email: calvin@tvcom.ru
Автор : Центр Изучения Кальвинизма

сообщение #021126002846

Воспитание народа

Религиозно – философский журнал
№ 3 сентябрь 2002

Евгений Каширский

ВОЗНИКНОВЕНИЕ ИЕРАРХИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ
И ГИБЕЛЬ ОБЩИНЫ

“Люди управляются сначала необходимостью; позже они заботятся о полезном; ищут удобного и затем приятного; после этого они утопают в роскоши и, в конце концов, безрассудно растрачивают то, чем владеют”.
Жан-Батист Вико (1668-1714), французский историк




ЧАСТЬ ПЕРВАЯ


После непродолжительного периода равенства среди народа Божиего возникает иерархическая система. Это принципиально иная система по своей сути, не совместимая с идеей народа – людей, равных пред Богом. И поскольку это уже другая Церковь, потому вместо слова экклесия мы употребим привычное сегодня церковь.
В византийской Церкви нашла отражение давняя восточная идея о том, что царь – не просто служитель Бога, но посредник между Богом и людьми, таковыми царями (князьями) стали и иерархи.
Почему это произошло? На этот вопрос дать однозначный ответ невозможно, но приходится констатировать, что переход от апостольского времени сопровождался очевидными утратами. К сожалению, послания апостола Павла о служении в Церкви, весьма важные для устроения и управления, были не поняты и, по сути, отвергнуты утверждающейся новой системой.

ВОЗНИКНОВЕНИЕ ИЕРАРХИИ
До третьего века народ Божий пользовался относительной свободой в христианских общинах. Общины управлялись старейшинами (пресвитерами). Существование пресвитеров было традиционно для всех общинных организаций древности. У христианских пресвитеров не было ни стремления подавлять, ни средств принуждения. На случай поставления кого-либо на служение все члены общины становились пресвитерами, принимая участие в голосовании поднятием рук (само слово хиротония и означает голосование, буквально: поднятие; возложение рук звучит иначе: хиротезия).
Новозаветная Церковь, рожденная в день Пятидесятницы, была не от мира сего и не от государства сего. В создании Церкви государство участия не принимало. Церковь с самого начала должна была озаботиться самофинансированием. Впрочем, это было и не трудно, поскольку на первых порах не было ни помпезных храмов (до конца второго века христиане не владели собственными зданиями), ни громоздкого реквизита, ни раздутого штата служителей, разве что некоторых проповедников поддерживали материально. Аппарат власти в том виде, в каком мы наблюдаем его в определенных Церквах вплоть до сего дня, сложился не сразу.
Однако, после ухода апостолов в общине происходят изменения. Если ранее община была независима, и христиан объединяло духовное братство веры, то впоследствии общины объединяются в определенную структуру по территориальному признаку. В главных городах строятся большие храмы.
С полным правом можно сказать, что иерархическая система складывается в начале третьего века. Но еще раньше пресвитеры уже начинают отдаляться от народа, постепенно забирая власть в общине в свои руки, а из равных прежде пресвитеров выделяются епископы. Уже со второго века между пресвитерами и епископами стало наблюдаться различие. Епископы приближали к себе диаконов, по сути, они сами и были чем-то вроде главных диаконов, бесконтрольно распоряжаясь средствами Церкви. Это были первые шаги на пути по превращению церковного управления в иерархическую систему. В третьем веке эта тенденция закрепляется, получает дальнейшее развитие и апологетическое обоснование. Епископы обретают новый статус – теперь они особые посредники между Богом и людьми, то есть становятся теми, кого мы и сегодня видим в православной и католической Церквах. К завершению предникейского периода тенденция перешла в новую фазу: епископство стало рассматриваться как награда, как цель. Разумеется, бок о бок идет ограничение прав христианского народа. Иерархия – это всегда соблазн злоупотребить властью, пользоваться ею бесконтрольно.
Одним из ярких защитников иерархической системы был епископ Киприан. Он утверждал, что каждый епископ должен быть абсолютно независим в своей епархии, давая отчет только Господу. Утвердиться в своем мнении его заставила постоянная полемика с собственными пресвитерами. Его письма в защиту епископата с удовольствием цитируют сегодняшние адвокаты иерархии.
Поздние апологеты будут обосновывать развитие идеи епископата ссылками на те или иные исторические документы, на некоторые места из Писания, будто бы подтверждающие подобную систему. В ход пускаются также следующие аргументы: это было исторически обусловлено в условиях гонений, поскольку гонения вырывали из среды христиан людей, наиболее преданных делу Христову, остальным приходилось работать в конспиративных условиях. Потребовалась оперативность управления, и потому к власти пришли люди смелые, хотя в то же время склонные к авторитарному правлению. (Попутно заметим, что когда гонения прекратились, епископальная система не была упразднена.) Вот еще аргументы: а) так было удобно и естественно для Церкви; б) возникла опасность гностицизма: в) ощущалась потребность в единстве, которую наилучшим образом обеспечивало единоначалие…
На все это можно возразить тем, что всякие наши доводы об удобствах разбиваются о волю Божию. Израиль не хотел соблюдать седьмой год, не соблюдать его было удобнее, и за это он наказывается семидесятилетним Вавилонским пленом, – за все пропущенные седьмые годы. Удобство не может служить основанием для нововведений, если нововведения ведут к отступлению для Слова Божиего. Разумеется, епископальная система, подразумевающая единоначалие, проще по сравнению с системой избирательной. Нет ничего проще, чем деспотизм. Но деспотизм нуждается в декорациях. Неудивительно, что в Церкви происходят изменения и в богослужении: от скромного «протестантского» служения первых христиан к пышной литургии. И последний аргумент, который используется и поныне для оправдания введения иерархической системы. Ее апологеты говорят: мы взяли оружие из арсенала врага. Этот довод оставим без комментариев.
История показывает, что даже самые лучшие люди, несмотря на их ум, блеск таланта и способности, не могут заменить коллегиальный орган управления.

ИДЕЯ ЖРЕЧЕСКОЙ РЕЛИГИИ
Идея такова: посредничество одного человека между Богом и людьми, которых этот человек представляет. Для посредничества ему нужна особая посвященность, жертва для умилостивления Бога и жертвенник. К сожалению, все это перешло в отдельные направления христианства. Пресвитер стал изображать из себя священнодействующего посредника, Причастие стало жертвой, приносимой в храме, и даже появился алтарь (жертвенник). С Киприана, и особенно с пятого века, пресвитерское служение приобретает отчетливо священнический характер. Верующие превращаются в прихожан, которым будет запрещено даже восклицать «аллилуйя». Неудивительно, что епископы, к середине четвертого века окончательно забрав всю власть у пресвитеров, сами становятся более похожими на первосвященников языческих культов.
Итак, епископ перестает быть первым среди равных пресвитеров, братом... Да и какой же он равный, если его принимают при дворе влиятельных особ? Отметим и дурное влияние римской администрации на развитие епископата. Иерархи следуют привычкам имперской администрации. Донатисты будут упрекать иерархов: что делать епископу во дворце (quis episcopis cum palatio)? Даже талантливый Тертуллиан был убежден, что христианин не может стать императором, а император – христианином. И это было всеобщим мнением.
Со временем власть становится все более централизованной, и, как следствие, все более капризной и нетерпимой. Византийская Церковь уходит все дальше от первоначального устроения жизни народа Божиего. Возвышаются митрополиты – епископы городов, наиболее удобных для созыва синодов. Митрополия – естественное иерархическое звено на пути к патриархату. Наконец, возникает идея папы, главы всех христиан. Впрочем, это, казалось бы, логическое завершение идеи централизации власти, многим епископам, прежде всего восточным, весьма не понравилось. Например, Киприан – как мы помним, энергичный защитник епископской власти, самовластно управлявший собственной епархией, – когда дело дошло до власти римского епископа, не захотел подчиняться общему центру. Желая быть независимым князем Церкви, он предпочитал, чтобы Церковь управлялась иерархической олигархией, а не папской монархией.
Позже такое многоступенчатое правление обоснуют как необходимое усложнение. Отдельно упомянем о развитии идеологической системы, призванной оправдать существование иерархии. Для апологетических работ становятся характерными ссылки на традицию и обряд. Традиция – это попытка получить что-либо на законных основаниях. Проходит время, и люди ссылаются на традицию, которая прежде была нововведением. Так у иудеев Слово Божие заменилось традицией. Христос пришел к Своему народу, а вожди народа свое слово поставили выше Слова Божиего. Традиция превозмогла Откровение. Разумеется, сила традиций велика, как и велик соблазн ее использовать. Мать с сынишкой заходит по дороге на торжище в храм, учит сына ставить свечку, чтобы торговля была успешной. Можно не сомневаться, что мальчонка, став зрелым мужем, своего ребенка будет учить тому же самому.
Приведем пример того, к каким средствам приходилось прибегать апологетам для оправдания введения епископальной системы. В Деяниях Апостолов в 20 главе, 17 стих, упоминаются пресвитеры из города Ефеса, пришедшие в Милит к Павлу, и они же в 28 стихе названы епископами. Ириней Лионский, комментируя Деяния 20:17 и 20:28, пишет в Adversus Haereses (III,14,2), что пришли пресвитеры (они же, напомним, епископы) не только из Милита, но и «из окрестностей», то есть других близ расположенных городов. Для чего он это добавляет? Для того, чтобы сгладить картину, полностью противоположную установившимся к тому времени порядкам. Кстати, православные редакторы Синодальной версии тоже пошли по пути сглаживания, в 28 стихе переведено уклончиво «блюстителями», поскольку если перевести «епископами», как стоит в греческом тексте, то опять-таки придется признать, что в Ефесе епископов, они же пресвитеры, было несколько.
В Церковь проникают языческие элементы управления, прежде высмеиваемые христианами. Один из них – заработная плата. Раньше деньгами помогали только вдовам, сиротам да странствующим проповедникам. Мне могут возразить, что это неизбежно для устоявшейся религии. Возникает класс профессиональных служителей. Из народа Божиего выделяется клир – штатные чтецы (прежние помощники неграмотных епископов), экзорцисты, привратники, певцы, приспешники, и все на зарплате. Все это не могло не отразиться на общине. По сути, ко времени легализации Церкви Константином она была уже достаточно ослаблена, и в суровые времена гонений она держалась воедино только общей опасностью…

КОМПРОМИСС С ВЛАСТЬЮ
При императоре Константине христианские иерархи достигают компромисса с высшей светской властью. Император выбирает одно из направлений, поддерживает одну сторону, и эта сторона становится ортодоксальной, впоследствии он меняет свое мнение, и тогда противная сторона празднует победу ортодоксии. Сторонники отделения Церкви от государства найдут повод лишний раз посетовать на ее сближение с земной властью. Ради справедливости отметим, что если бы Церковь была действительно отделена, споры шли бы по сей день. Впрочем, они и так идут.
Церковь становится придатком империи, но не заменяет ее собой. Власть сама пришла к Церкви, и в обмен на блага потребовала подчинения. Князья Церкви выторговали себе у правящей элиты довольно высокое положение. Даже представители высших сословий начинают стремиться получить место епископа. Власть иерархов росла и потому, что чиновники с удовольствием уступали им решение социальных проблем.
В Церковь пришли богатые и власть имущие, и христианский народ дрогнул. Об этом предупреждал апостол Иаков: “Братия мои! имейте веру в Иисуса Христа нашего Господа славы, не взирая на лица. Ибо, если в собрание ваше войдет человек с золотым перстнем, в богатой одежде, войдет же и бедный в скудной одежде, и вы, смотря на одетого в богатую одежду, скажете ему: “тебе хорошо сесть здесь”, а бедному скажете: “ты стань там” или “садись здесь, у ног моих”, то не пересуживаете ли вы в себе и не становитесь ли судьями с худыми мыслями? [...] Если вы исполняете закон царский, по Писанию: “возлюби ближнего твоего, как себя самого”, – хорошо делаете. Но если поступаете с лицеприятием, то грех делаете, и перед законом оказываетесь преступниками” (Иак.2:1-4, 8-9).
К сожалению, христиане не удержались от пересуживания в самих себе, став судьями с худыми мыслями.

СОБОРЫ И ВЛАСТЬ ЕПИСКОПОВ
В Древнем Риме в провинциях каждый год проводились советы. Это было хорошим примером для появления Соборов. Впервые соборы стали собираться более-менее регулярно с 150-170 годов. Затем история показывает так называемые вселенские соборы. Их вселенский размер можно поставить под сомнение по причине несоразмерно малого представительства служителей Западной Церкви.
Мы не ставим под сомнение саму идею соборов (синодов), они вполне показали свою полезность, и потому их институциональность ими совершенно заслужена. Достаточно вспомнить знаменитый Дортский Синод.
Постановления Соборов показывают, сколь огромной властью стали обладать епископы. Это неудивительно, поскольку решения на Соборах епископы принимали, как сейчас говорят, под себя, для возвышения своей власти. И этими же постановлениями, выдаваемые за решения Святого Духа, впоследствии они будут обосновывать свои притязания на власть . Нетрудно догадаться, почему соборы не пошли в сторону расширения прав народа Божиего, развития пресвитерианской формы правления...
Вместо полноценного представительства Церкви, форума, на котором звучит голос народа Божиего, соборы стали советом для регистрации решений епископов. (Напомним, что суждения первых Соборов не имели статуса обязательного исполнения, воспринимались лишь как моральная сила.) Со временем на соборы и вовсе перестали приглашать представителей от народа, поскольку считалось, что община полностью явлена в лице епископа. Отсюда недалеко и до следующего шага: епископ подотчетен только Богу, только он отвечает за общину. После Никейского Собора, 325 год, подписи простых прихожан исчезают на документах синодов. Зачем продолжать пустые формальности… Сами епископы уже не рассматривают себя как представители своих Церквей, они теперь наследники апостолов. И наконец, делается последний шаг: епископы признают непогрешимость своих суждений. Неудивительно, что епископ уже не слишком хочет быть подотчетен и собору.

ПОСЛЕДСТВИЯ
А) С возникновением иерархии, – клерикальной мафии, как сказал историк Тимоти Барнес, – уходит законодательная власть собраний общин.
Б) Иерархи заменили язык убеждений языком повелений. Епископы осуществляли специальную программу: подавление народных восстаний в Церкви. С этим борются и сегодня, и даже в протестантских общинах.
В) Несмотря на благотворность решений иных Соборов относительно правильности учения, жизнь из общины начинает уходить, община рушится, выветривается идея народа Божиего, заменяясь идеей посещения храма, прихода. Интеллектуальная элита уходит в мистику и дискуссии, в разговоры о религии, народ попроще – в обряды. Реальная жизнь и политика оставлены светской власти, большей частью лишь номинально верующих.
Ко времени возникновения ислама в христианстве совершаются тревожные перемены. Раньше каждый мог учить и проповедовать. Но когда проповедь Христа – дело специалистов, то никто из простых и не проповедует. Быть христианином становится делом профессии. Заметим, как все переменилось: от Божественного управления народом к управлению людьми. Христос – апостолы – епископы. Церковь приобретает статус непогрешимой, и оправдывает многие и многие заблуждения. В конце концов, она оказывается побежденной «прекрасными» греческими суевериями…
Г) Обретя статус государственной религии, Церковь утратила духовную независимость. Стоит ли удивляться, что к этому времени, за некоторым исключением, исчезают проповеди? Кому теперь нужна риторическая стратегия? Так и в римской империи школы ораторов все менее находили себе применение, поскольку ораторы нужны для свободного обмена мыслями, для форумов свободных граждан, но не для подданных.
Д) Само богослужение превращается в смотрение, а не слушание и учение. Такова неизбежная плата за иерархию. Соответственно, народ Божий становится пассивным созерцателем зрелищ, глядя на то, как разодетые иерархи совершают действие. Жажда зрелищ поощряется в народе во все времена...

МУСУЛЬМАНЕ
Христианские общины, возникнув в империи, проросли в ней, смешались с нею, но не смогли преобразовать ее. Горчичное зерно так и не стало деревом, оставшись тем, чем бывает всегда горчичное растение: сорной травой. С закваской тоже вышло недоразумение – хоть и хороша была, да пирог не смогли выпечь такой, как надо.
Что же мусульмане? С самого начала они сформировались в иных условиях, возникнув вне пределов империи. Им не надо было сообразовываться с какой-либо политической структурой. В аморфную среду кочевых арабских племен был внесен кристалл исламской общины, и к нему стали прирастать окружающие народы. Прирастать окружающее пространство...
Ислам с самого начала принялся воевать. Это совершенно иной психологический аспект, наложивший отпечаток на всякого, кто приходил в ислам. “Мы воевали с Меккой, воевали с Сирией, с Персией, с Византией, со Средней Азией... Ислам ни у кого не просил, не приноравливался к правителям мира сего, чтобы они разрешили ему существовать, он становился господствующим вероисповеданием.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ


К сожалению, не приходится доверять истинности многих церковных документов. Византийские клирики уже ничего не боялись, и могли все, что угодно, подтасовать и подменить. Поражает, сколь великое число фальшивок было произведено на свет Божий. И многими из них пользуются до сих пор, будучи не в силах расстаться с соблазнительными лжесвидетельствами. Это называется производить вывод о положении дел из подходящих посылок, не так ли? Но посмотрим глазами Писания на историю Церкви. Что нам бросается в глаза?

В этой части работы мы обратим внимание на два вопроса: кто может быть нашим епископом и что есть храм?

1. ХРИСТОС – НАШ ЕДИНСТВЕННЫЙ ЕПИСКОП
Вопреки утверждениям православных апологетов, апостолы не назначали епископов, не оставляли после себя преемников в лице епископов, ибо апостольство не передаваемо. Епископство – дело рук человеческих. Нет указаний и на то, что апостолы и отдельно Павел получили от Христа указание назначать своей властью служителей. Христос Сам Духом Своим избирает Себе служителей. Церковь может лишь удостоверить призвание Христово. Упоминаемые в Новом Завете Тимофей и Тит не есть епископы Ефеса и Крита. Это поздние легенды. Они – евангелисты, их служение временное.
В отношении развития епископальной системы характерен пример Александрийской Церкви: 12 пресвитеров, избирали из своей среды председательствующего, и до конца второго века во всем Египте не было епископов, кроме 1 в Александрии (председателя пресвитеров).
Писание показывает взаимозаменяемость терминов епископ и пресвитер: Деян.20:17,28; Фил.1:1; Тит.1:5; 1Тим.3:1-7; 8-13; 1Пет.5:12. Упоминаемый в Посланиях епископ есть то же самое, что пресвитер. И позднее эти термины применялись как взаимозаменяемые. Это выдает язык авторов многих раннехристианских сочинений. Упомянем, что Климент Римский именно так и употребляет этот термин в 1 послании к Коринфянам. Иероним писал, что епископы понадобились, когда пошли разделения. Даже Ириней не отвергал идеи всеобщего священства (4,8,3). Тертуллиан говорил, что у Бога нет различия к людям.
Наш истинный и единственный епископ есть Христос (блюститель душ ваших). Отметим как заслуживающий внимания факт, что Христос не молится о епископах, что можно было бы представить, исходя из позиции иных Церквей, как наиболее естественное.
Так каким же должно быть руководство в Церкви Христовой? Ответ на этот вопрос дает Сам Христос. «Иисус же, подозвав их, сказал: вы знаете, что князья народов господствуют над ними, и вельможи властвуют ими; Но между вами да не будет так: а кто хочет между вами быть большим, да будет вам слугою» (Мф.20:25-26; Отк.1:6).

* * *

Отметим, исходя из Писания, некоторые характерные моменты практики новозаветной Церкви. Выбор служителей происходил в самой общине (Деян.1:23-26, Деян.6:1-6). Пресвитеры действовали вместе (Деян.15:4, 6, 22; 16:4; 20:17; Иак.5:14), принимали решения коллективно. Писание показывает, что Церковь именно так и должна решать вопросы (Мф.18:17; 1Кор.5:5; 2Кор.2:6): прием, исключение – все на усмотрение самой общины.
Служителям не должно отрываться от общины. Возьмем пример из Деяний апостолов (11:1-4). В данном отрывке мы видим, что сама церковь разбирает апостола, и Петр отчитывается. Реальным основанием управления ранней Церкви является мнение общины верующих, а не апостольские решения.
Пятнадцатая глава Деяний показывает независимые общины, их делегатов на Соборе. (Потому и Диатреф нимало не смущается авторитетом апостола Иоанна.) Существовало взаимное содружество общин. На примере Писания нельзя не видеть желания церквей кооперироваться, действовать сообща (Рим.15:26-27; 2Кор.8:9; Гал.2:10; Рим.15:1; 3Ин.8). Вместе с тем, действует принцип самоуправления, в первом Послании к Коринфянам (14:40) апостол призывает все делать по порядку, не по приказу сверху. Каждая община управлялась автономно.

2. ИДЕЯ ХРАМА
Идея храма в Новом Завете рассматривается в двух аспектах: небесный храм и храм в душе каждого верующего (храм духа). Приведем примеры новозаветного смысла храма: “Дом Мой домом молитвы наречется” (Мк.11:17); “вы устрояетесь в жилище Божие Духом” (Еф.2:22); а также Рим.12:1, 1Кор.3:16; 6:18, Евр.8:5; 9:24; Отк.21:22; 22:3.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Писание показывает, что Христос не создавал иерархической системы. Но Христос создал народ Нового Завета. Народ равных людей. Не дал Христос и четких указаний относительно Церкви, указывая тем самым на важность синагоги и приемлемости ее устроения для христиан. Неудивительно, что в первые дни после Пятидесятницы апостолы, не отделяя себя от Израиля, от иудеев, посещали синагогу, и не оставляли даже храмовое служение, хотя, как говорится, завеса уже разодралась надвое… (Деян.2:46; 3:1).
Дата/Время: 25/11/02 20:09 | Email: calvin@tvcom.ru
Автор : Центр Изучения Кальвинизма

сообщение #021125200922

Воспитание народа

Религиозно – философский журнал
№ 3 сентябрь 2002
спецвыпуск, посвященный семинару в Твери

© Центр Изучения Кальвинизма, а/я 4333, г. Тверь, 170043
E-mail: calvin@tvcom.ru http:// calvin.tvcom.ru
Редакционная коллегия: Н.В. Кардашева, Е.Д. Каширский (редактор), В.А. Скаковский, Г.С. Травников.


В номере:

Редакторская колонка
О семинаре (предисловие)

Исторический анализ
Возникновение иерархии и гибель общины. Е. Каширский

Вопросы реформатологии
Мегаобщина В. Скаковский (Из цикла ТРАНСФОРМАЦИЯ)


Теология
Законы общины. Е. Каширский

Экклесиология
Дисциплина в Церкви. А. Макеев


ПРЕДИСЛОВИЕ

В настоящем номере журнала «ВН» представлен ряд докладов, зачитанных на традиционном тверском семинаре по кальвинизму, прошедшем в конце сентября сего года. Тема нынешнего семинара: «Христианская община и государство». Семинар проходил под эгидой Центра Изучения Кальвинизма (г. Тверь).
Помимо докладов участникам семинара был предложен для обсуждения ряд вопросов, связанных с проблемами развития христианской общины и ее взаимоотношением с государством. Во время дискуссии высказывались мнения о принципах управления общиной. Было признано, что принцип коллективного руководства (демократически избранного) Церковью имеет значительные преимущества перед руководством авторитарным. Вместе с тем, несмотря на преимущества коллегиального управления народом Божиим, не следует полагать, что сама по себе такая система не имеет недостатков. Возникает множество проблем и при коллегиальной форме управления, например, таких как бюрократизация и волокита, прежде всего неспособность оперативно решать текущие вопросы внутриобщинной жизни. Рассматривались дальнейшие перспективы демократической формы управления общиной.
В ходе обсуждения принципов создания и существования христианской общины был выдвинут ряд интересных предложений, отражающих практику реформатских общин на местах. Община – идеальная форма для развития христианства. Существующие внеобщинные формы существования христианства не могут претендовать на полноту христианской жизни. Община содействует освящению частной жизни отдельного верующего, одновременно способствует формированию гражданской позиции христианина. Участниками семинара была высказана необходимость продолжить работу по исследованию принципов устроения христианской работы.
В связи с докладом В. Скаковского «Мегаобщина» был рассмотрен круг вопросов, связанных с современной цивилизацией и ролью государства. Обсуждая вопрос, является ли современная цивилизация (европейская) христианской, участники разошлись во мнениях. Перечислим их: а) современная цивилизация – гуманистическая (по сути языческая); б) цивилизация имеет христианский фундамент; в) цивилизация может стать христианской только с приходом Христа. Единодушно отмечался факт дехристианизации отдельных стран Европы при всемирном ренессансе ислама.

* * *

Значительное место в ходе дискуссии было уделено рассмотрению государства. Как отметил присутствующий на семинаре политолог Владимир Гусев (профессор ТГУ), в нынешнем государстве нет стройной идеологии, в этой области оно действует пожарными методами. Христианство не имеет поддержки, реверансы в сторону религии – это политический камуфляж.
Участники семинара единодушно высказали мнение о необходимости для христиан способствовать просвещению власти в отношении христианской религии, ее моральных основ и политических предпочтений.

Редактор

Дата/Время: 25/11/02 19:20 | Email: calvin@tvcom.ru
Автор : Центр Изучения Кальвинизма

сообщение #021125192029

Воспитание народа

Религиозно – философский журнал
№ 2 2002
апрель – июнь

© Центр Изучения Кальвинизма, а/я 4333, г. Тверь, 170043
E-mail: calvin@tvcom.ru http:// calvin.tvcom.ru
редактор: Е.Д. Каширский


В номере:

Редакторская колонка
День Реформации

Вопросы реформатологии
Какую пользу приносит принятие Евангелия народам? А. Макеев

Теология завета
Кризис общины. От Реформации до либерального гуманизма. В. Скаковский (Из цикла ТРАНСФОРМАЦИЯ)


Христианская этика
От Москвы до самых до окраин
Г. Травников

Полемическое приложение
Незаконченный диалог. Е. Каширский


ДЕНЬ РЕФОРМАЦИИ

(Речь прочитана 31 октября 2001 г. перед членами Реформатской Церкви г. Твери)

Дорогие братья и сестры! Дорогие друзья!
Поздравляю Вас с праздником всех библейских христиан – днем Реформации!

1. ДЕЛО, К КОТОРОМУ ПРИЗЫВАЕТ НАС ГОСПОДЬ
Реформация – это преображение народа Божиего и всего мира. Это возвращение к чистым первоистокам христианства, данного нам Господом.
Возвращение легко не дается. Это всегда борьба за очищение христианства, за освобождение его от идолов. Не надо бояться этой борьбы, она есть не что иное, как продвижение по пути святости, и заповедана нам Богом на все времена. Вот почему Реформация не должна останавливаться ни на миг. Когда мы говорим, что Реформатская Церковь всегда реформируется, это означает, что она всегда борется за утверждение истинного библейского учения, за вызволение христиан из плена язычников и еретиков.
Реформация далась прежним поколениям немалой кровью. В одних только Нидерландах от рук католических палачей за период с 1523 по 1573 годы погибло более 100.000 мучеников за веру. Это больше, чем за весь период гонений на христианство в Древнем Риме.
Нынешнему поколению российских христиан Господь открыл для Реформации Россию. Однако свобода и возможность проповеди Слова Божиего еще не означают, что борьба будет быстрой и легкой. Общество не хочет расставаться со своими идолами. Первоначальный интерес к Слову Божиему оказался непродолжительным и поверхностным, быстро сменился покорным следованием за традиционными верованиями. Толпы, собираемые на евангелизацию, рассеялись, а силы тьмы оправились от удара и перешли в контратаку. Кроме того, было бы наивно полагать, будто мы можем закрыться от событий, происходящих в мире, будто они не оказывают на нас никакого влияния. Мы видим, что западная цивилизация, полагающая свое основание на религии гуманизма, испытывает кризис. Слишком хрупок ее общественный механизм, слишком много у нее противников. Это грозит коллизиями, далеко превосходящими все последние трагические события.

2. ОБЫКНОВЕННЫЕ ЛЮДИ
И все же мы продолжаем трудиться на благо Реформации, ибо призвал нас к этому делу Господь. Нас – слабых и немощных людей, отягощенных заботами повседневной жизни. И каждый может подумать: ну что я могу? и что от меня можно требовать? Как не стыдно от меня что-то требовать! Я – человек обыкновенный.
Вы думаете, люди Реформации были особенными? Монах Лютер был особенным человеком? Когда он прибил на ворота своей церкви 95 тезисов, их всерьез не восприняли. В Риме посчитали эти писания бредом монаха, опившегося пивом. Его посчитали обыкновенным. Но этот никому неизвестный клирик решил высказать свое мнение – и пошел против своего непосредственного начальства и, как оказалось, пошел против “начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных” (Еф.6:12). Вы думаете, у него не было мучительных колебаний, сомнений? Конечно, были. Деятели Реформации были обыкновенными людьми, со своими слабостями и недостатками. Не всегда эти люди даже осознавали, что они делают дело Божие. Они просто выполняли свой долг. Делали то, что говорило им их сердце, водимое Духом Божиим.
Приведу в пример одного человека, который возглавил движение возрождения истинной Церкви в Нидерландах в XIX веке. Существовавшая в то время государственная Церковь была духовно мертва. Из жизни Церкви полностью выветрился кальвинистский дух, уступив место гуманистическим воззрениям. Невозможно было услышать проповедей о воскресении Христа и о Завете Божием. Об Иисусе Христе говорили лишь как о добром человеке, подавая его в качестве образца для воспитания подрастающего поколения. Все пасторы и служители государственной Церкви придерживались либеральных взглядов на христианство. Трудно поверить, но эти служители не читали Кальвина и даже не знали Реформатских вероучительных документов.
И вот упомянутый молодой человек, которого звали Хендрик Де Кок, приезжает служить пастором в провинциальную общину. Его паству составляли в основном простые, не слишком грамотные люди. Находясь среди этих людей Хендрик Де Кок понял, что члены его общины жаждут не морализаторских сентенций, но Слова Божиего. Одновременно он стал изучать труды Кальвина и документы Реформации.
Вскоре проповеди этого пастора кардинально изменились. Хендрик Де Кок проповедует Слово Божие сообразно истинам Реформатского вероучения. Говорит о замысле Божием спасти человека через Иисуса Христа. Вы знаете, что произошло потом? В эту церковь пошли люди со всей округи. Этим людям была нужна проповедь Слова Божиего. И когда противники Де Кока, служители государственной Церкви Нидерландов, отстранили его от служения, члены общины поддержали своего пастора. Двое пресвитеров и три диакона написали документ об отделении своей общины от государственной Церкви Нидерландов. Вскоре к ним присоединились другие общины. Таким образом, Хендрик Де Кок, меньше всего думавший о каких-либо великих делах, стал инициатором нового Реформатского движения в Нидерландах.

3. ЛИЧНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ
Я говорю о таких людях не для того, чтобы прибавить вам приятной бодрости или потешить наше обывательское чувство. Я просто хочу напомнить, что у Бога нет непригодных людей. Мы все должны принять участие в Его работе.
С чего же нам надлежит начать? Начинать надо с личной ответственности. Все христиане находятся в Завете с Богом. Завет прежде всего подразумевает ответственность. Всего народа и личную. Каждый из нас несет ответственность перед Богом за свое хождение в Завете. Без идеи личной ответственности в Завете благодати ничего не получится с попыткой устроить христианское государство. Люди должны отвечать за исполнение христианских законов.
Об этом мы, к сожалению, забываем. Когда человек изъявляет желание вступить в христианскую общину, он принимает на себя ответственность. Не может быть вхождения в жизнь народа Божия без принятия на себя ответственности. Это подразумевает полное, а не условное или ограниченное членство. Напомню, что отстранение от Вечери Господней есть временное выведение из полного членства, эта мера является преддверием полного изгнания из народа.
Между тем, человек всегда склонен уйти от ответственности. Он не желает исполнять закон. Человеку кажется, что безответственность даст ему полную свободу. И в этом его поддерживает гуманистическое государство. Государство с удовольствием подбирает этих “свободных” от закона людей. Оно освобождает их от всякого морального долга, кроме исполнения собственных установлений. Оно даже позволит этим людям свободу совести, что на практике почему-то неизбежно приводит к освобождению от моральной ответственности.
Давно замечено, что в государстве, проповедующем свободу совести, расцветает порнография. Ведь это не просто картинки для разжигания похоти, это целая философия свободного человека. Усиление гуманистического государства идет рука об руку с моральным релятивизмом. И поскольку моральному релятивизму сопротивляется христианское учение, государство освобождает своих граждан от обязанности исполнять религиозный закон. А ведь религиозный закон – это не что иное, как явленная воля Божия. Закон управляет жизнью спасенных Христом людей и подразумевает прямую, то есть без государственного посредничества, ответственность каждого человека.

4. ПОДТВЕРЖДЕНИЕ ЗАВЕТА
Напомню, что многие христиане периода Реформации сопоставляли свою жизнь со странствованиями Авраама и Моисея. Кардинальное изменение своей жизни они сравнивали с исходом (эмиграцией) патриархов из языческих стран. Устроение новой жизни, часто на новом месте, равнялось переходу в Ханаан. Эта парадигма обязательно включала и повеление Христа провозглашать по всему миру Евангелие (Мк.16:15-16). Реформаты проповедовали Христа и призывали вступить в Завет.
Сегодня каждый библейский христианин, живя среди язычников и еретиков, поневоле вынужден прибегнуть к своего рода духовной эмиграции – выделиться из среды тех, кто не признает или нарушает Завет. Мы по-прежнему являемся странниками, призванными устроять новую жизнь – жить так, будто мы пришли в страну обетованную. Оставаясь на своем месте, воздвигать христианские поселения (цитадели веры), утверждая Божий закон и порядок.
Писание показывает, что каждое поколение Израиля обязано было подтверждать Завет своей жизнью. В противном случае ему грозило изгнание из земли. Запоздалый завет, заключенный во времена царя Иосии, после многих лет отступничества Израиля от Бога, не помог отвратить ярость гнева Божиего от царя и народа. Время долготерпения Божиего кончилось. Ревностное уничтожение идолов царем Иосией уже не отвратило нашествия иноплеменников. Но сам по себе образец заключенного Завета неплох и заслуживает нашего внимания:
“И пошел царь в дом Господень, [...] и весь народ, от малого до большого, и прочел вслух их все слова книги завета, найденной в доме Господнем. Потом стал царь на возвышенное место и заключил пред лицом Господним завет – последовать Господу и соблюдать заповеди Его, и откровения Его, и уставы Его от всего сердца и от всей души, чтобы выполнить слова завета сего, написанные в книге сей. И весь народ вступил в завет” (4Цар.23:2-3).
Итак, Писание учит нас соблюдать Завет в каждом дне нашей жизни. Но прежде всего мы должны вступить в коллективный Завет с Богом. Весь народ Божий должен принести Господу клятву верности, заключив Завет. Только представьте себе этот Завет: мы, жители города (поселка, деревни) “__________”, заключаем Завет с Богом. Клянемся последовать Господу и соблюдать заповеди Его, и откровения Его, и уставы Его от всего сердца и от всей души.
Соблюдающим Завет Господь посылает Свое благословение, позволяя размножиться и освоить окружающее пространство. В случае нарушения Завета народ Божий лишается всех приобретений и завоеваний и, в конце концов, изгоняется из своих пределов.

5. ОТДЕЛЕНИЕ ОТ ГОСУДАРСТВА
Заметим, что Израилю была дана земля не пустая, но заселенная, так же и переселенцы в Америку, пуритане, получили не пустую землю, но заселенную индейцами-язычниками. И тем и другим пришлось не просто заселить землю, но очистить землю от язычества.
В России народ Божий отделен от государства. Пусть формально, но отделен. Словно, мы – те старые пуритане, которые живут в индейской земле. Индейцы не хотят нас замечать, но при случае пользуются нашими благами.
Хорошо, мы – нежеланный элемент, нас едва терпят. Но тогда давайте заключим с этим племенем бюрократов полноценный договор. Пусть в нем будет указаны границы территорий и наше право жить на своей территории, самоуправляясь по собственному закону. Устанавливая на своей территории угодное Богу общество, утверждая новые социальные институты, образованные в соответствии с догматами нашей веры. Индейское государство от этого преобразования только выиграет – оно получит хороший пример для подражания и обретет граждан новой формации – честных, неподкупных, уважающих закон и знающих, как соблюдать порядок, могущих управлять собой и другими людьми.
* * *
Сегодняшнее отделение Церкви от государства означает, что кесарь заявляет: духовная сфера вне моей компетенции. Отдаю эту сферу духовным людям. Но почему же тогда постоянно слышны речи о духовной безопасности? Это самое модное в последние годы выражение. Ведь если сфера отделена, то какая же может быть вам опасность? Если вас нет в сфере духовной? Как видим, несмотря на разговоры об отделении, государство не хочет лишиться контроля. И получается, что народ Божий все время находится под контролем государства. Даже, когда он общается со своим Господом.
Впрочем, государство и не может мыслить иначе, поскольку полагает, что человек – верующий он или неверующий – творение государства. Не творение Божие, обученное в Церкви (народе).
К сожалению, среди христиан есть много таких, кто думает, что власть кесаря будет до скончания времен, а власть нашего Царя будет установлена лишь в пакибытии, – и поэтому христианские законы не могут быть установлены. Эти христиане не понимают, что своими воззрениями они помогают хранить государственную тайну беззакония (2Фес.2:7) и способствуют успеху больших и малых беззаконников... И когда мы говорим этим христианам, указывая на Христа: се, Царь ваш, они по-прежнему кричат: “нет у нас царя кроме кесаря” (Ин.19:15).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Реформация, затрагивая все сферы человеческой деятельности, не может не коснуться отношений народа Божиего с властью кесаря. Государство, что бы оно ни говорило о плюрализме, все равно понимает его как множество бюрократических организаций. Поэтому библейские христиане должны либо благотворно реформировать государство, либо отделиться от него в такой степени, чтобы иметь возможность осуществить собственную модель общественного устройства.
Сегодня многим наблюдателям христианство кажется утомленным и дряблым. И во многих отношениях это справедливо. Но ведь дело не в Христе и в Его Слове. Дело в нас. Христиане должны, наконец, отказаться от пораженческих установок и начать строить общество, угодное Богу. И отстаивать его, если потребуется. Борьба будет проходить по линии противостояния прежнего гуманистического общества обществу, устроенному на библейских основаниях.
История показала, что споры о преимуществах тех или иных Церквей бесплодны. Ни одна Церковь не прекратила своего существования лишь по причине поражения в теологической дискуссии. Только устроение нами, библейскими христианами, угодного Богу общества даст убедительное доказательство нашей правоты.

Евгений Каширский

Страницы : 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15