Журнал "Воспитание народа"

Сообщений в теме : 72
Страницы : 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Дата/Время: 09/08/04 09:11 | Email:
Автор :

сообщение #040809091133
Мария Водолазская,
Александр Кузнецов

«АМЕРИКАНИЗАЦИЯ" В НАШЕЙ ЖИЗНИ
(к постановке вопроса)


В свое время Россия испытала татаро-монгольское, византийское, немецкое, французское, польское влияния. Одни заимствования были верхушечно-поверхностными, другие глубоко вошли в жизнь. Кириллица в качестве алфавита, метрическая система, даже Фиат-124 как образчик для первых "Жигулей"... СССР, к примеру, нисколько не гнушался "цельностянутыми" конструкциями и решениями – от ДДТ до промышленных и военных разработок. Своё получалось по-разному: когда великолепно, а когда и конфузно, кошмарно. "Стянуть" казалось надёжнее. Только ведь и стянуть надо уметь! Не потому ли у нас до сих пор ценятся аутентичные "Made in..."?

Глобализация радикально ослабляет национальный элемент, служивший долгие годы идеологическим обоснованием государственных суверенитетов. Локальным элитам это нравиться не может (если они не умеют извлечь из этого выгоду), а массы горьким опытом приучены бояться перемен. Особенно в России. Но чему быть, того не миновать! Конкретно-исторически глобализация сейчас ускоренно идёт в форме американизации, часто грубой, вульгарной, подчас оскорбительно усмехающейся над нами, но неизбежной "силою вещей", как форс-мажорное обстоятельство.

* * *

В начале 60-х гг. ХХ в. бабушки в деревне с усмешкой показывали реликвии "второго фронта" – половичок из б/у штанов ("second hand") какого-то доброго фермера и банки из-под военной тушёнки "спэм", в которых теперь хранилась крупа. В городском дворе помойку припудривали ДДТ, которого нисколько не боялись большие чёрные мухи. По улицам, пугающе ревя и свистя наддувом, чинно шествовали самосвалы МАЗ с лицензионным дизелем Дженерал Моторс. И хотя просторы Вселенной бороздили советские космические корабли, наши юноши, смутно ощущая за собою какую-то вину, ловили ламповыми радиолами джазовые передачи Виллиса Коновера. Только что миновал Карибский кризис. В оболваненных умах вертелось: за океаном – враг, там безработица, там негров вешают, там пропадешь…

Но и у нас что-то все не так...

Народ ёрничал. Как-то раз по радио после звуков песни "Широка страна моя родная", бодро-замогильным голосом Левитана сообщили о запуске очередного космонавта.

– Чего еще там? – спросила хозяйка, зайдя в комнату из коммунальной кухни.

– Да вот, в космос полетели.

– А я думала, коммунизм объявили.

По рукам ходили номера журнала "Америка". В "Науке и жизни" появились цветные репродукции астрономических фотоснимков Паломарского телескопа (потрясала туманность Ориона). Печатались Хемингуэй, Стейнбек, неплохая фантастика. Советская цензура избавляла нас от американской халтуры и бездарности. Американская литература и культура казались нам, с нашей стороны железного занавеса, гораздо лучше, чем были на самом деле, а главное, гораздо честнее, подлиннее и талантливее отечественных!...

* * *

После снятия Хрущёва железный занавес опустился еще ниже. Но благодаря перепадающим в гражданский сектор остаткам нефтедолларов, народ начинает жить немного лучше. В стране пускают сразу два завода легковых автомобилей: в Тольятти и Ижевске. Продвинутая молодёжь обзаводится первыми джинсами (тогда их называли "техасы"). В стране формируются зачатки общества потребления. И это внутри социалистической системы с ее централизацией, коллективизмом… Партия закладывала себе мину замедленного действия.

… Кое-какую американскую литературу все-таки пропускали. Помнится, стали откровением прекрасные книги: "Над пропастью во ржи", "Вверх по лестнице, ведущей вниз".

* * *

Пропагандистская машина не дает забыть народу идею исторического состязания с США. И тут – один американский прорыв за другим. В 1972 году американец Р.Фишер триумфально прерывает череду советских чемпионов мира по шахматам. Вот это было для нас удар! Через два года США запускают громадную, тяжеленную орбитальную станцию, и астронавты работают на ней рекордные, небывалые по тем временам сроки. Между тем, советские успехи в изучении бесперспективной Венеры никого не интересуют.

Молодёжь вовсю увлечена поп-музыкой; появились диски, каждый уважающий себя молодой человек имеет "маг" или мечтает иметь. Поп-концерты "Голоса Америки" в среду, пятницу и особенно в субботу привлекают мелодежь куда больше серьёзных телепередач о США В.Зорина или газетных путевых репортажей Пескова и Стрельникова, в арендованном автомобиле путешествовавших по США. Школьники с непонятной надеждой ведут счёт сбитым во Вьетнаме американским самолетам. Число перевалило за 3000, а «буржуинам» – все нипочем.

В 1976 американцы переламывают хребет мировой моде в молодёжной музыке: воцаряется диско! Отныне «умную» музыку можно слушать дома. Диско убивает большинство самодеятельных (и вольнодумных) рок-групп в СССР. Кому они теперь нужны? (Уцелевшие рок-группы скажут свое слово позже – во времена перестройки.) Сложившееся общество потребления получило свою музыку – важный элемент духовной культуры. Неадекватная в СССР музыка бунта была отодвинута с «передовых» позиций.

* * *

Итак, в середине 70-х у молодежи складывается система ценностей: престижно носить джинсы, слушать американскую музыку, жевать жвачку, пить кока-колу (осталось ее только раздобыть). Подростки набивают пачки из-под американских сигарет болгарским «Опалом» или «Золотым Руном» (это те, которые «ароматизани и соусирани»). По вечерам из многих окон подмигивают кустарные светомузыкальные поделки.

Величайшей проблемой было достать что-то похожее на фирменную обувь. В Москве двое ребят шили модельные "шузы" под маркой "Пол энд Сэм". Конечно, их посадили за спекуляцию...

* * *

Ко времени прихода к власти Горбачёва российская молодежь была повсеместно «вестернизирована». Пусть это была поверхностная вестернизация, но смутная проамериканская позиция была даже в глубинке. Возможно, эти настроения облегчили Михаилу Сергеевичу достижение его целей, вне зависимости от того, насколько он сознательно их ставил.

Партия «Демократический Союз» и разношерстные анархистские группы, бежавшие впереди паровоза перестройки, состояли сплошь из молодежи. Демсоюз осознанно поддерживал американскую политическую модель. Эта молодежь составляла основную протестную массу в дни путча ГКЧП (август 1991). За вестернизацию горой стояла подавляющая часть перестроечной публицистики. Когда Солженицын вернулся, мало кто знал его взгляды. Для всех было важнее, что он приехал из Америки!

* * *

Железный занавес пал в конце 80-х, еще раньше распада СССР. Начался свободный обмен людьми и информацией. Наряду с курьёзными гостями вроде безработного Дж. Маури к нам поехали бизнесмены, "просветители" (напр., Дж. Сорос), запретные прежде музыканты, миссионеры (и серьезные, и не очень). Не в последнюю очередь по причине американских миссионеров иные россияне полагают, что протестантизм – религия американская. Они не ведают, что протестантизм появился в России раньше, чем появились североамериканские Штаты.

Всё приходящее "из-за бугра" представлялось нашему человеку "крутым", даже Мак-Дональдс! Потянулись на Запад и наши. Стремились в основном в Америку. Из культурного идола США стали идолом финансовым. Крепко надеялись зажить «как люди», были твердо уверены, что смогут там «пахать» и «вкалывать» не хуже других. Продвинутая молодёжь берётся за ум, налегает на учёбу, намереваясь войти в поток "утекающих мозгов". Вряд ли можно назвать их взгляды низкопоклонством перед Западом, скорее – потребительством Запада. Дескать, потребим Америку!.. Они пишут письма, общаются с Родиной по Интернету, приезжают в отпуск (кому по карману).

Между тем, американизация продолжается. В ходу не только масса заимствований из американской версии английского языка, но формируется русская версия английского. Любители музыки и пользователи Интернета это знают. Прибавим к этому засилье голливудской кинохалтуры, рекламу, попирающую наши понятия о приличии, американскую жёсткость отношений. Рэп, приноровленный к русскому языку, звучит в каждой подворотне…

* * *

Лет через 10 после начала массовой утечки, ближе к 2000-му, заговорили, что там тяжело, жёстко… их американский образ жизни всё-таки глубоко чужд русской душе.

На конец 90-х пришёлся последний взлёт интереса к Америке. Идеализация Штатов пошла на убыль. Сейчас большинство серьёзных людей относится к Америке, к Западу вообще – со спокойным равнодушием. "Отечества иллюзий" больше нет. Неужели и вправду «гуд бай, Америка»?
Дата/Время: 30/03/04 07:25 | Email:
Автор :

сообщение #040330072534

Воспитание народа

Религиозно – публицистический журнал
№1 за 2004г.

ЗА КОГО УМЕР ХРИСТОС?
Отовсюду приходят известия: наши братья баптисты окончательно определились со своей теологической позицией, открыто высказались в пользу арминианства. Что ж, вольному – воля. Напомним основные постулаты арминианства: человек способен по своей собственной воле увидеть себя во грехах, принять Христа, избрать путь спасения и более менее самостоятельно добраться до конечной цели – Царства Божиего. Арминианство – это воля человека, принимающего или отвергающего дар вечной жизни.
Мы понимаем, что баптистам многое в кальвинизме было непонятно. Это и немудрено, ведь большинство из руководящих братьев даже не удосужилось прочитать трехтомник Кальвина. Остальные пошли вслед своих проповедников. Будто не было многовековой истории мирового баптизма, насмерть стоявшего за кальвинистские догматы.
Понимаем, что российских баптистов засмущали вопросы: как евангелизировать, если все предопределено? как соотнести Завет Бога с народом и личную веру? И прочее, прочее. Арминианам ни о чем таком думать не надо. Постарайся настроиться на «Божию волну» – и вперед.
* * *
Вот лишь один из вопросов, по ответам на который так ярко проявляется различие в позициях арминиан и кальвинистов. За кого умер Христос? За всех или только за Свой народ?
– За всех, – отвечают арминиане, – не сомневайтесь.
Наверное, такое утверждение в глазах простых людей выглядит солиднее, милосерднее, более благочестиво. Что ж, предположим, что Христос умер за всех людей на земле. Человеку остается только оценить, поверить и принять Христов дар вечной жизни. Принял дар, показал себя с лучшей стороны – молодец! Значит, прислушался к голосу Пастыря, позволил Христу войти в свое сердце. А если не принял – значит, более возлюбил мир, погряз в своих грехах. Ну и поделом тебе.
Спасшиеся могут с достоинством оглядеться на старости лет, вспомнить, так сказать, славное прошлое. Послушаем разговор таких братьев:
(разговор Бобчинского и Добчинского)
– Я открыл свое сердце Христу!
– И я позволил Ему войти в мое сердце!
– А я покаялся.
– И я увидел себя во грехах!
– А я быстрее вас увидел себя, уважаемый Петр Иванович!
– Нет, я! Вы еще тогда, помню, замешкались на призывном собрании, а я встал и пошел каяться. Видите, как оно получилось... обошел я тогда вас.
– Вы ничего, как я вижу, не знаете. Я, да будет вам известно, еще до того собрания покаялся, когда вы еще пили грех, как холодную воду, грешили, так сказать, во всю ивановскую. А на собрании том у меня пуговица расстегнулась на рубашке, пока я ее застегивал – вы и выскочили. Ну, так и я потом следом за вами встал.
– Да я, если хотите знать, уже в юности твердо решил, что буду держаться праведной жизни!
– А я, если уж говорить откровенно, как только пошел своими ногами, так и стал держаться пути истинного, так, знаете ли, и тянулся к нему.
– Тянулись всю жизнь? А что же вы тогда собрание оставили на несколько лет? сейчас уж не помню на сколько… пьянствовали да дружбу с миром водили, пока вас болезнь не прихватила, вот вы тогда и вернулись.
– А что ж вы на днях роптать начали, дескать, старость не нравится? Это тоже, знаете ли, не очень хороший показатель, настоящий христианин роптать не будет.
* * *
Славные разговоры у синергистов! Кальвинисты, будучи сторонниками монергизма, полагают иначе: лишь Бог по Своей воле спасает грешников, только Он дает спасительную веру в Иисуса Христа. Сам человек по причине своих грехов ни уверовать, ни приготовить себя к вере не может. Если кто хочет цитат из Писания, возьмите хотя бы вот эту: «На подвиг души Своей Он будет смотреть с довольством» (Ис.53:11).
Именно так! Кого Христос хотел спасти, тех и спас, всех до одного. А если хотел спасти всех, да миллионы погибли, чего бы тут смотреть с довольством?
Сторонников же кальвинизма из числа баптистов мы позволим себе спросить: ради чего вы решились смириться с арминианской ересью? Неужели вы так и будете всю оставшуюся жизнь вздыхать по кальвинизму, лишь иногда с оглядкой позволяя себе сказать: а ведь и в учении Кальвина что-то есть… На что неизменно получать ответ: и ты не из Галилеи ли?
Право, что за участь? Интеллектуальное самоубийство какое-то, другого слова и не подберешь.

Редактор
==================================

В. Скаковский
ВОЗВРАЩЕНИЕ

Понятие завета требует не только внутренней убежденности, но и внешней культуры. Люди не существуют по одиночке. Жизнь устроена так, что люди находятся в социуме, создают семьи, растят детей, занимаются коллективным трудом. Появляется понятие общности, где ответственность ложится не только на каждого по отдельности, но и на общество в целом. В контексте Писания появление общественной структуры (семья, государство) связывается с катастрофическим возникновением дефицита индивидуального ресурса человека. Общественная структура позволяет в разной мере восполнить недостаток как индивидуального, так и группового ресурса. Ресурс человечества со времени первой катастрофы постоянно увеличивался. В историческом плане человеческая общественная система имела склонность к развитию и усложнению, а не к хаосу и распаду. Поразительно, что служило катализатором этого процесса: вечная заповедь, по-разному декларируемая человечеством в различные исторические времена, была направлена не просто на охранение, но на развитие общественной структуры. Если можно утверждать, что человеческая мораль больше общественный, чем индивидуальный инстинкт, то здесь мы имеем возникновение нового качества человеческого пространства.

Мы не всегда понимаем цивилизационное значение священной заповеди в ее древней сакральной форме. Наши современники рассуждают о диетических законах прошлого (запрет на вкушение свинины), пытаясь свести их смысл к прагматическим санитарным установкам. Между тем восточная традиция всегда культивировала понятие чистого и нечистого с сопутствующими запретами. Можно вспомнить, каким святотатством для слушателя было поведение Хама – он лицезрел наготу отца. В святое место не должны были вести ступени, чтобы не оголилась нагота священника и не осквернила чистоту. Весь этот символьный ряд имел глубокое философское и дидактическое значение для Востока. Еще и сегодня люди – даже утратив понятие о чистом и нечистом и думая, что все дело в термической обработке пищи, – догадываются, что соединение высокого и скверного может стать губительным для общества.

В наши дни рассуждают так: «Что касается инстинктивных запретов на половые связи – это абсолютно искусственная норма, не имеющая под собой серьезного рационального элемента. Во все времена женский промискуитет порицался значительно сильнее мужского, потому что имел своим следствием размывание «своей» генетической линии. Запрет на «беспорядочные половые связи» для мужчин сводился к запрету на чужое имущество (жену). Даже в Библии «жена ближнего» перечислена через запятую с ослом, рабом и другим имуществом».

Было бы наивным исчерпывать этим значение священной заповеди. Давно подмечено, что беспорядочность половых связей ведет к деградации общества. Человек – существо конфедеративное, ощущающее себя личностью лишь в принадлежности к определенному социуму. Вот эта связь личности с общественной формой, существование индивидуального пространства может быть парадоксальным образом разрушено, казалось бы, самым «индивидуалистичным» аморальным поведением. Становление цивилизаций всегда сопровождалось военной аскезой, а половая распущенность обозначала фазу заката. Это осознали еще римляне. Император Октавиан, увенчанный титулом Августа, после наведения в стране внешнего порядка занялся наведением порядка в нравственной жизни римлян, призывая всех к старым обычаям, простоте и скромности; издал закон, направленный против роскоши. Особое внимание он уделил законам, запрещающим разврат. Семья и государство связаны – вот что не всегда отчетливо сознается.

Диалектика исторического процесса такова, что вслед за увеличением ресурса, вызванного усложнением человеческой структуры, парадоксальным образом следует ослабление роли ее основы – священной заповеди. Культура древнего Израиля возникла на основе признания святости заповеди, перед которой все принципиально равны. Вначале основное внимание служения левитов было обращено в сторону правильного поклонения и принесения жертвы. С вхождением Израиля в мировую структуру и увеличением культурного ресурса внимание стало перемещаться в направлении нравственной заповеди: «милости хочу, а не жертвы, и Боговедения более, нежели всесожжений» (Осия 6:6). Фарисеи перенесли служение в повседневную жизнь, создавая своды мельчайших предписаний. Следующим шагом на этом пути стало объявление христианством нового статуса человека, где внешние формулировки уступили место внутреннему позыву, а вербальные конструкции – интуиции. Апостолы не вручили миру четких предписаний. Когда встал вопрос, перенести ли на христиан, обращенных из язычников, юрисдикцию иудейского закона, «по долгом рассуждении» апостолы и пресвитеры вынесли решение, «чтобы они воздерживались от оскверненного идолами, от блуда, удавленины и крови, и чтобы не делали другим того, чего не хотят себе» (Деяния 15:20). Так Собор в Иерусалиме сформулировал первые новые исторические требования в ритуальной и гражданской областях. В этой точке христианство расходится с иудаизмом. Поскольку предписания Собора носили скорее рекомендательный характер принципа, далекого от законченных конструкций законодательных систем, то личный аспект начинает играть в христианстве первостепенную роль. Неизбежно идеи закона, традиционного общества, формальной конструкции отходят на второй план, и священная заповедь утрачивает коллективную составляющую. Вместе с тем, христианство обретает невиданное ранее измерение неформальной системы. Именно в этом качестве оно и начинает взаимодействие с цивилизацией народов.

Когда идея народа завета – но уже в глобальном масштабе – была восстановлена с принятием христианства Римом, она вызвала к жизни попытки установить христианское законодательство и космогонические схемы, отражающие иерархию общества. Эти законы, не имея статуса священного текста, менялись в зависимости от исторической ситуации.

Реформация, столкнувшись с этой проблемой, попробовала обратить свое внимание не на формальный свод, а на смысл вечного Закона, стоявший за священными предписаниями. «Нам следует помнить, – утверждал Кальвин, – что предписания Бога содержат нечто большее, чем то, что выражено словами. Здесь, однако, нужно проявлять крайнюю сдержанность, – предостерегал он, – чтобы не вкладывать в слова произвольный смысл». Но и такая осторожная позиция вызывала возражения. «Некоторые имеют обыкновение заявлять, – отвечал Кальвин, – что отмена Моисеева Закона или предпочтение ему новых законов означает оскорбление Божьего Закона. Но это возражение безосновательно. Ибо те законы, которые каждый правитель устанавливает в своей стране, он предпочитает не потому, что они просто кажутся ему лучшими, а ввиду их сообразности условиям времени, места и характера народа. Кроме того, Моисеев Закон при этом не отменяется и не устраняется по той простой причине, что он никогда не предназначался для нас, неевреев. Ведь Господь сообщил его через Моисея не для того, чтобы он соблюдался во всяком народе и во всем мире – всем народам предоставлена свобода издавать такие законы, какие им нужны. Все эти законы будут, тем не менее, отвечать вечному правилу любви, так как, различаясь по форме будут устремлены к одной цели» (Наставление, 4; 20; 15-16).

В конце концов, так и произошло. Разнообразие законов уравновешивалось стандартом внутри протестантских общин. Не соглашаясь друг с другом по отдельным теологическим положениям, протестанты, тем не менее, четко соблюдали нравственный стандарт на основе церковной дисциплины. Так продолжалось до тех пор, пока церковная община была вписана как необходимый элемент в состав нового общества. Несовпадение церковной общины и гражданского общества, разрушение нравственного стандарта – звенья одной цепи секулярной революции новой цивилизации. Капитализм снял вопрос о святости человека, заменив ее функциональной детерминированностью поведения и дальнейшей индивидуализацией общества. «Если бы средневековый мыслитель столкнулся с учением об обществе, основанным на предположении, что стремление к материальной выгоде является постоянно действующей и существенной силой, которая вместе с другими естественными силами должна быть признана самоочевидной и неизбежной, – это учение показалось бы ему не менее абсурдным и безнравственным, чем социальная философия, построенная на допущении ничем не ограниченного действия таких постоянно присутствующих человеческих качеств, как драчливость или сексуальный инстинкт», – так Эрих Фромм в работе «Бегство от свободы» излагает исторические исследования Тоуни, который доказывает, что хозяйственная организация средневекового общества была социально и морально ориентирована. Религиозный компонент был определяющим в мотивации трудовой деятельности. В средневековой теории нет места такой экономической деятельности, которая не связана с моральной целью. Цеховая солидарность служит основой для уверенности субъекта хозяйственной деятельности в том, что работа его прокормит. Подмастерья, обучающиеся у мастера, знают, что со временем они сами станут мастерами. Каждый мастер знает своего клиента и создает товар не для неведомого рынка в капиталистическом смысле (такого понятия еще не существует), но удовлетворяет конкретный запрос. Предпосылок для расширенного производства почти не существует. Личные отношения – необходимый элемент хозяйственной деятельности. Оптовая и розничная торговля еще не отделились друг от друга, и даже те купцы, которые торговали с другими странами, как, например, члены Северогерманской Ганзы, занимались и розничной продажей. Накопление капитала до конца XV века происходит очень медленно. В этих условиях мелкий предприниматель был значительно увереннее в своем положении, нежели в экономической обстановке Нового Времени, когда географические открытия резко увеличили ресурс хозяйственной деятельности. Расширение производства потребовало привлечение новых людских ресурсов. Многочисленные подмастерья потеряли участие в прежней естественной ротации, мироустройство пошатнулось и лишило человека социальной устойчивости. Последние попытки вернуться от рынка к средневековой цеховой солидарности и приоритету «духовного» мы с большой натяжкой можем найти в советской модели. На самом деле даже непонятно, чего в ней было больше – структура производства была построена по капиталистическому образцу, где нет места средневековому непосредственному участию владельца в труде, имеющем личного адресата. Скорее можно было бы говорить о предельной монополизации производства, если бы элементы регулирования спроса не придавали системе некий средневековый привкус. В любом случае – победа крупного капитала оказалась тотальной, что привело к смене психологических и ценностных установок. Человек оказался вырван из социума и помещен в бесконечную лавку ценностей с невероятно широким выбором. Понятно, что такая организация общества не могла бы осуществиться без принципиального увеличения мировых ресурсов – как сырьевых, так и человеческих. Общество изобилия перемололо средневековую идею морального социума в пафос технического творчества. Война уступила место наступлению технологий. В пределе крупный капитал в роли международной универсальной структуры делает неразличимыми государство, нацию и пол. Человек теряет всякую самоидентификацию кроме производственно-потребительской. Большую унификацию и атомизацию общества трудно себе представить.

* * *
Остается вопрос, насколько исчерпаемы ресурсы дешевых технологий и что может произойти при их истощении. В наше время основным элементом в ценовой структуре является труд, а не материал. Новые технологии делают этот труд исключительно производительным, повышая людской ресурс планеты. Можно напомнить, что резкое снижение цен на изделия hitec’а произошло за счет включения азиатского региона в мировую хозяйственную деятельность. Однако повышение уровня благосостояния и разрушение традиционных структур уже вызвали снижение рождаемости в Азии. Темпы старения постоянно увеличиваются. Политики и демографы предупреждают, что пожилым японцам придется работать больше, иначе пенсионная система и система здравоохранения развалятся из-за старения общества и сокращения численности населения. В настоящее время на каждых четырех работающих приходится один пенсионер. Через 25 лет это соотношение будет равняться два к одному, поскольку количество людей старше 75 лет утроится. Изменения уже очевидны. В 2001 году японцев старше 70 лет стало больше, чем детей моложе 10 лет. Правительство говорит, что в 2006 году численность населения достигнет максимума – 127,74 млн. – и потом начнет сокращаться. Две трети людей старше 65 лет хотят работать, пока позволяет здоровье – больше, чем в других развитых странах. Возможно ли это?

Десять лет назад Фрэнсис Фукуяма буквально потряс мир идей, утверждая, что мы уже достигли конца истории. Теперь он заглянул в будущее, и философу явно не понравилось то, что он там увидел. Во многих случаях медицинские технологии предлагают нам настоящую сделку с дьяволом, утверждает Фукуяма: продление жизни, но с меньшими умственными способностями; освобождение от депрессии вместе с избавлением от креативности духа; терапия, стирающая грань между тем, чего мы добиваемся собственными силами, и тем, что мы имеем благодаря различным химическим препаратам в наших мозгах.
Существует два периода престарелого возраста, открытые медицинскими технологиями, по крайней мере, в развитом мире. Первая категория включает в себя людей в возрасте от 65 до 80. В этот период люди в большинстве случаев могут рассчитывать на здоровую и активную жизнь, а также достаточное количество ресурсов, которыми можно воспользоваться. Вторая фаза престарелого возраста – категория номер два – значительно проблематичней. Этот период включает в себя время после 80 лет, когда способности большинства людей, переступивших этот порог, начинают ухудшаются, и они возвращаются в состояние детской зависимости. Резкий рост численности представителей второй категории может быть охарактеризован как «национальный сценарий ухода за больными на дому», когда люди, доживающие до 150 лет, последние 50-60 лет своей жизни проводят в состоянии детской зависимости от сиделок.

Есть целый ряд вопросов, касающихся жизни в таком обществе и не имеющих ответов, поскольку в человеческой истории еще никогда не было обществ со средним возрастом 60, 70 лет и выше. Каким будет видеть само себя такое общество? Если вы подойдете к обычному газетному киоску в аэропорту и посмотрите на лица, изображенные на обложках журналов, то увидите, что их средний возраст составляет 20 лет и меньше – возраст подавляющего большинства хорошо выглядящих и здоровых людей. Для большинства же исторических обществ эти лица могли бы стать отражением их среднего возраста, а не возраста пика красоты и здоровья. Каким образом будут выглядеть обложки журналов через одно-два поколения, когда люди, недавно перешагнувшие второй десяток своих лет, будут составлять крохотное меньшинство населения? Останется ли еще у общества желание думать о себе, как о молодом, динамичном, сексуальном и здоровом, даже если этот образ будет отличаться от реальности еще сильней, чем сегодня? Поменяются ли вкусы и привычки людей, когда молодежная культура придет в окончательный упадок?.. Такие вопросы задает знаменитый автор «конца истории». У этих вопросов есть экономический аспект.

Эксперты ООН выделяют несколько основных тенденций мирового масштаба, отражающих нынешнюю демографическую ситуацию. Озабоченность специалистов вызывает в первую очередь тот факт, что неуклонно растущее количество пожилых людей (60 лет и старше) соседствует со снижением числа детей (до 15 лет). Считается, что впервые в истории человечества к 2050 году, когда стариком окажется каждый пятый, по всему миру количество пожилых людей превысит число детей. Демографическая пирамида перевернется. Подобный «исторический переворот» уже произошел в некоторых западных странах в 1998 году. По расчетам директора Испанского института долголетия Франсиско Маркоса Бесерро, к 2020 году в Испании число стариков в возрасте от 80 до 85 лет, требующих ухода, достигнет около 2 миллионов человек. Однако, дети не смогут ухаживать за ними, поскольку будут перегружены работой, а правительство не сможет взять на себя все расходы, так как и сейчас нет на это средств.

Развал пенсионной системы по сути должен означать конец определенной цивилизационной фазы. Унификация общества, достигшая высшей точки, начинает обратный ход. Таков ошеломительный сюжет возвращения. Если общество не в состоянии обеспечить старость, значит, либо с нравственностью в этой области должно быть покончено, как в средневековой Японии, либо начинает быть востребованным древний инстинкт рода, институт семьи. В этих условиях проекты, подобные «родительскому налогу» и усиливающие аспект семейной ответственности, уже не кажутся столь фантастичными или отвлеченными. Возникает обратная структуризация общества на пути возвращения. Появляется автономное пространство, собственное мини-государство. Эти тенденции могут усилиться, если начнут сопровождаться истощением сырьевых ресурсов.

В свое время членами Римского клуба – международной неправительственной организации, созданной итальянским менеджером Аурелио Печчеи, который пригласил в апреле 1968 г. около 30-ти европейских ученых, чтобы выявить основные затруднения и проблемы, вставшие перед человечеством, – была предложена модель «Мир-3», созданная специалистом в области системной динамики Деннисом Медоузом по экономико-математической модели Форрестора. Результатом стало появление нашумевшего доклада под названием «Пределы роста», представленного 12 марта 1972 г. в Вашингтоне, в Смитсоновском институте. В нем утверждалось, что через 75 лет сырьевые ресурсы планеты будут исчерпаны, что вместе с нехваткой продовольствия приведет к глобальному кризису невиданных масштабов и поставит под вопрос дальнейшее существование человечества. Хотя построенные математические модели были не раз критикованы с различных позиций, но сегодня все больше аналитиков склонны рассматривать геополитические явления через призму борьбы за минеральные и углеводородные ресурсы. Любопытно, что в докладах, представленных Римскому клубу утверждалось, что тенденции развития современного общества несовместимы с биологической сущностью человека, целью которого должна стать перестройка общепринятой системы ценностей, а вместе с ней и всей современной системы отношений в обществе, и отмечалась необходимость формирования «нового человека», который бы заботился о выживании всей цивилизации и направлял на это все свои усилия. Проблема истощения сырьевых ресурсов позволяет взглянуть на подобную задачу с неожиданной точки зрения.

Если с истощением людского ресурса еще как-то можно бороться и существуют резервные ареалы, то перед сырьевым кризисом человечество бессильно. Увеличение цены продукта кажется запрограммированным историей. Но дорогой продукт – это совсем другое общество. Во-первых, дорогой товар не может быть массовым. Массовое производство – основа крупного капитала и движитель новых технологий. Массовое производство никогда не направлено на конкретного потребителя, а на некий обобщенный и усредненный образ. Образ – как воображаемого потребителя, так и предлагаемого товара – необходимый элемент сегодняшней безличной и психоделической коммерческой деятельности, использующей теории и методы, сводящие производство в конечном счете к постмодернистскому созданию нужного образа в психическом пространстве потребления. Дорогой продукт – естественный предел такой деятельности. Он диктует ограничение и индивидуализацию, то есть в некотором смысле возврат к средневековой конструкции, где не изобретательность, а конкретные потребности и запрос направляют производство.

Так завершается эпоха массового потребления. Одновременно усиливается роль мелких автономных структур, вписанных в социальную модель общественного устройства. Социальное самоопределение начинает теснить индивидуальное мировосприятие. Подчиняясь ассоциации, можно вспомнить, как в средневековом обществе, по словам Якоба Буркхардта, человек познавал себя только по расовым особенностям или по признакам, различающим народ, партию, корпорацию, семью, другими словами, понятие личности связывалось всегда с какой-нибудь общей формой. Но такое самоопределение всегда порождает заказ на идеологию. Если при этом общество склонно к стагнации, а не расширению деятельности, то как всякое ограничение подобная ситуация требует не рационального, а абсолютного обоснования. Таким образом, мы имеем некий обратный ход. Если расширение мира и увеличение культурного ресурса сосредотачивает внимание на культурном субъекте (то есть на отдельном человеке), то сокращение ресурса переводит внимание на объектную сторону, на общественное устройство. При этом кажется, что культурный ресурс в значительной мере уже исчерпан и не может служить источником объектной идеологии. Остается ждать возвращения заповеди – очень вероятно, дополнительно осмысленной как продукт научного знания, как общественный закон и психофизический норматив. Ведь наука сегодня не менее «священна» в глазах человечества, чем религия в прошлом.

Возвращение к заповеди так или иначе должно произойти. Вопрос только, в какой форме и в какое время. Никто не обещал нам, что все произойдет так, как мы себе это представляем. Рисуя возможные модели, мы должны быть готовы к новым идеям, а не к старым формам. Священный текст объявляет, что Церковь будет стоять вечно, истина не покинет землю, Христос не оставит человечество. Однако Церковь – не обязательно религиозная организация в нынешней форме, истина не всегда формулируется сакральным языком, а Дух дышит, где хочет. Таково Его суверенное право.
Дата/Время: 30/03/04 07:22 | Email:
Автор :

сообщение #040330072220
РЕФОРМАТОЛОГИЯ

Евгений Каширский

ХРИСТИАНСКАЯ ОБЩИНА СКВОЗЬ ПРИЗМУ ГЕОПОЛИТИКИ
ЧАСТЬ ВТОРАЯ:
ХРИСТИАНСКИЙ ВЗГЛЯД
(Начало см. в «ВН», 2003, 4)

1. ГЕОПОЛИТИКА
1.1. В воззрениях на мир христиане руководствуются апостольскими принципами. Для апостолов вся обитаемая земля была единым миром Божиим. Следуя словам Иисуса, они были полны решимости проповедовать Евангелие во всех странах и континентах.
1.2. Бог отдал Своему народу всю землю. Успехи и поражения наших братьев по вере в других странах – это наши успехи и поражения. Мы все работаем в одном винограднике Божием. Поэтому христианам трудно приветствовать концепцию, ставящую нераздельную грань между народами (странами) «Суши» и «Моря».
1.3. Мы считаем, что эпигонские геополитические воззрения евразийцев суть пропаганда пещерного противостояния народов, злонамеренные попытки обоснования их, якобы, органического антагонизма. Подобные воззрения обрекают народы на постоянную конфронтацию.
Христиане отвергают воззрения евразийцев как несовместимые со свободной проповедью Евангелия, а в евразийстве усматривают скрытую форму язычества, несмотря на христианскую риторику его апологетов.
1.4. Не одобряя геополитические воззрения (в классическом понимании слова геополитика), принимая мир единым, без искусственных разделений, мы никоим образом не отказываемся от христианской мировой стратегии.
1.5. В связи с этим перед христианами возникает закономерный вопрос: почему в истории так и не возникла полноценная христианская цивилизация, то есть цивилизация, основанная на Слове Божием? Идентификация Византии или стран Западной Европы с христианской цивилизацией взыскательного теократа удовлетворить не могут.
Цивилизационные рефлексии приводят иных исследователей к выводу: если у христиан не было собственно христианской цивилизации хотя бы на уровне одной страны (не говорим уж о христианской макроцивилизации), тогда христианство, признаемся, неспособно к цивилизационному началу. Это означает, что на основе христианства государство не построить. На основе индуизма, иудаизма, ислама, буддизма – построить можно, а на основе христианства – нет. А если невозможна христианская цивилизация, то дело христиан – личное верование, мистика и … глубокое подполье. Не соглашаясь с этим тезисом в принципе, мы все же с прискорбием отмечаем, что христианское мышление в странах Запада значительно уступило мышлению гуманистическому, и для последних поколений европейцев религия действительно стала частным делом. Поневоле приходится согласиться с мнением, что в наши дни вместо христианской цивилизации мы видим глобальную цивилизацию «неоязыческих кочевников» (З. Бжезинский).
1.6. В сегодняшнем мире недруги христианства с удовлетворением заявляют, что у христиан нет и не может быть общих геополитических интересов, поскольку христианства как всемирной единой силы не существует. Вернее, не существует того христианства, с которым надо считаться. С исламом и с исламскими интересами считаться необходимо, поскольку есть исламские страны и регионы, а что касается христиан… Какие могут быть геополитические христианские интересы, если христианских стран с реальной христианской политикой не существует? Нет страны – нет интересов.
Действительно, согласимся мы, христианских стран нет. Но есть народ, а это значит, что у христиан сохраняется исторический шанс создать свою цивилизацию.
1.7. Вот почему мы не можем относиться безучастно к изменению политической конфигурации планеты. Задача христиан – содействовать тем политическим условиям, при которых христианам будет легче устроить общество, основанное на библейских началах. Создание такого общества будет первым шагом в рамках цивилизационной политики христиан третьего тысячелетия.

2. ГЛОБАЛИЗАЦИЯ
2.1. В разговоре о глобализации стоит прежде всего подчеркнуть, что глобализация способствует распространению Евангелия по всему миру. Сходное явление можно было наблюдать в годы зарождения христианства: Римская империя повсеместно распространяла свою власть и цивилизационный стандарт, но христианство от этого только выиграло.
2.2. Объединение всего мира под единым началом приведет к изменению государств национального типа в их нынешнем виде. Разумеется, христианам важно, под чьим началом будет объединение. Мы должны стремиться к тому, чтобы это объединение было под началом сил, не противодействующих Евангелию.
Вопреки мнению некоторой части христиан, интеграция в одну цивилизационную систему не приведет к крушению человечества. Народы сохранятся.
В связи с этим укажем на ошибочность суждения о том, будто всякое объединение есть власть тьмы. Объединение человечества пойдет христианам только на пользу. Наблюдая ярко выраженную тенденцию к глобализации, не следует также полагать, что мировыми общественно-политическими процессами руководят некие тайные силы мондиализма. Направление человеческой истории по-прежнему задает Бог. Заметим, что российское православие, видя своих единоверцев в ЕС (Болгария, Греция, Румыния) приветствует вступление нашей страны в эту организацию. РПЦ уже сейчас активно сотрудничает с европейскими институтами. Таким образом, несмотря на всю антиглобалистскую риторику православия, де факто оно признало благотворность этого процесса.
2.3. Как мы сказали, в мире без государственных границ весьма выиграет миссионерское дело. Разумеется, представители других религий, и прежде всего ислама, тоже воспользуются этим миссионерским благом, но мы не боимся свободного состязания истины Евангелия с другими религиями. Пусть представители других религий боятся проповеди Евангелия.
Сегодняшние очаги ислама по всей Европе – это демонстрация того, что может добиться ислам в свободной стране, в свободных условиях. Но предоставьте христианству такую же возможность проповеди в странах Востока. Не сомневаемся, снятие запрета на Благую Весть привлечет к Христу миллионы людей.
2.4. Безусловно, христиане, призванные думать о продвижении дела Божиего во всем мире, должны преодолевать эгоизм своих наций, смотреть, так сказать, поверх узких национальных интересов. Вот почему справедливо суждение о неизбывном разладе в душе христианского политика. Если он печется о Теле Христовом, его упрекают в отсутствии внимания к национальным интересам; а если он говорит лишь о национальном, не беспокоясь о едином Теле Христовом, то какой же он тогда христиан? Поэтому иные аналитики выражают сомнение относительно создания христианами действенных политических партий, призывая их ограничиться общественной деятельностью.
Говоря о Теле Христовом, мы не имеем в виду организацию, построенную по принципу жесткой иерархии. Мы разумеем единство религиозных общин. Католическая Церковь, претендующая на выражение всеединства (как и некоторые другие подобные церковные образования), на наш взгляд – неприемлемая корпорация, и должна быть подвергнута разделению на несколько частей согласно законам о борьбе с монополиями.
2.5. Негативным явлением в условиях глобализации является тенденция к усреднению религий, понижение значения религиозного обряда. Вместе с тем, следует отметить повышение роли социального служения религий.
2.6. Глобализация ставит вопрос о существовании государств нынешнего типа. Очевидно, что они находятся в фазе заката. Вместе с тем, сегодня вопрос о земле может быть решен только с государством. Поэтому если христиане не отказываются от обретения земли с целью создания поселенческих типов общины, им надлежит находить контакт со своим государством.
Это объективно заставляет их (по крайней мере, до тех пор пока не сформируются структуры нового мирового порядка) поддерживать государство. Проблема в том, что понимать под государственнической позицией? Возьмем, например, территориальный вопрос. Всегда находятся политические силы, которые согласны отдать часть российской территории соседним государствам в обмен на какие-либо блага. По отношению к этим силам можно занять весьма жесткую позицию: лишней территории не бывает, ни пяди земли соседям не отдадим.
Насколько такая позиция будет продуктивна для самого государства? История показывает, что во все времена государства своей территорией торговали, обменивали, давали в награду или в знак дружбы. В сущности, территория – это такой же капитал, как и прочие. Уступка сегодня может обернуться приобретением завтра. Если же мы обратимся к мистической стороне (эту землю дал нам Бог, и именно о ней, о каждой ее пяди, обязал нас заботиться и молиться), то как быть с Крымом или пятью казахстанскими областями – территориями, отошедшими от России? Случись иная административная раскладка, мы бы говорили о других геополитических конфигурациях. Как быть с Аляской? Если Аляску дал нам Бог, то какое право имел царь продавать врученное Богом российскому народу?
2.7. Земля всегда была камнем преткновения во взаимоотношениях между человеческими сообществами. Территориальные споры коснулись и народы, исповедовавшие христианство. Если сгладить остроту вопроса о владении землей внутри государств помогает национальное законодательство, то глобализация вновь ставит вопрос о земле на повестку дня. Вот почему мы полагаем, что приобретение общинами собственной земли является весьма важным условием их успешного развития в будущем.

3. ПОСТМОДЕРНИЗМ
3.1. Постмодернизм – это реальность, с которой нельзя не считаться. Суждения о том, что эпоха постмодернизма подходит к концу, поскольку 11 сентября 2001 года задает иную точку отсчета, вряд ли стоит принимать на веру. В ходе глобального переустройства мира сопротивление исламских структур – это несущественный эпизод, не способный предотвратить вовлечение мусульманских стран в общий интеграционный процесс. «Пассионарные» вспышки представителей ислама практически не влияют на раскладку сил и поведение главных участников политической игры (США, Европа, Китай). В эпоху постмодернизма бороться теми средствами, которые предлагает ислам, – это всегда борьба «мимо цели».
На примере ислама христианам следует понять, что правила взаимодействия с внешним миром надо менять. В сущности, вопрос стоит так: кто быстрее адаптируется в новых условиях – тот быстрее развернет свои структуры, то есть религиозные общины.
3.2. Даже в условиях постмодернизма для большинства обитателей нашей планеты религия остается важнейшим фактором их существования.
3.3. Христианам следует учитывать, что одной из важнейших характеристик эпохи постмодернизма является неприятие линейных иерархий. Постмодерн воспринимает линейные иерархии как наивные построения.
Безусловно, подобные воззрения протестанты (в отличие от иерархических кругов католичества и православия) могут только приветствовать, поскольку они способствуют развитию независимых христианских общин, развитию самоуправления и коллективного начала.
3.4. Другая характерная черта постмодернизма – плюрализм, свобода проявления самых разнообразных мнений и форм. На нынешнем этапе становления наших структур плюрализм незаменим. Вместе с тем, «давящая» терпимость постмодернистского плюрализма препятствует утверждению истины – а, стало быть, утверждению «должного». Выступая за индетерминированное сущее, постмодернизм отвергает идею должного как неприемлемое доминирование. Неудивительно, что единственный критерий в эпоху постмодернизма – убедительность оперирования терминами. Впрочем, как показывает история, для христиан это не является серьезным затруднением…

ВЫВОДЫ
Перед христианами стоит задача самоидентификации в существующих социально-политических, экономических и психологических реалиях нашего времени.
Российским христианам, долгие годы оторванным от западной мысли и опыта, предстоит наверстать упущенное в максимально сжатые сроки. При этом нам нужно не рабски следовать западным моделям, но разрабатывать собственные методики работы в социальном пространстве, которые бы учитывали российские реалии.
Очевидно, что серьезность положения христианской ойкумены ставит перед нами задачу мобилизации христиан вне зависимости от их конфессиональной принадлежности.
Реформаты открыты к сотрудничеству, к совместному решению задач, стоящих перед христианским миром.

(Окончание следует)
Дата/Время: 30/03/04 07:21 | Email:
Автор :

сообщение #040330072125
Александр Кузнецов
Борис Петропавловский

НРАВСТВЕННОЕ СОСТОЯНИЕ СОВРЕМЕННОГО
РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА
(краеведческие заметки)

«Раньше думай о Родине, а потом о себе» – так формулировался моральный девиз народа при советской власти. Мораль основывалась на превалировании общественных интересов над личными. Конечно, принципы скорее провозглашались, чем применялись на деле в жизни. Но всё-таки небезразлично, что написано на знамени. Многие наши соотечественники ездили на целину и стройки не из-за длинного рубля, а из идейных соображений; реальные трудовые и боевые подвиги коммунистов запечатлены в истории. Акад. Ф.И. Алфёров писал, что при всех оговорках удалось создать поколение, для которого деньги не являются главным.
Но возможно ли создать новый тип людей за 2-3 поколения? Оказывается, возможно. Советское общество было организовано так, что деньги не играли и не могли играть ту роль, какую играют теперь. Значительная часть национального дохода в годы советской власти распределялась через “общественные фонды потребления”, т. е. бесплатно (бесплатное образование и лечение, почти бесплатные детские сады и летние лагеря, музыкальные и спортивные школы и кружки, жильё и транспорт).
В 1962 г. XXII съезд КПСС принял новую Программу партии, включавшую «Моральный Кодекс строителя коммунизма». В кодексе значительное место занимали общечеловеческие ценности. Заметим, что кодекс не объявлял нравственным только то, что способствует построению социализма. Подобный подход уничтожил бы все критерии. Кодекс декларировал принципы коллективизма и гуманизма, выраженные в словах «каждый за всех, все за одного», «человек человеку – друг, товарищ и брат». Многие положения программы внешне сближали её даже с Евангельской проповедью. Вспомните знаменитое речение «кто не работает, тот не ест» (2Фес.3:10).
* * *
Однако шли годы, а золотой век, обещанный коммунистами, не приходил. Люди перестали верить в рай на земле. Наступили неизбежные перемены. Под напором внешних и внутренних проблем, точно колосс на глиняных ногах, рухнула КПСС. Перестройку поддержали широкие демократические слои населения.
В дальнейшем, как многие и предвидели, демократия мгновенно переродилась в криминально-олигархическую структуру. Одновременно произошло страшное социальное расслоение. Треть населения сегодня живёт ниже официального уровня бедности, т.е. в нищете. Когда одни роскошествуют, а другие сидят на картошке и перловке, братской любви между гражданами России ожидать не приходится. Такое положение дел разжигает классовую ненависть, озлобление бедных на всех, кто живет лучше, на «буржуев». Одним из примеров такого озлобления служит недавно появившаяся надпись на фасадах домов: «Нечего есть? Ешь богатых!»
Имущественное и социальное неравенство все чаще дает себя знать и на бытовом уровне. Скромно одетый человек, войдя в дорогой магазин или кафе, нередко слышит: «а что вам здесь нужно?», и это самый мягкий вариант. Между тем, стоит напомнить большим господам, что взрыв 1917 года был вызван прежде всего хамством элиты, а не экономической эксплуатацией. Похоже, нынешние верхи снова наступают на те же грабли…
* * *
Перестройка принесла нам долгожданную свободу. Появилась возможность открыто веровать и свободно выражать свое мнение, иметь собственность и ездить за границу. Однако свобода принесла не только добрые плоды. Приведем только один пример. Известный столичный щелкопер, романы которого испещрены матерщиной, был привлечен к суду за свое «творчество». Суд, под давлением волны правозащитников, оправдал автора, не найдя в себе смелости признать его опусы безнравственными и аморальными. Можно понять, почему в хоре голосов, выступавших в защиту автора, оказались некоторые уважаемые интеллигенты. Эти люди боятся даже малейших покушений на своего кумира – на свободу печати.
Что же удивляться, что отовсюду – из киосков по продаже адиокассет, из салонов автомашин, из кафе – доносятся мерзкие песни? Сегодня это не считается ни оскорблением нравов, ни хулиганством. Эротические издания продаются на каждом углу, став доступными даже малолетним.
Помните, сколь целомудренным было раньше наше кино? Если в фильме и требовалась какая-нибудь интимная сцена, то сколь деликатно подавал ее режиссер. Таким же целомудренным был и зритель. От самых невинных кадров родители смущались и краснели не менее чем их дети…
Прорывом эротики в российское киноискусство стал фильм «Маленькая Вера». Впрочем, в 90-е г.г. это массовое искусство перестало быть как массовым, так собственно и искусством. Модернизированные кинозалы, доступные лишь состоятельным посетителям, крутят только бессмысленные западные фильмы – боевики, триллеры, шоу.
Из темных закоулков вышла на свет проституция. Сегодня проституткам дан зеленый свет, во множестве изданий можно найти практически неприкрытую рекламу интимных услуг.
А вот еще новые веяния – повсеместное распространение огнестрельного оружия. Разве пришло бы кому-нибудь в голову при советской власти поставить вопрос о разрешении оружия для гражданского населения? Сейчас эта тема вовсю обсуждается в печати, и похоже, что рано или поздно подобное разрешение будет одобрено Думой. Но почему эта тема стала так актуальна? Ответ кроется в росте числа преступлений. Обратимся к статистике. Если в 1890 г. в Тверской губернии было совершено 560 преступлений, в 1917 – 917, в 1927 – 5048 преступлений, то в 2000 г. – 30102. Разумеется, за эти годы изменилось и само понятие преступления.
Много преступлений было связано с приватизацией. За 11 месяцев 1994 года в сфере приватизации выявили 1884 преступления, из них 177 – в крупных и особо крупных размерах. Рост числа преступлений отмечен практически во всех сферах российской экономики. Разгул же бандитизма и хулиганства таков, что с наступлением темноты население боится выходить из дома, к тому же не во всех городах улицы освещаются.
Прудоновский тезис «собственность есть кража» овладел умами россиян. Напротив, заповедь «не кради» представляется им издевательством и блажью. Психологически средний россиянин готов считать людей обеспеченных удачливыми ворами, но главным вором он считает государство, вернее, его чиновников. Не потому ли у нас все крадут друг у друга? Крадут всё, не таясь и не гнушаясь насилием! Крадут лампочки из подъездов, дрова, сохнущее бельё на веревке, пищевые продукты и пищевые отходы, иконы и надгробия, собак, высоковольтные провода под напряжением, военное обмундирование, пистолеты, ракеты, газ, электроэнергию, дорожную технику и стройматериалы, компьютеры, власть, имена, звания, дипломы и даже человеческие органы…
По количеству заключённых Россия печально соревнуется с США.
* * *
В сегодняшней России сокращение рождаемости сопровождается высокой смертностью населения. В этой связи интересно сравнить Россию с Прибалтикой, Польшей, Венгрией и Чехией. Всего полтора десятка лет назад данные о продолжительности жизни населения этих стран были вполне сопоставимы с нашими. Теперь мы значительно отстаем от наших соседей как по продолжительности жизни, так и по уровню достатка.
Особенно много умирает в России мужчин трудоспособного возраста. Главной причиной смерти мужчин по-прежнему является пьянство. Кроме того, на физическое и психическое здоровье, как полагают медики, влияет всеобщая повышенная агрессивность, оборотной стороной которой является отчаяние. Если гнев способствует сердечно-сосудистым заболеваниям, то фрустрация (чувство поражения) – мощный канцерогенный фактор. И напомним, что при советской власти рабочий и служащий могли съездить в отпуск в санатории и дома отдыха, отправить детей в летние лагеря. Теперь это могут позволить себе лишь обеспеченные люди, имеющие хорошо оплачиваемую работу или свой бизнес.
Неудивительно, что в такой обстановке растёт число нервно-психических расстройств, значителен рост суицида. Например, в Тверской области в 1990 г. зафиксирован 241 случай, а в 2000 г. – 566.
Падает число браков. Официальные статистические данные по России таковы: в 2000 году в расчете на каждые 100 браков – приходилось 70 разводов, это самый высокий показатель за последние сто лет. В то же время количество браков сократилось: в 1979 г. на 10 тыс. жителей приходилось 111 браков, в 1989 г. – 94, в 2000 г. – только 62. За последние пятнадцать лет втрое больше мужчин решили не связывать себя узами брака.
По данным Института психологии РАН только за последние десять дней прошлого года (к Рождественским праздникам) с территории бывшего Советского Союза по визам невест в США выехали 75 тысяч женщин репродуктивного возраста. Решающий фактор женской эмиграции – кризис традиционной для России модели семьи. Согласно последним статистическим данным, около 50% браков заканчивается разводами, почти каждый четвертый ребенок рождается вне брака, только около 4% разведенных отцов принимают участие в воспитании детей. Кроме того, ежегодно 25% россиянок оказываются жертвами домашнего насилия и около 15 тыс. женщин забиваются мужьями до смерти.
* * *
Впрочем, наша ситуация отнюдь не уникальна. Воистину, нет ничего нового под солнцем. Большинство истинных христиан всех эпох и времён при всём порабощении греху никогда не любили ни мира, ни того, что в мире (1Ин. 2:15). Самодовольная адаптация всегда была среди них редкостью. Писание учит, что примирение с этим миром возможно лишь с пришествием Христа, когда мировое зло будет лишено своего жала.
Обычно православные христиане всякого социального положения бежали этого мира, реже бунтовали. Напротив, кальвинисты являются сторонниками конструктивной позиции. Мы полагаем, что христиане не должны пребывать в апатии, но упорно утверждать Божий порядок, то есть реформировать окружающую нас неприглядную действительность в соответствии со Словом Божиим.
Дата/Время: 30/03/04 07:20 | Email:
Автор :

сообщение #040330072047
ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ
Михаил Малахов
ПУТЕШЕСТВИЕ ЧЕРЕЗ ГОРЫ

22.06. В 16 часов я выехал с Курского вокзала поездом "Москва - Адлер" в плацкартном вагоне. В Белореченск прибыл двадцать четвертого в четыре утра. Далее предстояло добираться до Хаджоха два часа электричкой. Отправление в 7.00. Таксист предложил довезти до турбазы "Горная" за 600 рублей. Сказал, что мне будет трудно добираться пешком с вещами до турбазы, тем более, что я не представляю себе её местонахождение. Договорились за 500 р. Позже выяснилось, что от станции до турбазы идти всего пять минут. Зато в такси встретил рассвет. Ехали полтора часа, сначала по равнине, а затем между первыми отрогами Кавказских гор.
Хаджох на картах обозначен как поселок Каменномостский. Такое имя дали ему казаки. Местные жители называют его Хаджох. Сама турбаза довольно обширна, построена в 1936 году на высоте 400 м над уровнем моря. Горный воздух настолько чистый, что подействовал на меня как вино. На турбазе меня поселили в маленьком двухместном домике с двумя крошечными комнатками. В одной – стол, две скамейки и шкаф для одежды. В другой – две кровати и тумбочка. На территории турбазы располагался еще и детский лагерь, откуда постоянно доносилась музыка. Ровно в 7 часов звучал гимн России, а затем динамики не умолкали до 23 часов.
К обеду на базу приехал наш инструктор. Его звали, как и меня, Михаил. Вообще-то группу должны сопровождать два инструктора, но второй приехал на базу только на третий день. И его имя – Михаил, но все звали его Михась. А первого, чтобы не путаться, – Михей. В нашей группе оказалось трое человек – я и две москвички, Таня и Оля, обе незамужем. Итак, всего наша маленькая группа состояла из трех туристов и двух инструкторов.
Турбаза расположена на берегу горной реки Белая. В первый же день пошли исследовать её берега. Река бурная и шумная, протекает в глубоком ущелье, проложив себе русло среди скал. В Хаджохской теснине стены ущелья узкие, река здесь бушует весьма грозно.
25.06 Утром пошли на экскурсию к водопадам. Сперва шли по берегу реки Белой, затем свернули в ущелье Руфабго, поднялись вдоль одноименной речки до четвертого водопада. Очень красиво. Почувствовал подъем духа. Возвращались другой дорогой. Инструктор Михаил предупредил о предстоящем подъёме на 200 метров, который он назвал «банька». Действительно, наверху мы все были мокрыми от пота. В посёлок вернулись горной дорогой.
После обеда пошли на Красное озеро. Озеро – маленькое, искусственное, образовалось в бывшем карьере. Многие туристы там купаются, но вода показалась мне не вполне чистой, и я отказался от купания.
26.06. Приехал второй инструктор и сразу повёл нас в ущелье Мешоко. Поднялись в гору, затем по её склону спустились вниз в ущелье, где течёт речка Мешоко. Дошли до небольшого водопада, после чего вернулись на турбазу.
Кстати сказать, кроме нас на турбазе были и местные отдыхающие из Майкопа. Они рассказали, что русских в Адыгее притесняют, особенно черкесская молодёжь. Русские потихоньку уезжают из Адыгеи. Лично к нам местные адыги относились нормально. Наверное, потому что мы туристы, а не постоянные жители. К девушкам, как я заметил, тоже никто не приставал. Девушки были со мной очень приветливы. Я подумал, что неплохо бы побеседовать с ними на духовные темы. Но решил проводить миссионерскую работу в своей группе не навязчиво, а тактично, дождавшись благоприятного случая.
Побывал на рынке. Покупателей мало. Запомнил, что черешня стоит 20 рублей. Интересно, сколько она стоит у нас? Вечером упаковывали рюкзаки. Лишние вещи сложили в сумки и сдали для отправки на море.
27.06. Встали в 6 часов. Погрузили рюкзаки в "Жигули" и поехали в горы. Почему-то не позавтракали. По пути посетили Азишскую пещеру. Сторож сказал, что пещера «открывается» в 9 часов, поэтому генератор он не включит, чтобы не разбудить людей. Странно, что проводники не знали о порядках в этой пещере. Сторож предложил спуститься в пещеру с фонариками. Фонарик был только у меня. С ним мы и обследовали пещеру. Нет худа без добра. С фонариком было, пожалуй, гораздо романтичнее, чем при свете ламп. Пещера состоит из нескольких залов со сталактитами, сталагмитами, еще там была подземная речка, из которой я на всякий случай набрал воды. Через полчаса экскурсия закончилась. Выбравшись на поверхность, поехали дальше в горы – до кордона Кавказского заповедника. Именно отсюда и началось наше путешествие. На кордоне наскоро поели бутерброды, запили их подземной водой, нацепили рюкзаки и тронулись в путь. Было 8 утра…
Дул сильный ветер, моросил дождь. Было довольно прохладно. Дорога вела через сосновый лес. Через час устроили привал. Решил утеплиться – надел вязаную шапку. Следуя моему примеру, и другие члены экспедиции оделись потеплее.
Вскоре лес кончился, и мы вышли на огромное высокогорное плато Лаго-Наки, расположенное на высоте 2000 м. Растёт невысокая трава, много маленьких цветов: белых, жёлтых, синих. Местами виднелись протянутые по склонам холмов поля снега. Идём по узкой тропинке. Туман. Дождь не перестает. Делаем пятиминутный привал и двигаемся дальше. Повстречали табун лошадей. От мокрой травы ноги промокли насквозь. То и дело попадаются быстрые ручьи. Идём довольно долго. Честно говоря, вся эта романтика начинает надоедать. Вдруг Таня падает и говорит, что у нее больше нет сил. Инструктор Михась ей объясняет: "У тебя есть силы, просто ты не знаешь об этом". После небольшого отдыха двигаемся дальше. Показалась высокая скалистая гора Оштен (2804 м). Её вершина теряется в облаках, а на склонах лежат ленты снега. Вскоре вышли к подножью горы. Справа и слева тучи, внизу идёт дождь, а у нас – солнце. Тучи не могут перевалить через Оштен и обходят его с двух сторон. Здесь отдыхаем ещё минут пятнадцать. Затем берём влево, переходим несколько снежных полей и выходим на прямую тропу. Справа от нас уходящая в небо каменная стена Оштена. Слева – глубокое ущелье, за которым поднимаются более низкие горы Армянского хребта. Это самая опасная часть маршрута. Ущелье впечатляет. Это глубокое углубление между двумя горными массивами, низина (1700 – 1850 м). С одной стороны – массив горы Чугуш (3238 м) с горами поменьше. С запада – горы Оштен и Фишт. Если над Чёрным морем зарождается циклон, то тёплый морской воздух устремляется вверх, охлаждается на ледниках гор и засасывается в эту низину между массивами, преобразуясь в виде урагана и ливня.
Еще раз пообедали бутербродами с водой. Только тронулись в путь, как попали под сильнейший ураган. Вы никогда не проходили тучу насквозь? Незабываемое впечатление. Шквальный ветер. Невероятной силы холодный дождь. Крупные капли больно бьют по лицу. Накидки от дождя не спасают. Все промокли до нитки. Видимость всего метров тридцать, видна только тропинка, то и дело заметаемая снегом. Мы шли километр за километром несколько часов, а ливень и шквал не переставали. Останавливаться нельзя. Инструкторы предупредили, что здесь даже в летнее время бывали случаи смерти от переохлаждения. Пережидать бурю бесполезно, она может длиться несколько дней. Да и негде укрыться. Слева – ущелье, справа – каменная стена. Впрочем, о них можно только догадываться, потому что мы всё ещё раздвигаем тучу. Таня опять падает и уже не встает. Михась берёт её рюкзак, но с двумя рюкзаками ему не справиться. Я прихожу на помощь. Вдвоем тащим рюкзак. Наконец, Таня решает, что может нести рюкзак сама.
В дороге обращаюсь с молитвой к Господу Богу об облегчении нашего пути. На молитву ответа нет, дождь не утихает. Так мы прошли примерно четыре перевала. Начался спуск. В небольшой сосновой роще делаем привал. Тут я подумал, что, может быть, Всевышнему будет угодно оказать нам благодеяние, если вся наша группа вознесет молитву. Предлагаю моим сотоварищам сказать "Отче наш", чтобы дождь прекратился. Таня и Михась меня поддерживают, Михей и Оля молчат. Я молился вслух, а остальных попросил молиться "про себя". Почти сразу же после совместной молитвы подул свежий ветер и начал разгонять облака. Вскоре из-за облаков выглянуло солнце. Вышли к высокому обрыву. Далеко внизу – большая поляна, на которой стоят два домика с красными крышами. Это приют "Фишт". Ещё примерно в течение часа мы спускались вниз через лес. По шаткому деревянному мостику перешли реку Белая, и в 17 часов мы были в приюте. Стоило нам дойти до приюта, как снова разразился дождь. Нас разместили на втором этаже в большой комнате. Мебели нет, только в углу лежат старые матрасы да натянуто несколько верёвок для сушки одежды. Работники приюта напоили нас горячим чаем со сгущенкой и дали дров для костра. К этому времени дождь стих. Мы сварили рыбный суп и сытно поужинали.
Место здесь красивое, но суровое. Если не смотреть на горы, то можно подумать, что находишься в тайге Восточной Сибири. Большие валуны, высокие сосны, малорослые лиственные деревья. Высота приюта – 1600 м. Приют расположен между двумя хребтами. На севере – гора Оштен, на восток от нее тянутся горы, составляющие Армянский хребет. На юге – Черкесский хребет, который переходит южнее приюта в великан Фишт (2876 м). Между ними ревёт река Белая, кружным путём она выходит к Хаджоху. Кстати сказать, тут протекает еще и большой горный ручей, но я забыл его название. Неподалеку от приюта высится мемориальный утёс с множеством табличек, посвященных погибшим альпинистам.
Стемнело. Электричества здесь нет, нам выдали две свечки. Лежим в спальниках при свечах. Инструкторы и девушки весело переговариваются. Я вспоминал дневной переход, перед глазами кружились горы, горы… Через пару минут я уже спал.
28.06. Встаём только в 12 часов. После завтра идём в лес за дровами. Заготовили дрова для себя и для следующей группы. В этот день к нам присоединился ещё один турист – Сергей из Краснодара. Он пошёл в горы один, познакомился с нами и, так сказать, влился в наш коллектив. Почему-то наши девушки ему очень обрадовались, чего нельзя было сказать об инструкторах. Вечером пошли на прогулку. Взобрались на небольшую скалу, которую в шутку прозвали Фиштёнок. Дождя нет, но довольно холодно. Даже днём температура не превышает 12 градусов. Совсем рядом лежит снег. К вечеру небо очистилось. Такого великолепного неба и так много звезд сразу я никогда не видел. Я позавидовал местным жителям, которые всегда могут изумляться подобным чудом.
29.06. Позавтракали и в 9 часов покинули гостеприимный приют. Опять дорога идет вверх. Сперва шли лесом, затем вышли на альпийские луга. Справа от нас – гора Фишт с ледниками. Переправляемся через ледник и делаем привал. Переходим Белореченский перевал. Снова долго идем. Впереди – небольшой аул, всего несколько маленьких домиков. В ауле купили большой круг местного сыра. Идем далее. Вдоль дороги стали попадаться заросли рододендронов. Наконец, вышли на Черкесский перевал (1832 м). Конец высокогорью! Далее дорога идет только вниз. Южный склон Кавказа, обдуваемый тёплыми морскими ветрами, заметно отличается от северного. Здесь гораздо теплее. Мы сняли свитера и штормовки. Вошли в древний колхидский лес. Среди буков и грабов расположились на обед. Небо опять затянуло тучами, пошёл дождь. Пришлось вновь надевать накидки. Я подумал: если совместная молитва помогла один раз, то, может быть, поможет снова? Предложил помолиться вслух. Сергей скептически засмеялся, сказал, что если мне так уж хочется молиться, то почему бы мне не помолиться «про себя»? Однако Таня и Михась поддержали меня. Я попросил всех присоединиться к молитве и произнёс: "Хвала Даятелю всех благ и на земле, и на небесах. Хвала Тебе, наш Бог Живой, Отец и Сын, и Дух Святой". Я сам удивился, как быстро прекратился дождь. Вскоре выглянуло солнце. Мы пошли дальше. По дороге Сергей спросил, не иеговист ли я? Ответил ему, что я – христианин, а "Свидетели" не имеют отношения к Церкви Христовой.
На очередной остановке Михей объявил, что сейчас начнётся "весёлый спуск". Нам предстояло спуститься с высоты 1700 м до 400 м. Спуск был довольно крутым. Мне он показался бесконечным, гораздо тяжелее подъема. У всех болели ноги. Несколько раз отдыхали. Позади нас возвышалась огромная туча – в горах шел дождь, а нас уже обогревало южное солнце. Внизу было по-настоящему жарко.
… Идём по дороге вдоль горной реки Шахе. Дорога приводит в Бабук-аул. В ауле стоит лишь несколько домиков егерей, охраняющих заповедник. По висячему мосту переходим реку Шахе, и вскоре попадаем в приют Бабук-аул. Встретили нас радушно. Накормили. В этом приюте готовят не на костре, а на низеньких печах. Расположились в большой армейской палатке, улегшись на деревянные нары. Инструкторы переговаривались с девушками, шутили. Похоже, между ними установились близкие отношения. У меня появилось желание сказать им слово назидания, но, к сожалению, меня опять сморил крепкий сон.
30.06. В 9 часов покинули приют. Все утро девушки почему-то были не в настроении. Мы шли целый день вдоль реки Шахе. Дорога шла через лес. В лесу попадается все больше новых растений – самшиты, лианы. Пообедали на берегу реки. Снова стала портиться погода. Небо затянуло тучами. Таня и Михась уже сами попросили меня помолиться. Я вместе с ними прочитал 116 Псалом. Дождь так и не начался, а тучи мгновенно рассеялись. Более всех удивился Сергей. По поводу молитвы он уже не иронизировал.
К 16 часам вышли в посёлок Солох-аул. Здесь мы распрощались с Сергеем. Он уехал в Сочи на рейсовом автобусе. А мы пошли располагаться в гостиницу. Это была маленькая частная гостиница, находившаяся на территории бара. Нам выделили две крошечные комнатки, одну – девушкам, другую – мужчинам. Наши инструкторы здесь же вручили нам значки и удостоверения "Турист России". Вечером мы отметили наш переход весёлым «застольем» в баре при свечах. Вспоминали переход, теперь он казался совсем другим. Мои товарищи захотели прогуляться, а я пошел отдыхать в номер. Когда вернулись мои друзья, не знаю, ко времени их прихода я уже спал.
1.07. За нами прислали машину, которая отвезла нас в Дагомыс. Еще одна частная гостиница, весьма похожая на предыдущую, но теперь в моем распоряжении была целая комната, поскольку наши инструкторы сразу же уехали обратно в Хаджох – встречать следующую группу. А мы прежде всего побежали к морю. Я подумал, что теперь можно будет сосредоточиться на евангелизации, и прочитать девушкам хорошую проповедь.
2.07. На следующий день я купил черешни и пришел к девушкам в номер. Угостив девушек ягодами, завел с ними разговор о походе, постепенно перевел беседу на христианскую тему. Рассказал об учении Иисуса Христа и о своей Церкви. Девушки слушали внимательно. Мне показалось, что мой рассказ их ошеломил. Правда, больше они меня к себе не приглашали…
* * *
И все же я думаю, что мои усилия были не напрасны, ибо участники похода вряд ли забудут то, что случилось с нами при переходе через Кавказ. Да и невозможно забыть, как Господь Бог сжалился над нами и трижды в ответ на наши молитвы укрощал дождь.
-----------------------------------------------------------------------------------------------
Страницы : 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15