Метро "Русь Протестантская" (ведущий рубрики Е. Каширский)

Сообщений в теме : 29
Страницы : 1 2 3 4 5 6
Дата/Время: 22/04/04 15:08 | Email:
Автор : Евгений Каширский

сообщение #040422150825
____________ЦИК
---
Дорогие друзья!
К нам время от времени приходят письма на тему «Христианский брак». Вопросы почти одни и те же: что говорит Библия о христианском браке? Возможен ли развод? Если да, то на каком основании? Позволительно ли христианам второй раз жениться и выходить замуж?
Безусловно, эти вопросы касаются миллионов людей. По мере возможности, мы будем помещать на нашей страничке краткие ответы в виде справок. Некоторые ответы будут касаться правильности перевода Нового Завета. Будем рады Вашим предложениям и замечаниям.
Ваш Евгений Каширский
---------------------------------------

1. Что именно сказано в Послании апостола Павла, 1Кор.7:1-2?
Синодальный перевод: «А о чем вы писали ко мне, то хорошо человеку не касаться женщины. Но, в избежание блуда, каждый имей свою жену, и каждая имей своего мужа».
Подобный перевод делает апостола Павла гностиком, заставляет его нарушить закон, данный человеку Богом: «плодитесь и размножайтесь» (Быт.1:28). Ни один иудей не мог и помыслить о подобном нарушении Заповеди. Община в Коринфе, испытывая проблемы определенного рода, решила пойти на крайнюю меру, о чем и сообщила апостолу в письме. Ответ апостола мог быть только в соответствии со словом Божиим.
Адекватный перевод: «А о чем вы писали ко мне: ‘хорошо человеку не касаться женщины’. -- Нет, в избежание блуда, каждый имей свою жену, и каждая имей своего мужа». [Чтобы не блудить, каждый имей свою жену …].
Дата/Время: 05/03/04 06:13 | Email:
Автор : Евгений Каширский

сообщение #040305061334
ПРОТЕСТАНТЫ В АРМИИ
Уходят в прошлое стереотипы, идеологические химеры советского атеистического периода, когда протестантов изображали отсталым и злобным вражеским элементом. Сегодня протестанты успешно вписываются в российское общество – преуспевают в бизнесе, занимают ответственные посты.
Распространение протестантизма в России ставит вопрос об осмыслении государством и обществом роли протестантов – в стране в целом и в российской армии в частности. Если общество ждет, какие мы предложим ему духовные и материальные ценности, то государству интересно знать, как протестанты будут действовать в условиях, приближенных к боевым, и даже во время боевых действий?
Не делая отчет для призывных комиссий о морально-политической подготовке протестантского контингента, не доказывая, какие протестанты молодцы и как они браво будут служить, поговорим о некоторых общих вопросах протестантского служения в армии.
* * *
Странное дело: в странах Европы и Северной Америки предостаточно протестантов, а проблем с формированием личного состава армии нет. По крайней мере, нет той взвинченности и болезненности. Армии стран НАТО, добрая половина населения которых – протестанты, достаточно боеспособны. Поэтому смеем утверждать, что, вопреки мнению иных призывных комиссий, не все протестанты – ярые пацифисты …
Напомню, что первыми грамотными военными специалистами на Руси были именно протестанты. При царе Федоре Ивановиче было немало протестантов в его иностранном отряде. При Петре Первом протестантам доверялось руководство вооруженными силами (упомянем вице-адмирала Корнелиуса Крюйса, генерал-фельдмаршала Якова Брюса, генерал-фельдмаршала П.П. Ласи и др.). В русскую армию протестантов призывали, а вот мусульман, буддистов, кочевые народы от воинской повинности освобождали.
Собственно, проблема в отношении военной службы возникла с появлением в России меннонитов, гуттерцев, баптистов, евангельских христиан, адвентистов и др. Возьмем, к примеру, меннонитов. Екатерина Вторая дала им освобождение от военной службы (1787 год). В 1874 году при введении в империи всеобщей воинской повинности (реформа Д. Милютина) права меннонитов были подтверждены (после того как 15 тысяч выехало в США и Канаду). Правительство, испугавшись экономических последствий, пошло на компромисс. Устав о воинской повинности был изменен. Меннонитам вместо военной службы разрешили служить пожарными, лесниками, работать в мастерских.
В дальнейшем подобные льготы были пожалованы духоборам, молоканам, адвентистам, баптистам, последователям некоторых иных вероучений. Но большинство религиозных "отказников" подвергалось нешуточным мерам воздействия (в том числе прогон сквозь строй, ссылка в монастырь, тюремное заключение). Баптистов, евангельских христиан и адвентистов не жаловали ни в русско-японскую войну, ни в Первую мировую.
После революции Советская Россия по идеологическим соображениям признала право граждан на отказ от военной службы (декрет "О свободе совести, церковных и религиозных обществах" 1918 года и "Об освобождении от воинской повинности по религиозным убеждениям" 1919 года). Пацифистам было разрешено служить в госпиталях. По некоторым оценкам этим правом воспользовалось 40000 пацифистов. Право на альтернативу подтвердил закон "Об обязательной воинской службе" (1925 г.). Однако в 1927 году было принято новое Положение о воинских преступлениях, в котором уже предусматривалась уголовная ответственность "за уклонение от воинской службы под предлогом религиозных убеждений". Окончательно альтернативная служба была отменена в 1939 году.
* * *
Кальвинисты и лютеране, будучи государственниками, не имеют предубеждений против военной службы. Другие направления протестантизма склонны (не всегда последовательно) говорить о моральном праве каждого христианина защищать свою Родину, склоняясь в то же время к альтернативной гражданской службе. Примером тому служит позиция баптистов, евангельских христиан, пятидесятников, адвентистов, то есть большинства протестантских Церквей и союзов в России. Греха в военной службе нет, полагают они. Писание не налагает запрет на ее исполнение, поскольку Бог дает положительное предписание защищать свои очаги. Но на практике представители указанных Церквей зачастую избирают альтернативную гражданскую службу. Особенно это характерно для адвентистов. Это объясняется тем, что служба в армии сопряжена с невозможностью для адвентистов хранить субботу (в армии военнослужащий не избавлен в субботу от определенных видов работ). Упомянем и о наличии неприемлемой для адвентистов свинины в армейском рационе питания, необходимость принятия военной присяги, что вступает в противоречие с убеждением адвентистов и других некоторых протестантов на запрет давать клятву. Наконец, сам факт беспрекословного подчинения командиру противоречит, по мысли иных отказников, библейскому положению о повиновении только Богу. Компромисс найден в специализации – адвентисты учатся на медиков и служат в медсанбате.
Что касается руководителей религиозных объединений, то даже в случае их личных пацифистских убеждений, они не склонны запрещать верующим исполнять свой гражданский долг. Руководство исходит из убеждения, что оно вправе лишь советовать, как поступить конкретному призывнику в согласии с его собственной совестью. В сущности, каждый призывник предоставлен самому себе, сам решает вопрос о том, противоречит ли служба его убеждениям или нет. Кому-то такая позиция покажется двусмысленной, даже уклончивой. Но, учитывая прежний тотальный пацифизм, это можно считать прогрессом. Практически никто из протестантов не оспаривает положение Конституции о том, что защита Отечества является долгом и обязанностью гражданина России.
* * *
Российская Федерация все еще с трудом определяет свое место в общемировом стратегическом пространстве. Очевидно, что приверженность прежним схемам военного противостояния чревата опасностью. Многие военные аналитики убеждены, что РФ в военном отношении следует примкнуть к Европе. Протестанты разделяют подобное убеждение.
Очевидно, что в процессе переосмысления национальных интересов должна подвергнуться значительным изменениям и воспитательная работа с личным составом. Нынешняя эклектичная система патриотического воспитания, использующая откровенно неубедительные схемы, не укладывающиеся в единую систему, явно отстает от жизни. Новое вино в старое мехи вливать нельзя.
* * *
Кроме того, существенной корректировке подвергается воспитательная работа в условиях контрактной системы. Беседы о любви к Родине не могут заслонить очевидного факта: военный человек за деньги отдает свою жизнь и здоровье. Не следует путать любовь к Родине и служение государству. Любят бесплатно, служат за деньги. В данном случае уместнее говорить об отношениях не с Родиной, но с государством. От государства требуется гарантия, что родственники убитого получат оговоренную компенсацию или же сам военнослужащий получит деньги за утраченное здоровье.
С другой стороны, государство, наняв контрактника на военную службу, не обязано морально мотивировать свои приказы. Военнослужащий выполняет поставленную задачу, то есть рассчитывается за полученные средства.
Кажется, что в этих условиях пространство для Церкви сужается. Но человек никогда не довольствуется единственным желанием заработать. Мысль, что ради денег он убивает других и может умереть сам, не дает психологического комфорта. Военнослужащему, как любому человеку, нужна благородная мотивация. Очевидно, что одной идеологией здесь не обойдешься, поскольку политические приоритеты меняются, и то, что вчера было правильным, завтра может оказаться ошибкой и просчетом. Это показывает пример с Афганистаном. Военнослужащие, прошедшие Афганистан, встретившись с равнодушием и непониманием общества, имеют психологические проблемы. Как мы знаем, даже президент был вынужден высказать свое мнение по этому поводу.
Вера остается. Военный человек хочет верить, что он служит в правильной армии, на правильной стороне. Кроме того, поступая на профессиональную военную службу, человек верит, что с ним и с государством все будет хорошо. В противном случае зачем поступать в военное училище, если заранее знаешь, что, скажем, через три года после училища ты попадешь в такой-то конфликт, тебя ранят, ты получишь тяжелое увечье… Если заранее знаешь, что государство разорится, а то и вовсе исчезнет с лица земли вместе со всеми своими обязательствами. Подобная прагматическая вера часто оказывается первым шагом на пути к истинной вере…
* * *
Протестантизм формирует определенный тип человека, способствует обретению качеств характера, весьма полезных при прохождении военной службы. Членам протестантских общин в значительной мере присущи целеустремленность и дисциплина. Вот конкретный факт: протестант с детства привыкает каждое воскресенье (!) ходить в церковь. Протестант настроен на перенесение трудностей. Это не тупая покорность, но творческое преодоление проблем. Надеемся, не потеряют своего значения в армии и такие типичные протестантские добродетели, как порядок и верность слову. Части, составленные преимущественно из протестантов, будут избавлены от неуставных отношений, а офицерский корпус, в котором численно возобладают протестанты, не будет подвержен пьянству и воровству.
Наконец, отметим знаменитый протестантский коллективизм, который объясняется постоянным пребыванием протестантов в общине. Мы убеждены, что образ общины, если хотите большой семьи, привнесенный протестантами, будет весьма содержателен для армии. Община есть синоним боевого братства.
* * *
Интеллектуализация армии влечет спрос на специалистов с высшим образованием. Раньше протестантам путь в ВУЗы был закрыт. Сейчас в жизнь входит протестантское поколение, выросшее в условиях свободы, получившее хорошее образование. Протестантский менталитет в сочетании со знаниями делает протестантов в высшей степени полезными работниками в любой области. Не сомневаемся, что приход протестантов в армию скажется благотворно на ее боеспособности.
Образование открывает возможность для протестантов работать военными врачами, преподавателями, переводчиками, психологами, юристами, криминалистами, следователями. Недалек тот день, когда они будут занимать штабные должности, работать в административно-хозяйственном управлении, отделах информации и прессы, управлениях финансового контроля и материального снабжения, центрах образования и обучения. Современные протестанты, придя в армию, помогут поднять уровень аналитической работы в штабах, улучшить работу разведки и контрразведки.
* * *
Разумеется, все наши рассуждения о роли протестантов останутся благими пожеланиями, если армия будет по-прежнему бездушно относиться к своим солдатам. Недавний случай с Владимиром Березиным, умершим по дороге в воинскую часть, говорит сам за себя. При таком отношении к личному составу комитеты солдатских матерей будут агитировать за пацифизм громче иных отказников по религиозным убеждениям. Будем надеяться, что протестанты, то есть люди Библии, пришедшие служить, помогут оздоровить моральный климат в Вооруженных силах нашей Родины.
Дата/Время: 22/11/03 23:05 | Email:
Автор : Евгений Каширский

сообщение #031122230528
РЕФОРМАЦИЯ-2003
Речь, посвященная очередной годовщине
Великой Реформации.

Дорогие братья и сестры!
Поздравляю Вас с Днем Реформации!
Привычно определяя Реформацию как религиозную реформу XVI века, не будем забывать, что Реформация – уникальное событие в истории человечества. Религиозных реформ в истории человечества было немало. Но Реформация – значительно большее, чем движение за чистоту Церкви. Это утверждение нового цивилизационного порядка, в основание которого было положено Слово Божие.
После Реформации история обрела тот смысл, который позднее нашел свою наиболее выпуклую форму в виде учения о прогрессе. Напор, продвижение вперед, экономический рационализм стали характерными чертами нового мироустройства.
Но это на Западе. Наши православные соотечественники были готовы считать Реформацию величайшим бедствием именно вследствие возникновения и утверждения новой цивилизационной модели. В России идея прогресса не сработала. Нас уверяют, что россияне изначально были настроены против нее всей своей психологией. Россияне настойчиво ожидали конца света, причем даже неверующие. И действительно, раз Россия не задалась как империя, миру – конец.
И сегодня многие наши идеологи привычно противопоставляют Россию – прогрессистскому Западу, а православие – западному христианству, прежде всего протестантизму в кальвинистской форме. Российское православное идеологизированное мышление рассматривается как достойная альтернатива западному менталитету. Стоит ли удивляться, что Россия, как никакая другая страна, нуждается в идеологиях? Причем идеологизированность наших соотечественников выдается за духовность. В сознании россиян в течение многих поколений утверждается стереотип: нам присущи скромность, терпение и … бедность. Полезный, дескать, для духовности фон.
Но почему же скромность и терпение часто идут руку об руку с бедностью? Может быть потому, что психология маленького человека «мне и так сойдет» не всегда ведет к духовным подвигам. Если я довольствуюсь малым, то мне незачем много трудиться, незачем «напрягаться». Отсюда один шаг до нерадивости и лени. А нерадивость и лень, помноженные на идеал бедности, ведут к настоящей нужде. В нужде человек редко помышляет о духовности, скорее, он склонен к преступлениям и грубому образу жизни. Вот загадка: кто ходит по разным эзотерическим обществам и кружкам самоусовершенствования? Рабочие от станка, фермеры? Нет, конечно. Туда влечет людей, имеющих средства и свободное время, именно они с большой охотой занимаются духовными вопросами. Монахи, жившие вдали от экономической суеты и проблем по обеспечению семьи, тоже были духовными людьми (в современном значении этого слова). Окружали себя книгами, вели философские беседы. Припасы им доставляли крестьяне окрестных сел.
* * *
Кальвинизм дал реальную перспективу развития Европы и всего мира. Он заставил западные некальвинистские страны принять его экономический вызов, и это невозможно было сделать, не приняв экономическую кальвинистскую модель. Другие модели не поспевали и не справлялись. Соревнование разных систем стало проходить в рамках концепции прогресса. Вслед за некальвинистским Западом на эту модель были вынуждены равняться и продвинутые страны Востока.
Кальвинистская экономическая модель может далеко не всем нравиться. Но либо страна идет в этом направлении, либо безнадежно отстает.
* * *
Другое дело – сегодняшнее время. На наших глазах цивилизация государств сменяется цивилизацией корпораций. Государства перестают играть роль защитника народа, эту роль берут на себя международные организации. В качественно изменившемся мире включились иные механизмы регуляции общественных взаимоотношений. Мир все менее нуждается в идеологиях. Даже религия интересует людей только в прикладном, утилитарном значении. Что она мне может дать? и не «потом», не когда-нибудь, но сейчас? Если же религия не говорит, как стать «просветленным» сегодня, как сейчас добиться каких-либо сверхспособностей, то такая религия в глазах наших современников идет по разделу факультатива, не имеющего серьезного значения в повседневной жизни.
… Покажите, какая мне будет от этого кальвинизма польза? Не надо музейных стендов под стеклом, покажите, как это работает сегодня.
* * *
Очевидно ускорение развития форм социальной жизни, их быстренькое вызревание … Наше поколение, не замедляя движения, бросает мимолетный взгляд на заинтересовавший его объект, впитывает в себя – и разломав, отбрасывает. Все мгновенно переводится в разряд прошлого.
Не знаю уж, какая идеология может теперь повести за собой людей? К тому же ничего нового на горизонте идей пока не предвидится. О чем бы ни заговорил докладчик – тут же недовольный ропот: было!
… С каким упоением советские люди изучали марксизм. Помню, как мы, высунув язык, конспектировали марксистских классиков! Вот оно – наивысшее достижение человеческой мысли! Нашли золотую пилюлю бессмертия! Казалось, еще немного, и все – на земле победит мировая система социализма. Но как быстро развалился союзный оплот социализма, и ведь никто не бросился его поддержать, никто даже не обиделся за него. Оказалось, что социализм, о котором так много и научно говорили – всего лишь частный случай капитализма, доведение до предела обобществления собственности. После революционного возмущения, то есть искусственного колебания, эта модель замирает навеки. Кстати заметим, что социализму с его централизованным планированием прогресс тоже не был особо нужен.
Так же быстро устарела идея национальная. Заинтересовались, пообожглись – и бросили. Под национальные знамена теперь уже столько народа не наберешь. Да и не разумно пугаться национальности моего напарника по работе, тем более что он и сам в ней путается. Не важна мне национальность, лишь бы человек работал хорошо.
Говорят, что на очереди стоит идея религиозная. С ней, впрочем, давно пытаются разобраться.
* * *
Нас так и тянет выкрикнуть: а теперь давайте с максимальным напряжением! устремимся вперед, не покладая рук!!
Но это в нас сказывается всего лишь старая привычка, наша заученная реакция на печальное положение дел. Совершенно очевидно, что эти призывы более не работают. Нет, можно поднатужиться и еще что-то изобрести, но только все равно никто не станет с максимальным напряжением... То есть, кто-нибудь обязательно найдется, размахнется усердствовать, но это, как правило, такой, простите за слово, фрукт, что лучше бы уж он не напрягался. А в целом люди готовы выделить лишь определенное напряжение, заранее оговоренное количество напряжения – скажем, по субботам, раз в месяц, и не более 4 часов. Прекрасная формулировка: не более 4 часов в месяц. Мы и сами применяем эту формулу, и до сих пор не можем нарадоваться.
Нынешний век под напряжением подразумевает нечто недостойное, выпадающее из цивилизационной нормы. И современное христианство, следуя в ногу со временем, напряжению и самоотверженности предпочитает комфорт и расслабленность. Послушать новые евангелизационные перепевы? Можно, почему бы нет? но напрягаться и жертвовать?
Некоторые проповедники все еще напрягаются, ездят туда и сюда … И что? На долго ли вас хватит? – спрашивают их.
– Видели мы таких горячечных! – ворчат скептики – у этих нон-стоп проповедников почему-то всегда не хватает времени ни на семью, ни на собственное образование… на элементарное чтение, без которого невозможно убедительно и доходчиво…
Впрочем, что теперь проку иронизировать по поводу энтузиастов? Поголовье этого малого стада катастрофически сократилось, грозит полное вымирание… последних могикан проповеди впору записывать в Красную Книгу…
* * *
Нет, напряжение уже не пройдет. Сегодня надо свободно, весело, играючи… Похоже, все следуют поучениям китайских мудрецов: напряженное долго не живет, выживает лишь податливое, побеждает, уступая. Может, и правы китайцы, уверяющие, что все навязанные жесткие формы гибнут?
Нынешний век требует отформатировать любую идею, любую религиозную доктрину в виде занятной и доходчивой информации. Так, что у вас? – кальвинизм, Реформация? Хорошо, упакуйте нам адаптированное издание, и чтоб без теологической зауми.
Между тем мир, в котором мы имели честь родиться, давно работает над своими планами. Ткет свою паутину изящно и легко, как многоопытный профессионал. Мы же, слабые и немощные люди, все никак не можем постичь азы своей собственной науки – жечь глаголом сердца людей. Похоже, лучше получается морозить…
* * *
Вы обратили внимание, как трудно меняется каждый из нас? Как трудно мы избавляемся от всего того, что принято считать нехристианским, но так приросло к нам, так стало нашим. Что уж тут говорить о нашем современнике, который ценит свободу и потому, видите ли, не желает быть рабом Божиим, оставаясь рабом своих страстей, желаний и привычек? Его не вдохновляет христианство, подразумевающее Господина и раба, Государя и подданных. Царство Божие он способен представить лишь как идеальное государство, в котором нет ни налогов, ни отчислений в пенсионный фонд, не надо кормить чиновников…
В христианстве современному человеку также не нравится, что между Богом и человеком подразумеваются личные отношения. Прежним поколениям нравилось, нынешнему – нет. Прежде все восхищались, слыша «Христос – твой личный Спаситель». А для современников это почему-то перешло из плюса в минус. Личный Спаситель, личный Завет!! А что в этом хорошего? – думает наш современник. Лучше уж безличностные космические связи. Те же китайцы и здесь преуспели со своими воззрениями: есть только мое тело, энергетические каналы, полезные для здоровья точки да еще космос. Никакой суеты, только спокойствие и расслабление. Если что-то не так – счищаем грязную энергию. Наши люди от такой философии в восторге. А в христианстве – Высший Судия, испытания, все время требуют предоставить отчет. Нет, для нынешнего «самодостаточного» человека это не подходит. Вот почему место теологии теперь заняла психология. Хорошая наука и хорошие специалисты, все культурно объяснят: вы – сложный, вы – важный, прилягте на кушетку и расскажите нам о своем детстве и своих родителях.
Вы согласны, что-то утрачивается в самом человеке… нет принципов, нет критериев. Как работать с таким человеком? Мы все еще надеемся его мобилизовать посредством ораторского искусства, зажигательной публицистики, умных теорий. Но все это проваливается в пустоту, потому что на современного человека нельзя опереться.
Приходится признать: теперь действуют другие принципы мобилизации…
* * *
Кто-то верно подметил: трудно увидеть истинный ход сегодняшней истории, потому что панораму закрывает государство, в котором мы проживаем. Наше государство – это дом, в котором жильцы постоянно занимаются ремонтом и перепланировкой, со всех сторон сотрясают, сверлят, ухают молотками, пилят. Обычно люди сделают все, как им надо, и успокаиваются. У нас почему-то иначе. Россияне все никак не могут определиться, как же должны выглядеть их региональные квартиры и дом в целом.
А на первом этаже все время вывешиваются бумажки с торопливым указанием, сколько надо заплатить, и заплатить непременно сегодня вечером…
* * *
– И в таких условиях вы замахиваетесь на Реформацию? – вопрошают нас скептики.
– Да! – отвечаем мы.
Несмотря на все гримасы нынешнего века, несмотря на сопротивление людей мира сего, российские кальвинисты продолжают путь, намеченный великой Реформацией. Мы по-прежнему непоколебимо устремлены вперед. Нас все еще мало, но это неважно. У нас хватит терпения и упорства, чтобы сделать все, что поручил нам Господь.
Впрочем, другого и быть не может, ибо в нас все более входит то же учение, которое воодушевило кальвинистов Женевы и пуритан Новой Англии на устроение жизни сообразно Слову Божиему. И таких, как мы, в России с каждым днем становится все больше. Поистине, удивителен Промысел Божий. Непредсказуем!
Что ж, значит нынешняя российская жизнь дошла до своего предела и начинается новое время. Да его и нельзя не почувствовать, нельзя не услышать. Ибо оно уже близко – при дверях.
Дата/Время: 11/10/03 16:06 | Email:
Автор : Евгений Каширский

сообщение #031011160655
ВОПРОСЫ НАШИХ ЧИТАТЕЛЕЙ
---------------------------------------
Пожалуйста, разъясните ваше высказывание о том, что история не повторяется.
Я всегда был уверен и учил своих единоверцев, что в истории человечества нередки повторения похожих событий и именно изучение истории способствует сохранению общества от повторения ошибок прежних времен.
К. М.
---------------------------------------
Уважаемый К. М.!
Позвольте ответить несколько издалека. Мы нисколько не сомневаемся в единственной правильности кальвинистского метода, который я бы охарактеризовал словами: Всё от Бога, всё сквозь призму Библии. Этот метод дал массу идей в свое время, для своего времени. Вспомним это время: 16 век, с одной стороны господство мертвящей католической схоластики, с другой – гуманоподобные идеи Ренессанса. Кальвинисты призвали строить общество на библейских основаниях.
У людей появилась альтернатива, возник мощнейший комплекс идей, если хотите, энергетический заряд. Люди, принявшие кальвинизм, стали строить новое общество. Они строили его страстно, в одной руке держа лопату, в другой - ружье, чтобы защищаться от католиков.
Но они отталкивались от реалий своего времени, их энергия во многом была обусловлена как страстным желанием строить (и заодно доказать: у нас получится), так и напряжением сил, нужным для преодоления косности, враждебности старого общества.
За триста лет существования этого общества (начиная от общин, кончая странами) – произошли существенные изменения. Главная причина этих изменений - появление массы новых идей. Если в 16 веке классические кальвинистские идеи казались чем-то ошеломляюще новым, то в 19 веке они, естественно, такими уже не казались, рассматривались как нечто очень старое. К этому времени появилось много новых, так сказать, предложений. Например, идея Французской Революции: все люди – братья, мы солидарны со всем человечеством, все равны!! Представляете, как это прозвучало в обществе, издавна привыкшем к делению: на спасенных и неспасенных, на праведников, и грешников? А тут - просто, дешево, привлекательно, солидарность всегда привлекательна. Другое дело, что революция скоро показала себя во всей красе, когда был развязан известный террор Сен-Жюста и Робеспьера. Людей убивали только за то, что от них пахло духами (их называли мюскаденами - пахнущие мускатными духами).
Подбрасывали разные идеи ученые, особенно естественники, философы, политики, и получилось, что мир к ХХ веку наполнился огромной массой новых идей. Среди них кальвинистские идеи занимали лишь свою определенную нишу. При этом следует учесть, что многие страны Европы никогда не были кальвинистскими: Испания, Франция, Италия, Австрия, Скандинавские страны, Россия. Оттуда поступало на рынок идей немало альтернативных предложений.
Особо отметим Францию, длительное время бывшую культурным центром Европы.
Обретя достаточное количество приверженцев, новые идеи внедряются в
общественную практику. Проблема же кальвинистов в том, что они в какой-то
период времени остановились. Нельзя сказать, что не было попыток толкнуть
кальвинистскую мысль вперед. Отмечу только двух титанов: Абрахам Кайпер и
Корнелиус Ван Тиль. Однако, их усилий оказалось недостаточно, чтобы восстановить прежний статус кальвинизма.
Вот почему мы, познакомившись с кальвинистской теологией и историей
кальвинистского общества, и полюбив кальвинизм за его верность Слову
Божиему, столкнулись с феноменом, когда современное нам западное общество, то есть общество конца ХХ века - начала XXI осваивает не кальвинистские догмы, но все время появляющиеся новые идеи. И это ЕСТЕСТВЕННО.
У нас, нам мой взгляд, есть два пути:
1) Продолжать верить в то, что старый рецепт подействует в России.
Основание: Реформации в России никогда не было, мы отстали от Европы, теперь
же Россия пробудилась, и есть надежда, что и для России пришло время
использовать этот рецепт. Собрать все, что можно из кальвинистского запаса –
и выстрелить в нашу публику.
2) Переосмыслить весь комплекс кальвинистских идей. Выработать новое учение, основанное на
а) кальвинистской теологии;
б) реформатологии (науки о преобразовании общества на библейских началах);
в) антропологии (науки о человеке);
г) экологии (науки о состоянии планеты).
Учение должно быть кальвинистским по сути, но вместе с тем предлагать новые решения, учитывающие сегодняшнюю действительность.
Как Вы понимаете, я склоняюсь к второму варианту. Для меня совершенно очевидно, что помимо идей, которые нам интересно применить, существует целый набор исторических условий и обстоятельств, обусловленных временем. Мы даже не можем представить себе, сколь велик этот набор. Поэтому для успешного применения идей, работавших прежде, нужно обзавестись соответствующими сопутствующими условиями и обстоятельствами. Такой возможности у нас, разумеется, нет. Вот почему история никогда не повторяется, даже если что-то выглядит очень похожим. Но это похожее – всегда только на вид. Карл Маркс дельно заметил: история повторяется только в комическом виде. В нашем случае и был бы комизм - пытаться воспроизвести ситуацию Женевы 16 века. Это видно и на примере исламских фундаменталистов, пытающихся воспроизвести конструкцию халифата. Ничего не выходит. Идея должна быть существенным образом трансформирована. Или реформирована.
И в этом есть наш главный принцип: semper reformanda, то есть всегда
реформирующаяся Церковь. У нас есть надежда и есть твердый расчет: Слово Божие и
кальвинистский метод не потеряли своей силы. Надо только смотреть не назад,
а вперед. И работать в условиях своего времени.
Искренне Ваш,
Е.К.
Дата/Время: 10/10/03 09:08 | Email:
Автор : Евгений Каширский

сообщение #031010090830
ВОПРОСЫ НАШИХ ЧИТАТЕЛЕЙ:
Сергей, Воронеж
Мир вам!
Хотелось бы знать, какие реформатские и пресвитерианские объединения в Америке и Европе еще отстаивают библейские, кальвинистские взгляды и не поддались влиянию либералов-гуманистов, харизматов, гомосексуалистов и сторонников женского священства? И, напротив, какие союзы являются
либеральными? и с ними христианам недопустимо иметь никаких отношений.
Заранее благодарен. Сергей.
------------------------------------
Уважаемый Сергей!
Вы спрашиваете, какие Церкви сохранили библейские, кальвинистские взгляды? Для того чтобы ответить на этот вопрос, нам с Вами надо определиться, что именно мы подразумеваем под библейскими, кальвинистскими взглядами. То есть сначала нам нужно понять, одинаково ли мы с Вами понимаем этот вопрос?
Затем нам надо выяснить, как этот вопрос понимают Церкви Запада. Нам
придется попросить их ответить по всем интересующим нас пунктам. Я думаю, что даже в ответах внутри одной деноминации будет значительное разномыслие, потому что зачастую общины, входящие в тот или иной союз, имеют собственную точку зрения, у них нет обязанности подчиняться некой генеральной линии. Кроме того, на Западе постоянно идет процесс размежеваний по тем или иным вопросам и, наоборот, объединений.
Вполне возможно, что нам с Вами подойдут лишь некоторые объединения. Причем может оказаться, что они нас не устроят по другим параметрам: например, многие из них не поддерживают связи с другими объединениями, считают правильными только себя (и потому будут обязательно навязывать свою линию) и т.д. И, к сожалению, большая часть из них весьма незначительна по размерам, и не имеет никакого влияния на общество.
Скажу Вам откровенно, мы (подразумеваю Союз Реформатских Церквей России) тоже поначалу искали наиболее кальвинистских кальвинистов. Теперь же к нам пришло понимание, что кальвинизм – это не кунсткамера, в которой выставлены застывшие фигуры из эпохи 16-17 веков: гугеноты, пуритане... Сегодняшние кальвинисты – это совершенно другие люди, не похожие на те образцы, которые сложились у нас в голове после чтения исторической литературы. И этому есть объяснение.
Вот мы в России честно пытаемся жечь кальвинистским глаголом сердца людей. И в том, что теперь всякий наслышан о кальвинизме, есть и наша малая толика. Думаю, скоро идеи кальвинизма станут общим местом: – А, знаю: предопределение, протестантская этика... Но давайте согласимся, что наша концепция привлекает людей большей частью интересующихся теологией, но не экономикой, политикой, и, увы, не повседневной жизнью. Понимаете, куда я клоню? Если мы хотим действительно массового движения, истинной Реформации, то нам нельзя надеяться только на старый багаж. В нем есть много полезного, и при помощи этого багажа было построено западное общество, которое просуществовало три столетия. Но в ХХ веке общество (цивилизация) изменилось. Появилась модель, не основанная на кальвинизме.
Кроме того, следует учесть, что и наши соотечественники смотрят, сравнивают, исследуют современное западное общество. Иные же наши кальвинисты, влюбленные в Реформацию, надеются увлечь россиян европейским обществом 16-17 веков. Надо ли объяснять, что эта идея утопична, поскольку уже нет действующей модели, которой они хотят воодушевить наших земляков.
Все те печальные вещи, о которых Вы упоминаете – результат не столько слабости, сколько растерянности наших западных братьев. Кальвинисты Запада оказались неготовыми к тому, что общество стало жить иными идеями. Плохи или хороши эти идеи – другой вопрос. Проблема в том, что кальвинистские идеи стали музейными экспонатами, чем-то вроде паровых машин. В этом я вижу урок и для нас, российских кальвинистов. Нам нельзя надеяться, что, собрав в кучу все, что написали в 16-18 веках, мы сумеем изготовить машину, затребованную современным обществом. У нас получится еще один музейный экспонат. Если бы кальвинистские идеи были востребованы в прежнем виде, их бы по-прежнему применяли на Западе.
Всколыхнуть людей можно только НОВЫМИ идеями.
Поэтому дело не в консерваторах (которых мы соглашаемся считать хорошими кальвинистами) и либералах (плохие кальвинисты, «слабаки»), наклейка ярлыков не помогает пониманию, почему на Западе происходят негативные процессы, идут постоянные уступки перед напором современности. Почему кальвинисты не дают идей, которые бы опережали эту современность? Вспомним, что Реформация была прежде всего именно всплеском идей, опередивших современность. Всплеском новых идей.
Поэтому, я полагаю, что перед нами сегодня стоит задача выработки концепций, идущих впереди (нашего) времени, которые в то же время отвечают на вопросы сегодняшнего человека. Только так можно действительно привлечь людей. И не стоит забывать, что идея возрождения чего-либо (например, возрождения европейской Реформации в России) – идея языческая по своей сути, поскольку история не повторяется, но движется только вперед. Говоря о новых идеях, я говорю о формировании концепций, основанных на Писании, на кальвинистском методе, и на нашем сегодняшнем опыте – опыте людей третьего тысячелетия.
Что же касается Вашей просьбы указать на какую-либо образцовую западную Церковь, то нам наиболее симпатична голландская Реформатская Церковь Freigemaakt, с которой мы поддерживаем братские связи.

Храни Вас Бог!
Искренне Ваш,
Евгений Каширский, руководитель Центра Изучения Кальвинизма
Страницы : 1 2 3 4 5 6