Метро "Русь Протестантская" (ведущий рубрики Е. Каширский)

Сообщений в теме : 29
Страницы : 1 2 3 4 5 6
Дата/Время: 29/09/03 14:30 | Email:
Автор : Евгений Каширский

сообщение #030929143005
Нам поступил запрос, какое название дать вновь образованной поместной церкви: Реформатская или Пресвитерианская?
Позвольте изложить некоторые соображения, по которым мы предпочитаем слово "Реформатская" слову "Пресвитерианская":

1) Название Реформатская старше названия Пресвитерианская.

2) Понятие Пресвитерианская – уже, поскольку указывает лишь на принцип управления (управление пресвитерами). Понятие Реформатская в смысловом отношении несравненно богаче, говорит о перманентной Реформации Церкви (постоянной готовности исправить сбившийся в сторону курс), указывает на историческую Реформацию XVI века, на наше желание реформировать по Слову Божиему общество, в котором мы живем.
Заметим, что полное название Церквей Реформатского Союза России – Евангелическо-Реформатские (что, разумеется, не препятствует вступлению в Союз церквам с другим наименованием, поскольку мы смотрим на учение и практику церкви, а не на название). Добавление "Евангелическо-" дань российской истории, ибо именно так называлась Реформатская Церковь до революции (и об этом свидетельствуют соответствующие архивные документы). Нет нужды объяснять, что слово "Евангелическо-" указывает на подчинение Слову Божиему и готовность проповедовать Христово учение.

3) Реформация, как известно, есть Преобразование Церкви. Слово Преобразование стоит в одном смысловом ряду со словом Преображение. Поэтому в известных случаях допустимо определить Реформатскую Церковь как Церковь Преображенскую, что встречает понимание среди значительной части наших соотечественников.

4) Нас привлекает организационная практика Реформатских Церквей, как правило, последовательно отражающих в устроении своих Союзов принципы конфедеративности (независимость общин при теологическом единстве). Пресвитерианские Союзы склонны к более жесткой управленческой схеме.

5) Наконец, в пользу слова Реформатская свидетельствует и тот факт, что некоторые Пресвитерианские Церкви, отдавая дань уважения, добавляют в свое именование название Реформатская.

Таковы пять аргументов в пользу названия Реформатская Церковь.

Евгений Каширский,
руководитель Центра Изучения Кальвинизма
Дата/Время: 20/08/03 18:01 | Email:
Автор : Евгений Каширский

сообщение #030820180121
ИНДЕЙЦЫ И ЕВРОПЕЙЦЫ: КОНФЛИКТ ЦИВИЛИЗАЦИЙ

НЕИЗБЕЖНОСТЬ ВСТРЕЧИ
В XVI веке произошел отток части европейского общества в Центральную и Южную Америку, веком позже – в Северную. В соприкосновение вошли два мира с совершенно разной социальной динамикой. Встреча индейцев и европейцев вызвала многочисленные цивилизационные конфликты. О гармоничной интеграции двух культур не могло быть и речи, поскольку каждая из сторон полагала приемлемым только свой образ жизни…
Сегодня переселению европейцев модно давать гуманистическую моральную оценку. Белых обвиняют в том, что они: 1) переселились; 2) по переселении не уподобились индейцам, не приняли индейскую культуру и религию.
Возможно, многим из наших соотечественников трудно отказаться от романтического представления об индейцах, навеянного книгами Фенимора Купера и фильмами с участием Гойко Митича. Напротив, белых поселенцев у нас принято изображать хитрыми и жадными негодяями. Российские публицисты поддерживают взгляд, будто белые, состоявшие, якобы, сплошь из пуритан-кальвинистов, намеренно уничтожали добродушное индейское население.
В действительности легендарные пуритане составляли значительно меньшую часть поселенцев, и многие события, произошедшие в Америке, к ним совершенно не относятся. Отметим и то, что пуритане не считали индейцев врагами, только неоднократные нападения индейцев на их поселения заставили колонистов взяться за оружие.

ПЕРВЫЕ КОНТАКТЫ
Первыми с индейцами встретились испанцы и итальянцы экспедиции Колумба. Почему-то они надеялись, что туземцы будут их постоянно кормить… Неудивительно, что отношения белых и туземцев довольно быстро испортились. Из второго путешествия Колумб уже привез 500 рабов, которых продали на рынке в Севилье. Позже конкистадоры станут регулярно обращать индейцев в рабов, заставляя их приносить золото. Непокорным отрубали руки. Считается, что при освоении Америки испанцы проявили наибольшую агрессивность.
Северную Америку одними из первых посетили Джованни да Ферразано и его люди. В 1524 году в гавани будущего Нью-Йорка произошла знаменитая встреча команды с местным населением. Индейцы были дружелюбны, принимали белых без страха.
* * *
Начиная с XVI века океан в обоих направлениях пересекают не только люди, но и животные, растения, а также идеи, болезни… Из Европы прибывают овцы, лошади, свиньи, крупный рогатый скот, апельсины.

ДЖЕЙМСТАУН И ПЛИМУТ: ДВЕ МОДЕЛИ ОТНОШЕНИЙ
Одним из первых регулярных поселений в Северной Америке стал город Джеймстаун, возникший в 1607 году. Город окружали болотистые местности, откуда налетали тучи москитов. Сельское хозяйство было явно не перспективным, кроме, как оказалось, разведения табака. Обитателями города стали служащие торговой компании, число которых вначале составляло всего 104 человека. В 1622 году количество жителей увеличилось до 1200. К сожалению, позже город подвергся нападению индейцев, в ужасной резне погибли почти две трети его обитателей. Это событие стало грустным поворотом в отношениях с туземцами, в головах поселенцев бродили планы мести. История отмечает следующий трагический факт: на следующий год британец Уильям Такер подсунул индейцам отравленного вина, пострадали более 200 индейцев.
В Америку устремлялись люди из разных слоев общества. К примеру, в том же Джеймстауне можно было видеть золотую молодежь, прибывшую в Новый Свет в поисках карьеры и приключений. Молодые люди приехали на родительские деньги… и не вполне понимая ситуацию, не знали, чем заняться. Эти аристократы разгуливали по окрестностям города в шелковых одеждах, в чулках с бантами. К туземцам относились высокомерно, с изрядной долей расового супрематизма. К сожалению, немало поселенцев Виргинии имело такое же отношение.
В этих местах показывались также испанцы и французы, но закрепиться не смогли. (Первые еврейские переселенцы появятся на территории Северной Америки в 1654 году.)
* * *
Иначе повели себя пуритане, легендарные пилигримы, основавшие Плимут. Пилигримы прибыли в декабре 1620 года на двух кораблях. Вот данные по кораблю «Мэйфлауа»: средний возраст прибывших взрослых – 34 года, 50 мужчин и 19 женщин (три женщины были беременны), кроме того прибыло 14 подростков и 19 детей в возрасте до 12 лет. Люди в основном простые, ремесленники – медники, печатники, портные, плотники, кузнецы. Из 69 взрослых пассажиров пуританами числились лишь 28 человек. Один пассажир умер во время путешествия, еще 44 переселенца умерли в первую же зиму, пятеро умерли весной и летом.
Высадившихся на берег пассажиров поразила санитарно-эпидемиологическая обстановка местности: в близлежащих лесах повсеместно лежали трупы умерших от эпидемии туземцев. Заразу занесли белые рыбаки (по другой версии – экспедиция французских картографов под руководством Шамплейна, Champlein). Из проживавших здесь 2000 индейцев туземного поселения уцелело лишь 50. Деморализованные туземцы перешли под покровительство белых.
Таким образом, в округе на несколько сот квадратных километров, по сути, не было индейцев. Переселенцы нашли готовые поля, вещи и припасы, и только одному Богу ведомо, как сложилась бы ситуация, если бы все эти воинственные индейцы были живы…
Эпидемия в Новой Англии выкосила значительное число местного населения. Всего в этом районе в 1600 году насчитывалось по весьма приблизительным данным до 70000 человек, через несколько лет из-за болезней население сокращается до 12000. Ввиду своей малочисленности индейцы не препятствовали переселенцам. Но в других местах, разумеется, возникали проблемы.
* * *
Представьте, какое смущение охватило переселенцев, людей Библии, при встрече с новыми народами: встреченные ими «языки» не были упомянуты в Слове Божием. Тем не менее, они довольно дружелюбно общались с туземцами. Вместе с тем, в целях безопасности колонисты приняли решение не продавать индейцам алкоголь и боеприпасы. По своему отношению к белым индейцев можно было разделить на три группы. Одни поселились в городах, приняли культуру и религию европейцев, другие создали христианизированные поселения (молящиеся поселения) и, наконец, значительная часть индейцев предпочла сохранить свой прежний образ жизни, относясь к белым сообразно понимаемой ими выгоде.
Судебная хроника города Плимут показывает справедливое отношение правосудия пуритан к туземцам. Так, 4 сентября 1638 года четверо жителей города были приговорены к повешению за убийство индейца с целью ограбления. Преступники Артур Пич, Томас Джексон и Ричард Стиннингс были казнены, четвертому соучастнику Даниелу Кроссу удалось бежать. 3 сентября 1639 года некая Мэри Мендейм была обличена в блуде с индейцем по имени Тинсин. Ее провезли на телеге по городу и прилюдно выпороли. Кроме того, ее обязали носить на рукаве нашивку – знак неверной жены – букву А (адюльтер). В случае если она появится в городе без такой повязки, ей пообещали выжечь клеймо на лице. Индейца же приговорили лишь к порке у позорного столба, что считалось значительно более мягким наказанием. Отметим и такой случай: некий индеец поймал в силки пасущуюся корову переселенца. С виновника взыскали штраф, сумма которого была стандартной для подобных правонарушений.
С индейцами, живущими поблизости, городские власти заключили договор о выдаче виновных. Предварительное следствие вел вождь племени.
Можно спросить: почему пуритане не принимали во внимание законы индейцев, не жили по ним? Поселенцы ответили бы на это тем, что они предпочитают жить по закону, основанному на Слове Божием. Таковой закон по определению должен превалировать над языческим законом индейских племен.

ВОЗРАСТАНИЕ НАПРЯЖЕННОСТИ
Однако к середине пятидесятых годов XVII века напряженность во взаимоотношениях поселенцев с индейцами нарастает. С 1660 года в колониях по отношению к индейцам стали применяться более строгие законы. Индейцев признали людьми, упорствующими в своей безнравственности. Жители Плимута искренне удивлялись тому, что туземцы не принимают христианскую религию и общепринятые моральные нормы. Так, поселенцы единодушно отмечают, что честность не была сильной стороной индейцев, они брали в долг и не отдавали. В отличие от белых, индейцы повсеместно уклонялись от выплаты штрафов, налагаемых по приговору суда. За это суды приговаривали неплательщиков к ссылке на остров Барбадос. К сожалению, встречались и более серьезные преступления. Нередки были случаи, когда индейцы предпочитали торговле и обмену воровство и разбой, и это считалось у них не преступлением, а доблестным поведением настоящего мужчины.
* * *
Печальные коррективы в отношения двух сторон внесли войны 1637 и 1675-76 годов, предпринятые индейцами против белых. Французский миссионер писал об индейских воинах: «Они подкрадываются как лисицы, бьются как львы и исчезают как птицы». Индейцы захватывали форты и убивали без разбора всех поселенцев, вплоть до грудных младенцев. Мертвых скальпировали.

НАСЕЛЕНИЕ
Непросто оценить индейское население. Для этого нам предстояло бы подсчитать количество членов различных племен, проживавших в интересующий нас период (в XVI и в XVII веках) на двух континентах. Возможно, когда-нибудь это удастся. Сегодня мы можем оперировать лишь приблизительными цифрами.
Гуманисты склонны преувеличивать число проживавших в те времена индейцев, за последние десятилетия их численность уже доведена ими до полутора сотни миллионов. Явственно видна тенденция поразить доверчивую публику все большими числами. Делается это не без политических соображений, поскольку сегодня модно изображать пагубное воздействие европейцев на судьбу индейских племен. С большим числом легче доказывать жестокость европейцев, уничтоживших высокоразвитую индейскую цивилизацию. А если мы говорим о высокоразвитой цивилизации, то надо говорить о значительном населении, создавшем ее. Это, в свою очередь, заставляет говорить о высокой цивилизации, ибо только в таком случае можно объяснить, как всем этим миллионам удавалось прокормиться. Число увеличивается год от года…
Уолтер Прескотт показывает число 500 тысяч человек (Северная Америка), Кребер насчитывает 900 тысяч. Другие доводят число туземцев до миллиона. Джеймс Муни насчитывает 1 млн. 152 тыс. в Северной Америке (Аляска, Канада, США и Нью Мексико) ко времени, когда прибыли первые поселенцы. Антрополог Кроуфорд уже полагает, что на двух континентах проживало 44 млн. человек. Говорят и о 112 млн. человек (1492 год) и даже о 140 млн. Впрочем, если вести речь о Северной Америке, большинство все-таки соглашается, что до встречи с европейцами там обитали 8-9 млн. индейцев, большая часть которых проживала на северо-востоке, где легче климатические условия.
* * *
Называя число в 100 миллионов и более, антропологам приходится по необходимости утверждать, что заселение континента индейцами началось от 9000 до 30000 лет тому назад. Однако Библия не дает нам такого временного пространства.
* * *
К 1650 году в результате массовых эпидемий чумы и оспы индейцев осталось не более 10 процентов. К 1800 в Североамериканских Штатах официально насчитывался 1 млн. индейцев, но следует заметить, что это число не учитывает людей, вышедших из племен, поселившихся в городах, соединившихся семейными узами с белыми.
… В 1990 году индейцев США насчитывалось 2 млн. человек. К 2000 году их уже стало 4 млн. Посмотрим, что будет к 2010 году.

ИНДЕЙСКИЕ ВОЙНЫ
Война была важной частью культуры индейцев, такова была их цивилизация. В течение веков между племенами шли споры за землю, то есть за лучшие охотничьи угодья и места для поселений. Поэтому одна и та же земля нередко переходила к разным племенам. Войны возникали по религиозным и социальным причинам, вследствие кровной мести. Молодые люди брали в руки оружие для демонстрации отваги, храбрости, для того чтобы заслужить одобрение старейшин. Только на войне юноша мог состояться как мужчина, в некоторых племенах девушки выходили замуж исключительно за тех парней, кто побывал на войне и принес скальп врага. Индейцы искренне верили, что война и охота – единственно достойные занятия настоящего мужчины, только это приносит ему славу. Жестокие истребления побежденных сопровождались изощренными пытками пленников и каннибализмом. Можно ли тут говорить о стабильности индейского населения?
К примеру, племена Иллинойса ежегодно отправлялись на войну, это была обычная практика межплеменных отношений. В XVII веке на конфедерацию индейцев Иллинойса напали ирокезы. К 1650 году ирокезы выгнали со своих земель жившие здесь племена. Война продолжалась до 1832 года, пока окончательно не было разбито войско иллинойских индейцев под руководством вождя по имени Черный Ястреб.
Еще одной из причин войн между индейцами была причина расовая. Об этом предпочитают не упоминать их защитники. Все американские индейцы составляли три различные группы: А) собственно американские индейцы – америндос (этих представителей можно встретить в Латинской и Центральной Америке); Б) алеуты; В) атабаски, или на-дене (Na Dene), наиболее поздние пришельцы. Происхождение последних в некоторой степени загадочно, есть версия, что эти племена, говорившие на енисейских языках, убежали от Чингиз-хана. У этих индейцев находят даже кавказские корни, и некоторое сходство с чеченцами (!), но эту теорию мы оставляем читателям для досужего рассмотрения.

ЕВРОПЕЙСКИЕ БОЛЕЗНИ
Вместе с европейцами на континенте появились невиданные прежде болезни, ставшие для местного населения поистине катастрофой. Переселенцы, глядя на трупы индейцев, устилавших побережье, задавались вопросом: почему Бог насылает на туземцев эти страшные болезни?
Чума и оспа – вот две самые страшные болезни, поразившие индейцев Америки. Надо ли объяснять, что такое чума? Инкубационный период легочной формы этой болезни длится всего 6-8 часов (самое большее – 12) – и человек умирает. Исследователи полагают, что от эпидемий погибло от 50 до 90 процентов индейцев (у сторонников большого населения получается число в 90 млн.). Так, к 1600 году эпидемия чумы поражала Америку около 20 раз. Представьте: 20 волн эпидемии, порой оставалось менее 10 процентов коренного населения, в некоторых местностях смертность доходила до 98 процентов. К 1650 году оспа убила три четверти всех индейцев Юга и Севера Америки.
Впрочем, в Европе эти болезни также унесли немало жизней. В 1663-1668 году от чумы в Европе умерло около 50 млн. человек, оспа в 1600-1800 гг. унесла 20 % населения Европы. В 1918-1919 году от гриппа («испанки») в Европе погибло 25-40 млн. человек.
* * *
Эпидемии повлияли на сознание индейцев. Туземцы стали бояться общения с представителями других племен. Рушились традиционнее союзы племен. Люди переставали верить вождям и шаманам-целителям, упало доверие к традиционным ценностям. Наблюдались массовые случаи перехода в христианство, поскольку индейцы видели, что белые менее страдают от этих ужасных болезней. Христианский Бог признавался сильнее местных богов и духов. Правда, многие тут же отходили от Церкви и возвращались к своим культам, видя, что исцеления нет.
Вследствие эпидемий сократились обрабатываемые индейцами площади в восточных районах. Болезни изменили образ жизни и пищевой рацион туземцев. Напомним, что Плимут основан переселенцами на месте индейского поселения, которое они оставили из-за эпидемии, разыгравшейся в 1616 году – после эпидемии у туземцев не хватало рук расчищать участки от леса.
Было бы несправедливо говорить только о болезнях, занесенных в Америку. Европейцы жестоко пострадали от распространившихся по Старому Свету эпидемий американских форм сифилиса и гонореи, в определенные периоды этими болезнями было заражено до половины населения европейских стран.
* * *
Сегодня индейцы умирают от диабета и рака печени. Причиной тому, как ни странно, – обильная еда. В Сибири малые народы не умирают от диабета. Здесь причиной смерти чаще всего являются ранний алкоголизм и туберкулез.

ЗЕМЛЯ
Индейцы нередко продавали свои земли. Почему они это делали? Во-первых, у них была сильна вера в то, что бледнолицые пришельцы рано или поздно сгинут. Во-вторых, и это главное, индейцы не имели понятия о собственности на землю. Они думали, что продают право на использование земли, но не саму землю. То есть они давали разрешение белым поселяться и сажать свои огороды, но не понимали, что при этом сами теряют право находиться и охотиться на земле «своих предков». До сознания индейцев не доходило, что после того как их вождь поставил на бумаге какую-то «закорючку», земля полностью отходила от племени. И поскольку после продажи их на землю уже не пускали, это вызывало столкновения…
Отсутствие развитого института частной собственности на землю в немалой степени объясняется тем, что большая часть индейцев не занималась сельским хозяйством, а потому они и не нуждались в подобном праве. Лишь некоторые племена (в частности, чероки и семинолы) имели довольные развития понятия о частной собственности на землю.
Для индейцев земли были прежде всего охотничьими угодьями. В глазах же колонистов индейские охотники вообще не имели прав на землю, поскольку не трудились на ней. Не пахали, не сеяли, не пололи сорняки. Колонисты своим потом поливают доставшуюся им землю, а индейцы лишь охотятся, что в глазах тружеников не более чем забава, баловство… Но индейцам именно такая жизнь и была по нраву… Как сказал вождь племени Оглала (принадлежит к сиу) по имени Великолепный Конь: «Великий Дух сделал нас пригодными не для работы, но для охоты. Вы, белые люди, можете работать, если хотите. Мы не вмешиваемся в ваши дела, а вы говорите: почему мы не становимся цивилизованными? Мы не хотим вашей цивилизации! Мы будем жить так, как жили наши отцы, и отцы наших отцов».
Стоит отметить, что британское правительство, и позднее американское, монополизировали право на приобретение индейских земель. Физическое лицо не могло купить землю у индейцев. Бюрократические препоны не давали возможности индейцам и белым фермерах напрямую договариваться о продаже/покупке участка, о сдаче его в аренду.
Фермеры были в отчаянии, видя, что правительство препятствует развитию земельного рынка. Индейцы тоже были не прочь продать излишки земли, которую они все равно не обрабатывали, но не могли это сделать на законных основаниях. Так правительство, долгое время занимая антикапиталистические позиции, препятствовало развитию земельного рынка.
* * *
В сознании наших соотечественников прочно укоренился образ экологически безвредного (точнее, невидимого) для природы индейца, который живет на своей земле, любит ее, заботится о ней. К сожалению, подобное представление далеко от истины. Индейцы систематически практиковали лесные (и степные) пожары. Они устраивали их всюду, куда бы ни приходили. Колонисты отмечали постоянно идущий густой дым, застилающий все вокруг. Зачастую пожары переходили в неистовые пожарища.
Целью пожаров было выжигание лесного кустарника, мешающего гнать зверя. К примеру, делавары поджигали леса для облегчения охоты на оленей. Старались поджигать «грамотно», создавая пожары так называемой низкой интенсивности. В Новой Англии леса поджигались весной и осенью (в сырое время года). Иногда туземцам удавалось удержать пожар (неконтролируемый процесс горения) в определенных рамках, и тогда леса становились похожими на наши городские сосновые рощи, иногда огонь уничтожал все.
Индейцы выжигали лес не только ради охоты, но также для того чтобы легче было передвигаться с поклажей, после пожаров возрастал урожай ягод, а вредных насекомых становилось меньше. В выжженных лесах легче оберегаться от врагов, которым открытое пространство препятствует подкрасться на опасное расстояние. Приведем еще одну причину: на месте выжженного леса земля некоторое время дает хороший урожай. Когда почва истощалась, индейцы выжигали новые участки. После того как индейское племя основательно все вокруг повыжигало, оно переселялось на другое место. (Очевидно, что такой способ ведения сельского хозяйства североамериканскими индейцами не соответствует утверждениям о цивилизации, способной прокормить десятки миллионов человек.)
Подобный способ был известен и на Древней Руси – так называемое огневое земледелие. Кстати, сегодня главная причина частых пожаров на Дальнем Востоке России – умышленные поджоги кустарника и травы местным населением, поскольку после пожарищ быстрее растет ценный папоротник.
Индейцы выжигали миллионы гектаров леса и степи! В лесах, подвергавшихся систематическим выжиганиям, росли преимущественно сосны и дубы, более-менее приспособившиеся к таким условиям. В целом природе причинялся значительный вред, поскольку нарушалась нормальная жизнедеятельность леса, высыхали болота и мелели реки. На пепелищах происходила эрозия почвы, что влекло за собой пыльные бури.
В результате того, что со временем индейцы стали значительно меньше выжигать лесов, в 1800 году северо-восток нынешних США был покрыт лесом значительно более, чем в 1500 году.
Когда речь заходит о знаменитых американских прериях (колоссальном районе, охватывающим значительную часть США), будем иметь в виду, что прерии – тоже результат деятельности человека. Прерии «рукотворны»! Леса, находившиеся на месте прерий, были сожжены индейцами. Следует отметить, что до XVII века на Великой равнине (в прериях) никто не жил постоянно, потому что летом там страшная жара, зимой – снежные бураны. Густой дерн прерий не давал возможности индейцам обрабатывать землю, использовавшим палки-копалки. В прериях безопасная охота на бизонов стала возможна только с появлением у индейцев лошади и ружья, без них неминуемая смерть под копытами разъяренных великанов грозила всякому смельчаку, подошедшему к стаду. Единственным средством, позволявшим индейцам до появления у них лошадей хоть как-то охотиться на бизонов, было все тоже выжигание сухой травы, огонь гнал бизонов на гибельное место. Но этот способ, как вы понимаете, крайне ненадежен, поскольку ветер мог перемениться в любую минуту, и тогда уже охотникам приходилось спасаться бегством.
Когда же белые переселенцы освоили район прерий, и поджоги прекратились, то в течение двух десятилетий прерии с одиноко стоящими там-сям дубами превратились в густые заросли. Экосистема стала меняться буквально на глазах – прерии становились зарослями, саванны – густыми лесами.
* * *
С появлением лошади и ружья индейские племена окончательно отказываются от занятий сельским хозяйством. Теперь стало возможным бесхлопотно кормиться за счет бизонов. Убили бизона – и на несколько дней племя обеспечено едой. В 1800 году в Северной Америке насчитывалось до 40 млн. бизонов.
Кардинально меняется образ жизни индейцев, они становятся сезонно кочующими племенами (номадами). Вслед за бизонами индейцы мигрируют с севера на юг и обратно. Соответственно, у них исчезает потребность в постоянных поселениях. Предпочтение легкой добычи (бизоны) меняет менталитет индейских племен. У людей снижается стимул к повседневному труду. Мужчины проводят время в спортивных соревнованиях и прочих забавах…
Лошадей в Северной Америке начали распространять испанцы, в 1630 году на территории Нью-Мексико ими были созданы первые ранчо. В глазах индейцев лошадь стала символом богатства и знаком социального стандарта. С лошадью индейской семье было несравненно легче выжить. Индейцы настолько привыкли к лошадям, что включили этих животных в свои мифы. Отрицали, будто когда-то лошадей в Америке не было.
Союз ружья и лошади сделал индейские племена значительно более агрессивными и воинственными. Великолепно овладев верховой ездой и научившись метко стрелять, индейцы становятся постоянной угрозой для белых поселенцев.

ИНДЕЙЦЫ И ВОЕННЫЕ СТОЛКНОВЕНИЯ МЕЖДУ БЕЛЫМИ
Северная Америка стала ареной столкновений европейских народов. Так, англичане боролись с голландцами (точнее, с франкоговорящими валлонами), к 1655 году с помощью ирокезов они захватывают все поселения голландцев. На стороне голландцев сражались делавары. В англо-французских военных столкновениях, причиной которых была борьба за пушную торговлю, индейцы принимали активное участие на стороне французов. Французы были им более симпатичны, поскольку те предпочитали организовывать фактории, а не постоянные поселения.
В споре американцев и англичан индейцы предпочли встать на сторону последних. Британское правительство ограничивало количество белых поселений, выставляло заслоны войск, препятствуя продвижению переселенцев в западные районы, другими словами, всячески сдерживало колонистов, голодных до земли. Да и товары английской короны были лучше. Во время войны американцев с британцами в 1812 году индейского вождя по имени Текумсе (Tekumseh) британцы назначили бригадным генералом. Правда, находились индейцы, которые поддерживали американцев.
Постоянной политикой англичан и французов станет натравливание индейцев на американских поселенцев.

ИНДЕЙЦЫ И ПРАВИТЕЛЬСТВО СЕВЕРОАМЕРИКАНСКИХ ШТАТОВ
Индейцы прерий с ожесточением воспринимают неизбежное распространение технического прогресса. На землях, где они привыкли охотиться, прокладываются железные дороги, восточные регионы страны связываются с Западом. Индейцы всячески вредят развитию железных дорог народного хозяйства страны – диверсиями и грабежами на дорогах, запугиванием пассажиров, убийством работников транспорта. Вместе с тем, они игнорируют просьбы правительства передвинуть свои охотничьи угодья. Разумеется, передовая общественность страны была против насилия. Правительство искало приемлемое решение.
Наиболее приспособленным к цивилизации племенем оказались чероки. Несмотря на определенные проблемы во взаимоотношениях с правительством, и порой драматические, они сумели понять смысл происходящих исторических событий. Стоит упомянуть, что они владели даже плантациями чернокожих рабов. Став частью южан, в Гражданской войне сражались на их стороне. Позже американское правительство вынудит индейцев продать свои плантации на аукционах, поскольку они, не считая себя гражданами страны, не имели права применять наемный труд американцев.
Наши публицисты не сомневаются, что политика американского правительства была направлена на уничтожение индейцев. Но стоит подумать о том, сколь велика была нужда страны в людях. Поэтому давайте все-таки признаем, что усилия правительства были направлены на интегрирование индейцев в американское общество. В сущности, от индейцев требовалось, чтобы они признали себя гражданами Североамериканских Штатов и подчинились законам страны.
* * *
С 1819 года Конгресс выделяет суммы на Цивилизационный фонд, целью которого было обучение индейцев. В 1887 году принимается закон о земле, согласно которому каждый глава индейской семьи получал 160 акров земли, неженатый индеец, достигший 18 лет – 80 акров. Критики закона полагают, что он ничего не решил, поскольку вскоре индейцы продали 2/3 земли белым. Защитники индейцев утверждают, что те не поняли сущности закона! Великолепное объяснение! Чтобы воспрепятствовать уходу земли из рук индейцев, в 1934 году принимается Акт о реорганизации: индейцам запрещают продавать землю без разрешения Бюро по делам индейцев.
В 1948 году индейцам разрешили голосовать, при условии, что они знают английский.

СОВРЕМЕННОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ИНДЕЙЦЕВ
Сегодня индейцы являются полноправными гражданами США. При этом они освобождены от уплаты налогов! Пользуясь свободой от налогов, индейцы превратили свои резервации в места для проведения азартных игр. Так, племя семинолов во Флориде заработало в 1982 году на бинго 2,7 млн. долларов. К 1987 году уже 50 племен были вовлечены в игровую индустрию (в том числе собачьи бои и бега) и зарабатывали 250 млн. долларов ежегодно.
В штате Вашингтон (северо-запад США) проживает 27 официально зарегистрированных федеральным правительством индейских племен, общей численностью около 91 тысячи человек. Племена владеют различными предприятиями (в основном – это сфера услуг), от которых получают доход около 1 млрд. долларов ежегодно. На предприятиях работает более 14 тысяч человек, в том числе и белые. В 1997 году предприятия, принадлежащие вашингтонским индейцам, затратили около 865,8 млн. долларов на оборудование и материалы. Отметим, что зарплата на индейских предприятиях на 40 процентов ниже, чем в среднем по штату: 18800 долларов в год против 32400.
В штате Аризона 27 процентов земли принадлежит индейцам (20 млн. акров). На этих землях делается все для привлечения туристов – разбиваются парки, открываются казино и аттракционы, а власти резерваций не жалеют денег на создание романтического и привлекательного образа индейцев. Помимо туристского бизнеса, индейцы Аризоны владеют фермами, предприятиями, магазинами.
Отметим и то, что благодаря помощи федерального правительства и частным инициативам почти 90 процентов всех школ и библиотек на индейских землях сегодня компьютеризованны, имеют доступ к Интернету.
* * *
Тем не менее, 63 процента современных индейцев США живут в городах. Собственность, которой они владеют, вполне сопоставима с тем, чем владеют другие этносы, проживающие в этой стране.

НЕСКОЛЬКО СЛОВ ПО ПОВОДУ ИСТОРИИ
К сожалению, история слишком редко бывает объективной наукой. Чаще всего она является служанкой идеологии. Историки создают героические картины прошлого, чтобы салютовать им. Подрастающее поколение должно упражняться в патриотизме, поклоняясь утвержденным сверху героям. Так дети с молоком матери впитывают канонизированную ложь.
Возьмите любой школьный учебник истории. Как там старательно трактуются события с «нашей» точки зрения. А если зло исходит с нашей стороны, то глаголы, описывающие происшедшее, приобретают пассивный вид: «это случилось»… «были убиты»… «были разрушены». Из нас все время делают патриотических роботов, как сказал один современный историк.
* * *
Вот выступил на тропу борьбы с американскими пуританами публицист Олег Платонов. Г-н автор явно не желает распространения кальвинизма в России и пытается создать такой образ пуритан-кальвинистов, чтобы раз и навсегда отбить у россиян малейший к ним интерес. Для подкрепления своих тезисов о низости и коварстве пуритан, он ссылается на книгу М. Стингла, которого называет известным ученым. Книга чешского автора Мирослава Стингла «Индейцы без томагавков» вышла в Москве в 1984 году. (О, мы еще не забыли, какого рода книги выходили в СССР!)
Г-н Платонов выставляет освоение Северной Америки как парад англо-саксонских негодяев и примкнувших к ним евреев. У него действует «иудейско-масонская цивилизация», которая замучила 100 млн. индейцев. Самым распространенным методом борьбы с индейцами г-н Платонов полагает продажу туземцам зараженных оспой одеял. Случай, произошедший в 1763 году, когда во время англо-французской войны британцы дали индейцам, воевавшим на стороне французов, два одеяла и носовой платок, у г-на Платонова превращается в постоянную практику белых поселенцев. Он даже утверждает, будто в 1837 году в форте Юнион коварные белые ввели кровь оспенного больного пятистам индейцам. Жаль, что автор не удосужился объяснить, как это злодеяние могло быть осуществлено технически? Справка: шприц и полые иглы были изобретены шотландским врачом Александром Вудом (A. Wood) лишь в 1843 году, окончательная конструкция увидела свет в 1853 году (совместная работа А. Вуда и Шарля-Габриэля Праваза). Не говорим уж о том, что надо было очень постараться, чтобы убедить пятьсот индейцев позволить сделать себе такую инъекцию. Г-н Платонов пишет, что по законам США, действовавшим до 1924 года, индейцы не являлись гражданами этой страны, не имели никаких прав. Напомним г-ну Платонову, что такова была позиция самих индейцев: они не признавали правительство и законы страны, не хотели участвовать в жизни государства. Именно поэтому в свое время встал вопрос о компактных поселениях индейских племен, отказывавшихся считать себя гражданами США. В самом деле, как может функционировать государство, достичь прогресса и обыкновенного порядка, если часть его населения не признает государственные границы? ввозит контрабанду и укрывает у себя беглых преступников? То есть находится вне правового поля...

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Провидению было угодно, чтобы в противостоянии двух цивилизаций победили потомки европейцев. Цивилизационные ценности индейцев не выдержали проверки при встрече с европейской культурой. Но справедливо ли в этом обвинять европейцев? Не будем полагать, что победители всегда неправы. Мы заслужили наш успех потом и кровью, сказали бы нам поселенцы.
Как можно оправдывать белых, возразит кто-то, ведь поселенцы посягнули на суверенные земли индейцев? Я думаю, читатель вместе с нами теперь может ответить, что постановка вопроса некорректна. Поскольку не было у индейцев суверенных земель. Пусть даже некоторые из племен действительно проживали на той или иной территории довольно длительное время. Не было у индейцев самого понятия о суверенности. Ирокезы выгнали со «своей» земли оджибве, те выгнали племя сиу. Мы уже упоминали об америндос и на-дене. Между этими народами войны шли сотни лет. Вторые считали, что имеют на землю такое же право, что и первые. Но точно также и поселенцы полагали, что имеют право на эту землю. И были убеждены, что им, а не язычникам помогает Бог, вручая в их руки эту землю.
Дата/Время: 03/05/03 09:19 | Email:
Автор : Евгений Каширский

сообщение #030503091921
Читатели из Омска прислали нам письмо, в котором, в частности, сказано:
"Интересным показался доклад Е.Каширского "Законы общины". Хотелось бы более прояснить то, что там сказано в 3 принципе: Обучение и воспитание. Там есть такие слова: ХРИСТИАНИН УПРАВЛЯЕТСЯ ЗАКОНОМ, КАК ВНЕШНИМ , ТАК И ВНУТРЕННИМ. ПОЭТОМУ ОБЩИНА ВОСПИТЫВАЕТ ЛЮДЕЙ, БЕЗУСЛОВНО ЧТУЩИХ ЗАКОН.
Апостол Павел пишет, чтобы мы стояли в свободе, что даровал Христос, Который есть конец Закона, но с другой стороны говорит об исполнении закона Христа".
-------------------------
Дорогие друзья!
Спасибо за интерес к нашим материалам. Вы задаете очень важный вопрос, ибо понимание взаимоотношения закона и свободы определяет практику жизни христианина.
Многие христиане привычно говорят: нам нет нужды исполнять закон. Мы освобождены Христом от исполнения закона. Что они имеют в виду? Наверное, не анархизм и не хаос. Ведь даже самые упорные антиномисты (беззаконники, противозаконники) вряд ли спорят с правилами уличного движения, с предписаниями техники безопасности на производстве, с распорядком работы на том же производстве, с законами физики и математики. И совсем не каждый из них решается идти против постановлений братского совета своей общины. Почему-то эти законы они охотно исполняют, забывая применить правило об освобождении. Но если Христос освободил нас от Закона, данного в Слове Божием, то не значит ли это, что Он тем более освободил нас от законов человеческих?
Тем не менее, Павел почему-то тоже призывает нас исполнять законы кесаря, платить ему дань, оброк. Неужели нам в таком случае признать, что абсолютного освобождения (в том смысле, как нам говорят беззаконники) не существует, раз по-прежнему мы подчинены кесарю с его законами, природе с ее законами? Собственный желудок понуждает нас работать, и таким образом входить в круг производственных предписаний…
Иные христиане применяют следующую логику, и она не лишена оснований: «Христос освободил нас от предписаний иудейского закона, касающихся: а) обрядовых законов ветхозаветного богослужения; б) государственных законов ветхозаветного Израиля; в) бытовых предписаний иудаизма; однако, моральные нормы и правила, записанные в Ветхом Завете, остаются неизменными, их надо исполнять».
Если с пунктами «а» и «б» согласиться в принципе допустимо, и теологические доводы на этот счет общеизвестны, то относительно пункта «в» не все так просто. Еще больше трудностей возникает при определении так называемых моральных норм и правил. Вы знаете эти нормы и правила? Вы их кодифицировали? Вычленили из Ветхого Завета и составили в качестве нормативной книги, кодекса? Дали к ним практический комментарий?
Христиане отвечают: мы руководствуемся законом любви. Хорошо, но заметьте, что на деле это часто означает: «как получится», «как понравится», «как захочется», и т.д.
Здесь нам хороший урок преподают иудеи. Приведу два примера из писаний одного современного раввина.
1) Он задает вопрос: как вы понимаете следующее место: «пред слепым не клади ничего, чтобы преткнуться ему» (Лев.19:14)?
Большинство тут же себя успокаивает мыслью: а я и не кладу ничего – значит, я перед законом неповинен. Но так ли это в действительности? Разве не содержит закон положительное требование к чистоте дорог, ограждению ям, и прочее? Во многих городах дороги находятся в весьма скверном состоянии. Вспомните, сколько раз мы обходили всякие ямы, перешагивали через предметы, валяющиеся на дороге, помнили ли мы при этом о слепых людях? К сожалению, нет. Таким образом, мы становимся нарушителями закона, поскольку не соблюдаем его.
2) Вот еще пример. Предположим, что перед вами два осла, принадлежащие двум вашим друзьям. Один друг навьючивает свое животное, другой снимает поклажу со своего осла. Писание призывает нас помогать ближнему (общий принцип любви). Кому из друзей вы поможете в первую очередь? Если вы скажете, что это неважно, а важна просто помощь, то вряд ли вы будете правы, поскольку принцип любви должен распространяться и на животных. Надо помочь тому другу, который разгружает животное, ибо оно устало. Ситуация меняется, если один из этих людей – не друг, но ваш враг. Врагу надо помочь в первую очередь, даже если он навьючивает животное.
Эти рассуждения можно называть ритуалистикой, отмахиваться от них, но, согласитесь, что внимательное отношение к Писанию позволяет избегать многих проблем и обид, сплошь и рядом возникающих в христианских общинах.
Мой ответ состоит в том, чтобы мы не только серьезно относились к Писанию, но и кодифицировали каждое его предписание, размышляли над ним, думали, как применить его в сегодняшней жизни. Ведь сегодня почти не встретишь вьючных животных, и значит, мы должны переосмыслить правила о них сообразно нашей действительности. Таково мое отношение к закону. Исполнение закона и есть свобода.
Искренне Ваш, Евгений Каширский
Дата/Время: 23/04/03 19:07 | Email:
Автор : Евгений Каширский

сообщение #030423190719
ХРИСТИАНСКАЯ ГЕОПОЛИТИКА
Часть I
ПРИДОРОЖНЫЙ ОТЕЛЬ «ЕВРАЗИЯ»
(продолжение)

3. НАРОДЫ И ЧЕЛОВЕК
Хорошо быть народом. Еще лучше быть народом со своей землей. А всего лучше – с землей полной богатств. О тебе заботятся, намерены осчастливить, предлагают модели благоустройства. Надо только принять одну из программ, поверив, что тебе действительно хотят добра.
Вот и евразийцы вдохновенно воспевают этносы. Учтиво пишут в своих программах: человек всё получает от своего народа. Знают, хитрецы, что народу приятно читать такое про себя. Но что делать отдельным его представителям, интересующимся мировой культурой? Вряд ли они согласятся с тем, что это евразийское «всё» содержит в себе весь список духовных потребностей человека. Самый обыкновенный обыватель, вроде меня, в вопросах культуры далеко не ограничивается исключительно сказаниями, песнями, былинами, творчеством поэтов-земляков, местных композиторов. Да что говорить! даже в российской глубинке сплошь и рядом распространена причудливая любовь не только к народным приметам, но и к французскому роману, к латиноамериканским танцам и даже к наследию Шаолиня. И кто это, интересно, будет определять, в чем именно я нуждаюсь? Неужели явится чиновник, твердо знающий, какой культурный продукт нужен мне, рядовой единице Евразии, для успешного труда и отдыха? Чиновник запретит мне читать Шекспира с Уитменом? Запретит на основании того, что эти авторы – продукт культуры «чуждой нам» англо-американской расы.
В программе евразийской партии встречается напоминание о том, что задача индивидуума – достойно реализовать врученное наследство, выполнить «завет народа, породившего его, давшего ему форму и содержание». Завет народа сейчас трогать не станем, спросим лишь о реализации врученного наследства. Вы спросите, что означает реализовать «достойно»? И кто опять-таки будет определять: достойно или недостойно? Ответ очевиден: составители подобных программ и будут определять. И вот что выходит: если русак с услаждением почитывает англичанина Шекспира или, того хуже, американца Уитмена, это значит, что он не реализует наследство своего народа, но способствует реализации сомнительного англо-американского дара.
* * *
Льстя народам, евразийцы заявляют, что самобытность есть условие жизнеспособности. Слово-то какое вписали: самобытность! Живите, как хотите, свое бытие определяйте сами, трогать не станем. Как тут не согласиться народу? Народ уж тянется голосовать за эту партию, но тут евразийцы некстати проговариваются… Обещая дать народам широчайшие права, евразийцы оговаривают одну деталь: оставлять в распоряжении народов землю они не намерены. Поскольку земля нужна для геополитических маневров. В интересах большой геополитики богатства земли будут вывозиться в нужном направлении.
Теперь вам понятно, для чего потребовалось умасливание народов разговорами о самобытности? (Такие методы применяют иные фирмы, в договоре вам пообещают и то, и другое, поздравят с большой удачей, а где-нибудь внизу найдете напечатанное мелким шрифтом безрадостное сообщение о реальных условиях выплаты.) Вот выдержка из программы евразийской партии: «Этносы, образующие совокупность политических субъектов Евразии, не имеют юридические права на распоряжение по своему усмотрению землей (территориями), управление которыми находится в единоличном ведении «геополитической администрации». А вот еще из той же программы: «Ни один из этносов не будет иметь права распоряжаться самостоятельно ни одним из секторов территории Евразии, независимо от факта компактного проживания и исторической традиции. Все пространство России (Евразии) является общим достоянием всего сверхгосударства «демократической империи» и не может быть поделено на наделы, не может быть отчуждено или приватизировано. Безусловно, пространство, населенное представителями того или иного этноса будет пребывать – с точки зрения внутреннего устройства – под контролем политических инстанций данного этноса, но этот контроль будет ограничен там, где дело доходит до возможности сепаратизма, присвоения земель и недр, грубого нарушения основных политических принципов евразийской системы».
Как видим, этнос не имеет права распоряжаться землей, и даже историческая традиция ему не поможет. Если традиция не впишется в геополитический замысел, ее всегда можно отбросить. Ради высших полетов геополитической фантазии. Что же в действительности остается народам? Взамен земли народам остаются красивые разговоры о культуре, о самобытности, о духовности. Народы получают возможность широко участвовать в самодеятельности, водить туристов по этнографическим музеям, и прочее. А еще представители этносов получают шикарное право жить в пределах Евразии там, где хотят. Впрочем, и это право оговаривается интересами национальной безопасности и геополитической целесообразности. Вспомните мечты А. Дугина о плановом расселении колонистов в Иркутской области.
Не успеют народы привыкнуть к мысли о том, что земля у них будет отторгнута, и вот новое предписание: в их жизни «должен активно вступать в действие принцип геополитического централизма как высший надэтнический арбитр, решающий внутренние проблемы, исходя из жизненных политических и стратегических интересов евразийского целого». К примеру, захочет народ решить свои внутренние проблемы, а тут – надэтнический арбитр. Поясняет, консультирует, проверяет, есть ли отклонение от евразийского курса, и в случае отклонения предлагает вернуться, по-хорошему предлагает… Попутно заметим, что евразийцы заявляют, что право народов они ставят несравненно выше прав личности! Бедная личность! если евразийцы намерены столь непреклонно поступать с народами, то что ожидать тебе, дорогая? О твоей судьбе страшно и подумать…
Что же получается? Расхваливают народ, завлекают обещаниями расцвета, а в действительности лишают земли и свободы передвижения. Теперь давайте спросим всякий сколько-нибудь уважающий себя этнос, позволит ли он, чтобы его землей распоряжались по усмотрению элиты из Москвы? Интересно, что он ответит?
И последнее на тему о народах. Евразийцы согласны определять этническую принадлежность по самосознанию человека. Из программы партии мы узнаем: «Определение этнической принадлежности должно быть совершенно добровольным». Как вы думаете, зачем они так написали? Неужели не боятся, что половина запишется (ради смеха) атлантическими народами – американцами, англичанами? А то и того пуще – шерпами, готтентотами, маори? Наверное, боятся. Но надеются, что положительный эффект пересилит. Эффект вот в чем: многие из неопределившихся в своей национальности запишутся в русаки. О, это тонкий расчет на раскрепощение. Хотя, по всей видимости, со временем всех пригласят записаться в евразийцы. Чтоб не было метаний и беспокойства по поводу полезных ископаемых, да и геополитический расчет того требует.

4. МОСКОВСКИЕ ВОЖДИ
В программе евразийской партии мы читаем: «Истинная культура пребывает в глубине Евразии, вдали от космополитических городов, потерявших национальный облик, охваченных зловещими знаками и символами глобализма. В больших городах истинная духовная культура народа гибнет и разлагается». Еще один реверанс в сторону народов и, я бы сказал, провинциалов. Хотя если бы евразийцы создали свой штаб где-нибудь в тихом (и, увы, подвыпившем) Скотопригоньевске, я бы поверил в искренность их писаний. Но на первом месте у них стоит Москва, самый космополитический город России. И именно Москву москвич же А. Дугин вдохновенно расхваливает в своей книге «Основы Геополитики». Москва у него – это и «базовое понятие богословия и геополитики», это и «печать богоносности русского народа», и «самая богоизбранная точка земли» (см. с. 607, 609). Далее мы находим: «Москва стоит в центре нашей Родины, нашей истории, нашей культуры. Это – сердце России, ее тайный нерв. Миссия Москвы […] священна и планетарна, она имеет духовный смысл. С точки зрения сакральной географии, Москва – центр Священного Круга, Круга Спасения» (там же, с. 626).
Что сказать? Любит человек свое родное местечко, и это многое объясняет… Только вот не все жители России согласны с таким безоглядным расхваливанием. В соседней Твери тамошние патриоты про своего более удачливого исторического соперника думают совершенно иначе: «Окаянная Москва коварством и лестью татарским ханам захватила первенство, по праву и по совести принадлежащее нашему славному городу на Волге». А уж какие искрометные мысли о Москве разлетаются по Казани и выговорить невозможно.
* * *
Перед выборами принято обещать населению поддержку. Евразийцы тоже примериваются к выборам, и намерены помогать населению решительно и жестко, в духе национал-большевизма пресекая несогласие бизнеса с их социальными проектами. Вообще-то к бизнесу у евразийцев отношение сложное. Ведь капитализм, по евразийскому определению, – детище лагеря атлантистов, несет с собой суетные мысли о прибылях, о законах рынка. Что делать? Запретить? Нет, сразу нельзя. Ненавистный капиталист в Евразии размножился повсеместно. Поэтому на первом этапе евразийцы сосредоточатся на отъеме средств. «В наиболее тяжелых случаях, успешные частные предприниматели, упорно отказывающиеся от добровольного перераспределения богатств в пользу неимущих и обездоленных, могут поражаться в гражданских правах».
Что ж, если вместо понятных и разумных налогов – «добровольное» перераспределение средств, далее жди ограничений экономической свободы и рынка, а закончится дело госзаказами по советскому образцу. Ничего другого евразийцы предложить не могут, поскольку рынок ими отвергается. Поэтому господам «успешным предпринимателям» следует приготовиться к тому, что евразийские отъемы средств станут перманентными. И ведь неплохо придумано: вас просят помочь обездоленным, разве можно отказать в такой просьбе? Великолепная программа: вести хозяйство со всеми проблемами и риском убытков будет предприниматель, а стоит ему выйти в успешные – слетятся «защитники» обездоленных.
Впрочем, евразийцы предлагают коллективный, общинный принцип ведения хозяйства. То есть самолично распоряжаться своей собственностью предпринимателю не позволят. От таких принципов становится тревожно за саму частную собственность. Даже если ее не отменят, но дадут право всем, кому ни лень, вмешиваться в ваши дела, хорошего мало. (Это в придачу к «справедливому» процессу распределения, что, якобы, является устойчивой чертой российской экономической истории.) Нет, это не просто разыгрался рецидив социализма. Здесь случай посерьезнее. При всем внешнем почтении к «традиционным» религиям в глубине души евразийцы благосклонны к идеям гностическим, которые на языке экономики выглядят так: рынок – это низкая греховная материя. Евразия пойдет другим путем – непрагматическим, нематериальным, некоммерческим. Евразийцы будут подниматься над миром материальной необходимости. О, это будет возвышенное идеократическое государство. Жаль, что предприниматели – народец подлый, устремляющийся вниз, к материальному. Очень жаль. Впрочем, разговор с ними еще впереди, и разговор будет принципиально евразийский.
В сущности, в экономике наш выбор невелик: либо рынок – либо конвульсии планового хозяйства. Если же мы вступаем на путь рынка, нам следует вести себя сообразно его законам и требованиям. Нарушение их ведет к экономическому поражению. Законы рынка столь же неумолимы, как законы ведения боевых действий. …Фукидид писал: «Только вид варваров страшен, страшна их численность, их воинственные боевые крики и бряцание их оружия. Но в рукопашном бою они никуда не годятся, ибо не сохраняют стройных рядов и не видят ничего постыдного в том, чтобы отступить со своих мест. А раз каждому из них предоставляется на усмотрение – драться или отступать, мотивы к уклонению от боя всегда найдутся». Так и в экономике – если не подчиняться законам рынка (дисциплина боевого строя), мотивы не работать упорно (убежать с поля боя) всегда найдутся. Но разве можно выиграть сражение с таким экономическим войском?
* * *
Хотя Запад, по мнению евразийцев, бездуховен, все же евразийцы разглядели там духовного противника. Это протестанты, учение которых вошло в плоть и кровь жителей Великого Моря. Вот что мы читаем о протестантизме в евразийских программных документах: «Евразийство в социальной сфере означает приоритет принципа общественного над индивидуальным, подчинение экономических моделей стратегическим, социальным задачам. Вся история хозяйства Евразии демонстрирует, что развитие хозяйственных механизмов здесь происходит по логике, альтернативной либерал-капиталистическим, индивидуалистическим моделям личного обогащения, жесткой конкурентной борьбы, развившимся на Западе на основе протестантской этики».
Индивидуализм, личное обогащение… Жаль, что писатели подобных программ представляют протестантов лишь по религиоведческим книжкам. Сколько раз им говорили: да побывайте вы в реальных протестантских общинах, посмотрите своими глазами, как там ведутся дела и какие это дела, лично почувствуйте, так сказать, дух протестантизма. Теперь уж и выезжать никуда не надо, и в России полно протестантов, только смотри. Но наши философы и так все знают. Что им российские протестантские общины, давно ставшие частью российской действительности? А между тем, стоило бы посмотреть... нет, только слепой не увидел бы в протестантских общинах (при всех их недостатках) взаимопомощь, поддержку друг друга. И еще прибавим наблюдение: самые обыкновенные россияне, ставшие протестантами, быстро усваивают добрые протестантские традиции – честность, трудолюбие, трезвый образ жизни. Сейчас протестантов в России уже более миллиона. На месте нашего правительства я бы пестовал этих людей, дал им зеленый свет. Разве неясно, что в ближайшее время протестанты станут реальной экономической и политической силой России, определяющей ее лицо?
* * *
По замыслу евразийцев, на территории Евразийского Пространства главная роль должна принадлежать некой загадочной Администрации. В руках этой Администрации, состоящей, дело понятное, из элиты евразийского человечества, будет сосредоточена вся реальная власть. Администрация грамотно (с точки зрения геополитической стратегии) распорядится богатством евразийских земель, их полезными ископаемыми и прочими нужными ресурсами. Все, что Администрации понадобится для претворения своих замыслов, она беспрекословно объявит евразийским (геополитическим) стратегическим интересом.
Разумеется, евразийцы не так простодушны и не так уверены в своих силах, чтобы сразу предложить народам прямое правление Администрации. Для смягчения эффекта они предлагают создать дополнительно «органическую (соборную) демократию, основанную на волеизъявлении авторитетных представителей этносов (и иных форм евразийских автономий)». Вопрос в том, кто будет слушать этих декоративных представителей? Ведь только Администрация обладает стратегическими знаниями и, главное, видением геополитической перспективы.
Если рядовым жителям надлежит подчиняться этническому праву своего народа, то для элиты будет разработано нечто особенное, что-то вроде универсальных принципов римского права. Да и несолидно элите подчиняться нелепым этническим предписаниям. Неудивительно, что она заблаговременно выговаривает себе особые условия, оправдываясь своим статусом «надэтнического арбитра». Разумеется, элиту возглавят «выдающиеся вожди», ибо без вождей (сверхчеловеков, «божественных» Августов) такие конструкции не держатся.
Это вам не какая-нибудь демократия западного типа с партиями, выборами, голосованием. Евразийское государство, согласно планам наших евразийцев, будет отличать жесткая централизация, направленная по нисходящей, сверху вниз – от «изначального духовного импульса», исходящего от особого класса духовных вождей. От самой Евразии будет исходить «духовно-созидательный импульс глобального исторического делания».
Итак, в общих чертах план государственного устроения понятен. Импульсивные вожди, жесткая централизация, чтобы не пропал ни один драгоценный импульс. Осталось только убедить россиян, что эта конструкция несравненно лучше демократии. Не удивлюсь, если россияне согласятся с предложенными доводами. У нас так часто бывает: чем невероятнее проект, тем больше шансов быть принятым.
(Продолжение следует)
Дата/Время: 04/04/03 12:03 | Email:
Автор : Евгений Каширский

сообщение #030404120333
ХРИСТИАНСКАЯ ГЕОПОЛИТИКА

Часть I
ПРИДОРОЖНЫЙ ОТЕЛЬ «ЕВРАЗИЯ»
1. С грустью (и одновременно с восхищением) отмечаем, что в России неутомимо продолжается поиск национальной идеи. Поначалу многие надеялись, что эта задача будет легко выполнена (в России да не найдется идеи!?), но оказалось, что снискать лавры на идейном поприще довольно трудно. Вот еще недавно бушевала мода на монархию, на восстановление дореволюционных стандартов. Серьезные люди дворянами стали себя вспоминать, родословные сочиняли… К счастью, эта блажь быстро прошла. Не поддержали в своей массе россияне идею прежней России с ее монархизмом. Какой может быть монархизм, если царь отрекся? Этого ему ни общество, ни армия так и не простили. Пусть кончина Николая Романова была мученической, но никакой военный человек не может понять сдачу государства.
Иные с любовью вспоминают Россию социалистическую, всматриваются в портреты ее вождей… но многого ли добьешься на этом направлении? Как бы ни разжигали себя сторонники сей идеи на митингах и собраниях, заранее ясно, что за советские идеалы массы уже не поднять. Срок годности этого идейного материала просрочен.
С националистическими идеями тоже проблемы. Волнуются идеологи: народ! нация! русский национальный воздух! а россияне не притягиваются. Видать, мы все уже настолько перемешались, что настоящего русака не найти, вот и выветрился из нас ген национального самосознания и обособления. К тому же, как стало известно, лидеры национальных групп и партий между собой крепко перебранились. Говорили о единстве русского народа, а не смогли договориться о самых простых вещах.
Впрочем, на сером идеологическом фоне выделяется одна идейка. Не новая, но для многих политиков и военных достаточно привлекательная. Мы имеем в виду подновленное евразийство, представляющее собой смесь имперских вожделений с геополитическими рассуждениями. Идея уникальности российской территории льстит многим, ибо отсюда легко прокладывается путь к рассуждениям об уникальности России, ее особой судьбе и тому подобным приятным вещам.
* * *
Слово геополитика используется двояко. Во-первых, им заменяют надоевшие сочетания типа «мировая политика», «международная политика», а во-вторых, используют применительно к политическим воззрениям определенного направления. Вот об этих воззрениях и поговорим.
Вкратце суть геополитических концепций такова: территория государств влияет на их внешнюю и внутреннюю политику. Все различия можно свести к двум-трем универсальным цивилизационным типам. Одни государства естественным образом выражают идею Суши (прежде всего государства расположенные на евразийском пространстве), другие – Моря. Между ними идет постоянная борьба, поскольку геополитическая аксиома состоит в том, что государства стремятся к территориальному росту. У всякого приличного государства граница есть орган (точнее, рот). Разумеющий да разумеет. Стремление государств к росту и распространению (экспансия) следует считать нормальным. Государства стремятся выйти за рамки национального, захватывают или вводят в зону своего влияния другие народы, объединяют их, проводя через универсализацию, усваивают приобретенные территории, структурируют наиболее выгодным образом свое геополитическое пространство. В худшем случае пытаются сохранить свой геополитический объем. США – типичная страна Моря, Россия – страна Суши. Как сказал бы иной геополитик, наши цивилизации «пульсируют» по-разному.
Народы Моря своим характером и похожи, собственно, на море – не любят стабильности, им свойственно «текучее сознание». Все подвижно, зыбко, настоящей морали и культуры нет. Какая может быть мораль у морского жителя? Приехал, схватил, скрылся – вот и весь номос (закон) жителей морских стран. Напротив, народы Суши склонны к постоянству и порядочности. Не совсем, правда, ясно, как это связать с историей? Россия, можно сказать, центр Евразии, должно быть спокойствие Великой Суши, а Конституции ее словно морские волны – одна спешит сменить другую. Кто может объяснить эту загадку? (Да и мораль наша азиатская общеизвестна. Тут и доказывать ничего не надо, достаточно сходить на базар за покупками, а дома перевесить на своих весах.) Между тем, США имеют достаточно устойчивую Конституцию, у других стран Моря – тоже в законах крепость наблюдается. Даже евреи, которым наши теоретики отказывают в праве считаться народом Суши, обзавелись Десятью Заповедями – незыблемыми и крепкими, подобно граниту. Еще приходят на ум древние римляне, язык не поворачивается назвать Рим Великой Сушей, а жители его такие нормы создали, что до сих пор – всеобщий образец и восхищение.
Для успешной выживаемости того или иного государства геополитика предписывает создание большого пространства, это зависит от политической воли народа и его элиты, «распознающей историческую необходимость такого геополитического шага».
* * *
Итак, все в геополитике подводит нас к мысли о противостоянии. Возможно, кому-то такой подход покажется упрощенным, и он заметит, что народы взаимодействуют между собой не совсем так, а характеры народов не слишком вписываются в геополитические схемы. Например, немцы остались немцами, куда бы их ни забросило Провидение. Ничто не поменялось ни в культуре, ни в морали. Напротив, везде, будь то Казахстан или Парагвай, явлены пресловутые чистота и порядок, воспроизведены разумное устроение жизни и твердый внутренний закон. А вот еще рассуждение. Давайте представим, что станет с Россией, если всех американцев переселить сюда, а нас – на их место? Неужели характеры новых обитателей поменяются до основания? И американцы, прожив в Сибири несколько лет, станут походить на наших мужичков? примутся пить водку, красть все подряд, а на досуге будут рассуждать о грядущем величии России…
Впрочем, опытный геополитик обязательно найдет, что ответить на эти интеллигентские сомнения.

2. Российские теоретики выдвигают свою версию геополитики. Так сказать, взгляд из России о противостоянии народов Суши и Моря. Наш вариант таков: Евразия (центр которой есть «Святая Русь») против «загнивающего Запада», который гниет уже лет пятьсот, а то и всю тысячу. Россия есть особый мир, которым правят хорошие идеи. В России царствует Идея-правительница, пытающаяся всегда устроить что-то доброе и полезное. Потому российский порядок следует называть идеократией. Неповторимы цивилизационное пространство России, ее культурная география, архетип национального сознания, система мотиваций... все неповторимо. Если культура Запада – упадническая, то культура России, напротив, – возвышенная, духовная. Почему так? Да хотя бы потому, что на нас благотворно воздействует наша российская природа.
Как пишут теоретики этой концепции, Евразия обозначает не материк и не континент, но идею, «отраженную в русском пространстве и русской культуре, историческую парадигму, особую цивилизацию». Россия – естественный гегемон в Евразии, ее сердцевина, а Москва – естественная столица Евразии (хотя и расположена не строго в центре), поскольку более всего отвечает евразийской миссии России. Россия должна мыслить себя евразийским центром, она просто обязана доминировать в Евразии. Впрочем, расширение России не есть примитивная экспансия, расширение пределов России есть «воля истории», благо для всех окружающих народов.
Россия, говорится в программе евразийской партии, «самой географией поставлена в центр континентального массива и не имеет иной перспективы, кроме как служить осью консолидации всех держав, цивилизаций и культур, имеющих континентальный, сухопутный, евразийский характер». Но для реализации этой перспективы нужно много чего сделать. Например, постараться убедить соседей в том, что Россия по праву должна всех объединить и возглавить. В конечном итоге, с этим согласятся европейские страны и Япония и сделаются нашими технологическими спонсорами (последнее, как вы понимаете, особенно важно).
Со временем Евразия будет довлеть над всем миром, и это правильно, поскольку мы, в отличие от западных «атлантистов», несем миру свет, а не тьму.
* * *
Евразийцы признают, что в современных условиях народы Моря временно взяли верх. Их политика глобализации подчиняет весь мир своему стандарту. Какова эта политика? Вот что о ней говорится в Манифесте российских евразийцев «Евразия прежде всего»:
«Нормы космополитизма, индивидуализма, исчисления духовных и культурных ценностей через денежный эквивалент, полное отрицание нравственности, этики, гуманизма, заботы об окружающей среде, атомизация общества, презрение к традициям, насмешка над древними культами, прославление жестокой конкуренции, безразличие к слабому, злорадство в отношении обездоленных — все эти явления есть результат логичного вырождения западной цивилизации, пожертвовавшей прогрессом моральным ради прогресса материального и технологического».
Глобализм, то есть навязывание западного стандарта ведет к разжижению цивилизаций. На смену традиционным цивилизациям приходит что-то бездушное и безликое, мировое правительство, власть корпораций, неопределенность истинных источников власти.
Манифест Евразийцев предлагает утвердить над страной, материком, миром наши «солнечные русские идеалы — идеалы Свободы, Справедливости, Верности Истокам». Вместо глобализации по американскому образцу дать «веер альтернативных проектов — диалог культур, «многополярную глобализацию» и «региональную глобализацию», что позволит при развитии открытости стран и народов друг другу сохранить в то же время их самобытность, свободу и суверенность».
(Как видим, без глобализма все-таки не обойтись. Но это должен быть правильный глобализм, то есть наш глобализм. Выступая за многополярный мир, евразийцы, тем не менее, считают, что для пользы всего человечества, временно следует ограничиться двумя полюсами, то есть Западу противопоставить Евразию, а затем, если удастся взбаламутить западное Море…)
В интервью радиоканалу «Утренняя Волна» Свердловской ГТРК один из лидеров евразийства А. Дугин говорит о трудноуловимом цивилизационном настрое народов Евразии, но настрой есть. «Запад основан на принципе индивидуализма - это то, что объединяет все народы и все государства под знаком атлантизма, под знаком современного Запада. Евразийские общности, евразийские народы привыкли к той или иной форме общинности и коллективизма. Община у русских, община у мусульман - в любых формах речь идёт о коллективном, открытом миру, природе и людям мировосприятию, независимо от того исповедуют ли эти люди православие, ислам, буддизм или какие-то другие формы религии. И эти элементы традиционного общества, общинной психологи, единства географической цивилизационной судьбы при внимательном исследовании могут стать очень серьёзной базой для новой государственной солидарности».
Евразийцы говорят о необходимости возрождения традиции русского народа, восстановления устойчивого демографического роста русских. Без возрождения русской нации евразийский проект, как признают его теоретики, не имеет никаких шансов стать реальностью. Кроме того, в оставшемся на сегодня русском народе надо пробудить присущую ему органически духовность, нравственность, высокие идеалы, живой и страстный патриотизм (буквально так и пишут). То есть эти качества у народа есть, но они спят. Вы спросите, когда же эти качества заснули? Наверное, в последние лет десять-пятнадцать. Поскольку прежняя власть, вроде бы, действовала по евразийской схеме – тужилась доминировать на всем евразийском пространстве.
* * *
Перейдем от теории к практике. Для поддержания евразийского проекта нужны русские люди, которые бы добровольно расселились на стратегических направлениях, колонизировали определенные северные и восточные регионы. А. Дугин в своем учебнике по геополитике, например, советует усилить русскими колонистами Якутию, Иркутскую и Амурскую области. Но как их туда завлечь? А вот как: надо построить военные городки. Глядишь, инфраструктура завяжется, местному населению найдется стабильная работа – понадобятся водители, буфетчицы, уборщики мусора… В общем, нужна «направленная миграция и планомерная колонизация земель народами из более западных регионов».
Сейчас, однако, идет опасный процесс оттока русских с Дальнего Востока и Сибири. Недальновидные в стратегическом отношении россияне сидят на чемоданах в ожидании свободных контейнеров, чтобы отправить свой скарб на «большую землю».
Вот еще несколько практических советов А. Дугина, подаваемые им Кремлю. Башкирию, в которой проживает значительное число татар, надо заставить дружить не с Татарией, поскольку это вредно для евразийского геополитического проекта (контакты с Казанью надо всемерно ослаблять), ее следует повернуть к дружбе с Куйбышевым (Самарой) и Челябинском. В Средней Азии необходимо «поддержать регионалистские силы в автономных областях, усугубить трения между кланами, племенами, «улусами» и т.д». Китаю надо «вредить», провоцировать территориальную дезинтеграцию, дробление, добиваться политико-административного передела Китая. То же самое касается и Турции. (Китай и Турция – наши потенциальные геополитические противники, поскольку у них свои собственные планы насчет Евразии, да и столицей Евразии они видят соответственно Пекин и Анкару.)
Особенно нетерпима независимая Украина. А. Дугин пишет, что это «чудовищный удар по геополитической безопасности России», равнозначен вторжению врага на ее территорию. С ней тоже надо что-то делать…
(Продолжение следует)
Страницы : 1 2 3 4 5 6