Проповеди пастора Каширского

Сообщений в теме : 17
Страницы : 1 2 3 4
Дата/Время: 08/03/03 22:54 | Email:
Автор : Евгений Каширский

сообщение #030308225431
____________КОНСПЕКТ ПРОПОВЕДИ НА ТЕМУ ИЗ ЕВАНГЕЛИЯ ОТ ИОАННА,
гл. 13: 1-5
СЛУЖЕНИЕ ЛЮДЯМ
(23.02.03)
1. Во время вечерней трапезы Христос показал Своим ученикам собственным примером, как надо служить друг другу. В Евангелии от Иоанна именно с 13 главы повествование сосредоточивается на общении Иисуса с учениками. Иисус использует оставшееся до Голгофы время для назидания тех, кто последовал за Ним.
2. Как мы знаем из Евангелия от Луки (22:24), во время вечери среди учеников возник спор о том, кто из них больший? Самая актуальная тема, заметим мы, для дискуссии накануне Голгофских страданий Учителя. К сожалению, подобные мысли будут еще долго волновать учеников, и сегодня не утихают их споры во многих церквах, братья христиане все выясняют: кто из них главный, то есть кто имеет право господствовать над другими?
Иоанн показывает нам ответ Иисуса. Ответ изложен не словами, но наглядным действием – омытием ног ученикам. Иисус показывает, что их споры о старшинстве происходят от недостатка смирения, надо не выяснять, кто главный, но служить друг другу. Своим примером Иисус менее всего намеревается дать образец для ритуализованного действа, но люди, к сожалению, всегда стремятся превратить живой пример в мертвый обряд. Смирение делается жестом, обрядом, театром. Но разве театр уместен в Доме Божием, в жизни народа Божиего? Лицедеи после совершения обряда возвращаются к привычной для них жизни, в которой значительное место занимает привычка величаться и возвышаться и спорить, кто больший? А Христос примером с омытием ног требует, чтобы мы были смиренны, и не только в самый момент омытия ног, но всегда, взяв смирение во время омытия ног за точку отсчета… Мы смиренно воспринимаем невзгоды и тяготы жизни, смиренно принимаем проблемы, доставляемые нашими близкими… Христианин думает о себе так: окружающие меня люди лучше, чем я. Это признание дается нелегко. Вот почему находится предостаточно людей согласных с учением Христа, одобряющих Его дела. Но как трудно им признать, что Христос умер за их грехи. Признать, что их образ жизни привел Христа на Голгофу. Эти люди еще не имеют смирения…
Даже если бы Вы были на земле единственным спасенным, это означало бы, что Христос отдал Свою жизнь за Вас, за искупление Ваших грехов. Вы были грешником, и потому Вам нечем хвалиться. Любовь Христа выразилась в смерти за Ваши грехи, Христос нес служение ради Вас.
Служение омытия ног, граничащее с унижением, исполнено символизма, поскольку указывает на служение Христа вообще и способствует пониманию земного пути Христа – Его смиренного служения вплоть до Голгофских страданий на кресте. Голгофа есть сама по себе служение, имеет внутреннее сходство с омытием ног, оба служения обладают символическим единством: вода, которой омываются ноги, есть не только средство очищения, но и символ очищения. Также и крест есть и средство очищения, и символ очищения. Разумеется, очищение человека происходит посредством Крови Иисуса, пролитой на кресте. Однако, и сам крест, на котором пролита Кровь, стал символом Крови Иисуса, и потому не будет неверным сказать, что крест очищает. Пролитая на кресте Кровь Христа очищает жизнь избранных учеников. Без этого очищения никто не принадлежит Христу.
Заметим, что особенную любовь к Своим Иисус являет именно в Свой последний час. Как говорит Евангелие, Он явил любовь до конца. Если прежде служение Христа было служением, так сказать, всему человечеству, то оставшееся последнее время Христос остается с учениками и служит им, последнее время посвящено им.
* * *
Пример служения Иисуса контрастирует с поведением Его ученика – Иуды, которому Иисус также омыл ноги. Иуда замышляет предать Иисуса. Евангелие противопоставляет умаление и служение людям – и предательство, корысть, зависть. Заметим, что наши поступки в отношении братьев и сестер всегда выстраиваются именно в свете этой оппозиции: либо мы служим братьям, либо мы их предаем. Стоит задуматься тем, кто полагает, что их частная жизнь не отражается на жизни народа Божиего. Отражается. Вы предаете братьев и свою Церковь, если отступаете от Слова Божиего.
Хотя Иисус знает о замысле Иуды, Он нисколько не тревожится. Он знает, что Отец «все дал в руку Его» (3:35). А раз это так, то крест для Христа становится не поражением, но победой. Таков наш взгляд и на всю историю человечества: Отец Небесный – не безучастный зритель. Его воля действует и поныне. Иуда думает умалить Христа пред людьми, поскольку крест – недостойное для Мессии место. Иуда думает, что выдача Иисуса властям покончит с Ним навсегда, и Он исчезнет из памяти людей. Но Христос возвышается посредством креста. Недостойное для людей, оказывается весьма ценным для Бога. Смиренное служение раба оказывается несравненно важнее дел царей и полководцев.
3. Думая о примере Христа, нам следует помнить, что он обращен к каждому из нас. Христос служит нам и сегодня, устраивая все к нашему благу.
Так и нам должно обратить наше усердие к служению братьям и сестрам, к нашим ближним в этом мире, полном тревог и забот. Что ж, да благословит нас в этом Господь! Аминь.
Дата/Время: 01/03/03 14:18 | Email:
Автор : Евгений Каширский

сообщение #030301141833
____________КОНСПЕКТ ПРОПОВЕДИ НА ТЕМУ ИЗ ЕВАНГЕЛИЯ ОТ ИОАННА,
гл. 10: 11-18
Я ЕСМЬ ПАСТЫРЬ ДОБРЫЙ
(16.02.03)
1. Христос говорит о Себе, что Он – пастырь добрый. Мы можем неоднозначно воспринимать слово ‘добрый’, но вполне очевидно, что определение, даваемое Христом, превышает требования к пастырю как работнику, ответственному за стадо. Пастырь добрый, говорит Христос, полагает жизнь свою за овец. Несомненно, всякий пастух должен защищать свое стадо. Но полагать свою жизнь? Этого от него не требуется. Даже при нападении хищников пастух не обязан отдавать свою жизнь. Во времена Иисуса в профессиональные обязанности пастуха входила обязанность вступить в схватку с волком (одним волком), борьба с двумя волками считалась невозможной, все понимали, что это выше сил среднего человека. В случае нападения двух волков с пастуха не взыскивали. Поэтому смерть пастуха за овец – трагическая нелепость, несчастный случай, но не исполнение профессионального долга.
Христос ставит ‘полагание’ Своей жизни за овец в качестве главной обязанности доброго пастыря. Так Он являет Свою любовь к нам, Его народу. Христос отдает Свою жизнь, и Его смерть не случайна, не трагическая нелепость… (Нынешний чиновник сказал бы на своем бюрократическом языке так: Его смерть – это заранее спланированная акция.) Христос добровольно принимает смерть («Никто не отнимает ее у Меня», 10:18). Христос говорит о Своей смерти как о свершившемся факте. Он уверен в ее неизбежности. При этом заметим, что смерть обыкновенного пастуха за овец – вещь ненужная. Что будет со стадом, если он погибнет в схватке с волками? Не обернется ли это для стада катастрофой? Но смерть Христа – иная. Наш Пастырь отдает Свою жизнь ради спасения всего стада, ибо вопрос стоял не об одной овце, но о том, быть или не быть самому стаду?
2. Посмотрим теперь, как слова Христа о добром пастыре можно применить к нам – не только служителям Церкви, но ко всем христианам, ибо всем нам (по мере наших сил) дана ответственность за наших ближних.
1) Пастырь не получит стада без разрешения Бога – истинного владельца всякого стада. 2) Добрый пастырь трудится не для своей корысти. 3) Он целиком предан своему стаду. 4) Он знает, что нужно его овцам.
Как стадо немыслимо без пастыря, так пастырь немыслим без стада. Связь ‘пастырь – стадо’ неразрывна. Конечно, можно представить овец, пасущихся самих по себе, но их положение, повторим, весьма рискованно, если не сказать безнадежно. Пастырь без овец представляет собой не менее грустное зрелище. Как ни странно, сегодня в России много таких пастырей без стада – их плодят известные учебные заведения, набирающие людей ‘с улицы’ и требующие от них создать общину, что почти ни у кого не удается (чего и следовало ожидать). Все-таки более естественно, когда пастырь приставляется к стаду. Впрочем, не будем столь категоричны, ибо это вопрос философский: что первично: стадо или пастырь?
У (христианского) стада есть своя задача. Задача эта проста: жить полноценной духовной жизнью. (Здесь возникает еще один вопрос: само ли стадо дорастает до понимания своей задачи или же для этого нужен пастырь?) Как бы то ни было, пастырь обязан способствовать увеличению стада, для этого он должен заботиться о снабжении стада полноценным и достаточным кормом. В нашем случае – это здравая духовная пища. К сожалению, во многих Церквах пища перестала быть главной заботой пастыря. И в самом деле, велик круг обязанностей иного служителя: хозяйственные вопросы, забота о финансах, встречи с администрацией и нужными людьми, а еще чисто пасторские обязанности: похороны, бракосочетания, катехизация. Делам нет числа. Мы это говорим без всякой иронии и уж совсем без осуждения. Жаль только, что пастор не имеет времени постигать Слово Божие. Из-за обилия дел он даже вовсе теряет вкус к Писанию. Почему он не отдаст некоторые свои обязанности другим? Не хочет, привык. Все к нему устремляются, ему это лестно.
К сожалению, сегодня такова общая тенденция: забота о пище духовной перешла в разряд второстепенных. Один современный богослов заметил, что пренебрежительное отношение к Слову выразилось в изменении вида кафедры. Теперь это не массивная кафедра, а жиденький пюпитр. Вроде бы мелочь, малозначащая деталь, а сколь многое теряется… раньше кафедра устанавливалась на специальном балконе, голос проповедника доносился сверху, будто с небес. Идея пророческого Слова Божиего! Также монументальная основательная кафедра, поставленная на возвышении, дает идею нерушимости Святых Глаголов. Теперь же – пюпитр, а то и вовсе его нет… проповедник предпочитает расхаживать с микрофоном. Он уверен, что достигает этим «большего» контакта со слушателями.
Христос, говоря об овцах, называет их Своими. Давайте это запомним: чувство собственности (собственной сопричастности) необходимо, чтобы стать добрым пастырем. Скажем чуть иначе, для доброго пастыря овцы – свои. В нашем случае, пастырь должен считать дело общины своим. А чтобы он так считал, ему нужно быть автохтонным (по крайней мере, желательно, чтобы он духовно вырос в общине). Автохтонный пастырь лучше знает нужды своего народа и лучше чувствует, если хотите, ритм его жизни. Он прочно связан с этими людьми, он знает их, они знают его.
В качестве оппозиции Христос называет наемника. Каков же наемник как психологический тип? Вы замечали, что среди наемников принято быть недовольным заработной платой? Это их правило хорошего тона: быть недовольным условиями. Потому что если скажешь, что нравится зарплата или признаешься, что не ожидал таких больших денег, то всегда есть опасность, что тебе эту зарплату урежут. Поэтому кого ни спроси, как здесь работа? ответ таков: работы много, денег мало. Или так ответят: платят вроде бы ничего, но работа – одна нервотрепка. Вот только работает этот недовольный на одном и том же месте и десять лет, и двадцать, и на пенсию вышел, а все равно работает, и не выпроводишь его…
Итак, наемник нанят за деньги, он здесь только потому, что ему платят. Говоря языком КЗОТа, прекращается плата – прекращаются трудовые отношения. Далее, наемник отдан делу лишь условленное время. В другое время – он свободен. Давайте представим себе идеального наемника (подчеркиваю: идеального): своей работе он будет предан, как говорится, душой и телом. Все восемь часов (пусть это будет производство) думает только (!) о работе. Ни одной посторонней мысли, ни минуты, потраченной не для дела. Но после окончания времени работы, даже он думает о своих делах. И еще: наемник никогда не считает дело своим. Вот в чем его проблема: наемник лишен удовольствия считать дело своим. Отношение к делу влияет на поведение. Страстной любовью к делу и преданностью ему наемники не страдают.
Как же сделать так, чтобы наемный пастырь стал для стада своим, чтобы, в свою очередь, овцы стали ему своими? Каков этот процесс, кто может объяснить? Укажем, по крайней мере, вот на что: такой человек должен сжечь свои мосты, придти служить навсегда… Примером такого наемника, ставшего для овец своим, сам принявший овец как своих, является Жан Кальвин, приехавший в чужую для него Женеву и оставшийся там навсегда. Жители Женевы стали ему воистину своими.
3. Часто приходится слышать, что нынешнее поколение не так духовно, как предыдущее. Люди потеряли интерес к Слову (какие бы проповеди им ни говорились), Причастие едва обостряет их христианские чувства… Пастыри в поиске: что еще придумать, чтобы овцы окончательно не разбрелись? Пастыри разрабатывают мероприятия! Но Евангелие нас учит, что дело чаще всего в самих пастырях. Если они не идут вперед, то и овцам нет возможности продвигаться. Дело пастыря – непрестанно вести овец по пути духовного совершенства. Сам Христос зовет нас к постоянному движению по пути в Царство Божие. И в этом движении для нас открывается смысл слов Христа о полагании Своей жизни за овец, за наших братьев и сестер. Отдать свою жизнь означает отдать время своей жизни делу Божиему, отдать все время, потратить всю свою жизнь на братьев и сестер. Таков для нас евангельский пример доброго пастыря, нашего Господа Иисуса Христа, полагающего Свою жизнь за овец. Аминь!
Дата/Время: 01/03/03 14:17 | Email:
Автор : Евгений Каширский

сообщение #030301141739
____________КОНСПЕКТ ПРОПОВЕДИ НА ТЕМУ ИЗ ЕВАНГЕЛИЯ ОТ ИОАННА,
гл. 6:60-66 (51-66)
СТРАННЫЕ СЛОВА
1. Евангелие показывает, что с Иисусом в первый период Его служения ходило множество учеников. Иисус до времени привечал всех. Большинство учеников воспринимало Иисуса как заслуживающего внимания раввина. Возможно, иные с удовольствием обсуждали Его высказывания и даже записывали, как записывают современные благочестивые христиане слова проповеди своего пастора (и все равно через неделю едва помнят содержание проповеди).
После слов Иисуса о Своей Плоти и Крови ученики прозревают: Иисус – не раввин. Раввин такому учить не может. Для них наступил, как сказали бы сегодня, момент истины. Истина стала очевидной, представ во всей своей неприглядности: Иисус говорит о том, что надо есть Его Плоть и пить Его Кровь. Пожалуй, не каждый выдержит энергию этих слов. По крайней мере, теперь слова Христа уже невозможно воспринимать бездумно, слова провоцируют на выбор.
Почему Христос не начал Свое служение с предложения есть Его Плоть и пить Кровь? Нужно ли Ему было время, для того чтобы присмотреться к ученикам? Или же Он должен был отсеять учеников только через определенное время? Очевидно одно: остались только те, кого дал Ему Отец. ‘Данные Отцом’ всегда будут с Ним, даже если по человеческой слабости временно отойдут.
Большинство учеников ожидало мудрости и освобождения. Вместо этого им предлагается культ Христа, одного Христа. Они не знают, что это и есть истинная мудрость, и освобождение, и жизнь.
2. Ученики удивляются: «какие странные слова»! (в оригинале: склерос, то есть сухие, жесткие). Кто может это слушать? Слушать в данном случае означает принимать с пониманием. Разумеется, ‘логосы’ Христа ученики приняли не буквально. Как говорится, люди не так тупы, как принято о них думать. Они увидели в речах Иисуса непозволительную для праведного иудея мистику. И еще их смутила неопределенность высказывания Иисуса о жизни, точнее, о ценности жизни. Из Его слов можно было сделать вывод о ее ничтожности.
Ученикам совершенно не понравилось то, что Он говорил. Христос, зная, что творится в их душе, отвечает им: «Что ж, если увидите Сына Человеческого, восходящего туда, где был прежде»? Он как бы спрашивает: будете ли Вы убеждены, если увидите? Как мы знаем, эти ученики ничего не увидели. Христос вознесся на небеса, не допустив их стать свидетелями Вознесения. Такова была Его воля.
(Следует отметить, что Иоанн иногда совмещает два смысла, когда говорит о вознесении: собственно вознесение и распятие на кресте.)
Слова Христа о страданиях казались ученикам словами о поражении. Но Христос полагал иначе. Для Него распятие – путь победы. Таков духовный смысл слов о распятой Плоти и пролитой Крови. Для Христа крест – единственный путь, ведущий Его к Отцу. Путь возвращения к Отцу. Христос жаждет вернуться, и что для Него смерть, если это шаг на пути домой?
Заметим, что для наших современников крест вовсе не является преткновением. Сегодня крест не воспринимается так, как его воспринимали иудеи и греки. Тогда крест, действительно, был преткновением, поскольку распятие было позорной казнью. Христос облагородил крест, оправдал его. Нашего современника слова о кресте ничуть не смущают и, к сожалению, не восхищают, – крест стал частью европейской культуры, привычным символом христианства. Сегодня «претыкает» другое: проповедь религиозного устроения жизни.
Евангелие учит, что слова Христа есть жизнь. Но в нашем отрывке Христос говорит, что Его Плоть и Кровь – тоже жизнь. Отсюда можно сделать вывод, что слова и дела Христа связаны неразрывно. Слова указывают на крест, на котором распята Его Плоть и стекает Его Кровь. Есть Его Плоть и пить Его Кровь означает принять Христа на кресте.
3. Из этого отрывка мы можем вывести два практических приложения, небесполезных в нашей деятельности. Приложение первое: не следует смущаться тем, что время от времени от нас отходят люди, отходят, несмотря на всю нашу теологическую экипировку, теоретическую оснастку и наши благородные устремления. Впрочем, о благородстве распространяться не станем. Когда от грешников начинают требовать исполнения христианских обязанностей, грешники понимают, что попали «не туда». То, что они пришли и «побыли среди», оказывается недостаточным для принятия Христа. Писание показывает, что обращение ко Христу – исключительно дело благодати Божией.
Приложение второе: люди всегда стремятся в большие организации. Считается, что пребывать в больших организациях престижно. Между тем, большая численность – это почти всегда ‘случайные’ ненадежные люди. Сегодня всякий видит аморфность и рыхлость христианских Союзов, организованных по принципу: приходи всяк, кто хочешь, лишь бы нас было побольше. Данный текст показывает, что Христос не гнался за численностью последователей. Он знал, что данные Ему Отцом останутся с Ним до конца. Они всегда отзовутся на Его голос. Это мы видим и в нашей жизни и в нашем христианском служении. Избранные всегда отзываются и приходят ко Христу.
Аминь!
Дата/Время: 06/02/03 23:45 | Email:
Автор : Евгений Каширский

сообщение #030206234559
____________КОНСПЕКТ ПРОПОВЕДИ НА ТЕМУ ИЗ ЕВАНГЕЛИЯ ОТ ИОАННА,
гл. 5:39-47
ПОНИМАНИЕ И АВТОРИТЕТ
1. Сегодня мы поразмыслим о понимании. Вопрос понимания весьма важен в контексте спасения.
2. Иисус обращается к иудеям: «Исследуйте Писания, ибо вы думаете чрез них иметь жизнь вечную; а они свидетельствуют о Мне».
Христос призывает иудеев исследовать Писания. Исследование тесно связано с пониманием текста. Иудеи и прежде всего фарисеи изучали Писание постоянно. Мысль Христа состоит в том, что их исследование недостаточно, их понимание Слова неверно.
При правильном прочтении они бы получили свидетельство, что Иисус и есть Христос. Неправильное прочтение закрывает от них Писание. Но разве вера в Иисуса связана с пониманием? Попробуем разобраться. Христос говорит, что понимание фарисеев не приводит их к правильной цели – получению знания о Нем. Они не находят Иисуса в Писании, и потому не понимают сути Писания, поскольку главное в Писании – Христос. Поэтому иудеи враждебны к Иисусу, истинному Мессии. [Подобное отношение можно распространить на Церковь. Современные фарисеи не понимают сути Церкви, потому что неправильно читают Писание. К народу Божиему они настроены враждебно.]
Непонимание Писания объясняет нежелание иудеев прийти к Иисусу: «вы не хотите прийти ко Мне». Иудеям мешает прийти к Иисусу организация их интеллектуального «пространства». Это пространство занято прочно устоявшейся системой интеллектуальных ценностей: комментарии и поучения известных раввинов. Нежелание прийти всегда мотивировано, вернее, всегда можно найти мотивацию поступка, хотя бы и на уровне психологии. Часто сильнейшей мотивацией являются традиции и обряды. Истина Божия заслоняется авторитетом народа (старших, наставников, учителей). В головах людей с самого рождения создается интеллектуальная конструкция, рамки которой весьма трудно разомкнуть. Нужна либо независимая интеллектуальная сила (попытка Никодима), либо пребывание вне культурной традиции, интеллектуальной конструкции (Петр, Филипп).
Поэтому Христос говорит: «Не принимаю славы от человеков». Смысл высказывания состоит в том, что Христос, придя в этот мир, не ставит себе целью получение одобрения людей. Хотя, казалось бы, это естественно для всякого вождя народа. Понимание ведет к симпатии, сочувствию, одобрению, хвале. Слава способствует привлечению сторонников и последователей. Чем их больше, тем успешнее решаются задачи, тем крепче чувствует себя всякое движение. Но Христу не нужна слава для привлечения последователей, поскольку Он не опирается на земные силы. [В этом для нас величайшее утешение. Иначе мы могли бы бессчетное число раз впасть в отчаяние, видя сколь ничтожно число Его последователей, наших единомышленников.] Христу нужна слава и похвала только от Отца Небесного.
Христос продолжает: «Но знаю вас: вы не имеете в себе любви к Богу». Иисус знает всех (2:24). Знание Иисуса касается не только прошлого, но настоящего (впрочем, что значит настоящее?) и будущего. Подумайте, как можно знать людей, если им самим не вполне известны их будущие поступки? Это приводит нас к выводу, что поступки людей исключены из разряда случайного (по нашему мнению, случайного вовсе нет).
Приведем классический пример с жителями Кеиля. Если их спросить, предадут ли они Давида, они бы затруднились ответить. Наверное, они бы бодро ответили, что не предадут, но на самом деле они не знали, как поступят. Один только Бог знал, что они обязательно предадут Давида, и потому предупредил его. Если миром правит Провидение Божиего, в этом мире нет места случайному.
Христос говорит иудеям, что они не любят Бога. Особенно впечатляюще это высказывание звучит по отношению к фарисеям, смыслом жизни которых была, так сказать, любовь к Богу. Они не могут любить Бога, поскольку не знают Его. Любовь Бога к ним не вызывает у них ответного чувства, потому что их сердце направлены на другой объект: они любят свою интеллектуальную конструкцию о Боге. Они любят не свет, но разговоры о нем. Это вечная проблема человеческого в религии, то есть встроенных в религию спекулятивных конструкций. Человек всегда пытается втиснуть Бога в свою конструкцию, а чаще – создать конструкции, замещающие Бога. [Религиозные конструкции создаются прямо на наших глазах. С недавних пор в России стали популярны молитвенные обращения: «святой Евгений (Родионов), спаси Россию!»]
Христос призывает к освобождению, то есть к деконструкции подобных построений. Слово Евангелия зовет к познанию пути Господа. Конструкции благословения не заменят.
Иудеи потребовали от Иисуса подтверждения, что Его признают другие (проблема авторитета). Люди готовы принять того, кто имеет подобный авторитет, а по сути они принимают приходящего от «своего имени», поскольку свидетельство от других – стоит не больше, чем собственное свидетельство очередного претендента на звание Мессии. Кто бы ни был пришедший, он вписывается в их (иудеев) систему авторитетов, пусть даже этот некто опирается на силу. Я + Я (Я и Другой) – два субъекта надежно удерживают (замещают?) объект (в данном случае объектом является трансцендентный Бог). Такая система понятна, прекрасно работает по горизонтали.
«Я» Христа – иное. Христос тесно связан с Отцом, Ему не нужен «Другой» для авторитета, для удержания конструкции. Даже свидетельство Иоанна Крестителя для Христа избыточно. Этим Иисус отличается от окружающих Его людей, живущих в мире иного мышления (иной логики). Несмотря на единство с Отцом, Христос своим поколением принят не будет. И хотя 12 апостолов последовали за Иисусом, но последовали они в соответствии со своей мотивацией – у них были надежды на Царство (им даже нечего было терять, как Никодиму). В день ареста им показалось, что их надежды не оправдались, и они убежали. Христос остается трагически одинок.
3. Такова трагическая сущность христианской религии: люди не могут принять Спасителя. Среди распинающих Христа нам всем нашлось бы место. Люди принимают только тех, кто получил славу от других людей. Например, богословские школы, как и прежние школы фарисеев, строятся на авторитете того или иного теолога, его интеллекте, что зачастую ведет к гордыне и тщеславию. Логомахия авторитетов занимает место исследования истины.
Христос призывает нас быть максимально честными по отношению к вере. Христос требует преодоления конструкций. Любовь к Господу и устроение жизни по Слову Божиему требует очищения взаимоотношений с Богом. Иначе дело нашей веры не устоит. Да благословит нас Господь! Аминь.
Дата/Время: 21/01/03 23:45 | Email:
Автор : Евгений Каширский

сообщение #030121234538
____________КОНСПЕКТ ПРОПОВЕДИ НА ТЕМУ ИЗ ЕВАНГЕЛИЯ ОТ ИОАННА,
гл. 3:8-15
1. Продолжим рассмотрение диалога Иисуса с Никодимом о спасении. Сегодня мы затронем преимущественно тему отчуждения, возникающего между возрожденными и невозрожденными людьми.
2. Итак, Иисус излагает учение о действии Духа Святого. Христос говорит: «Дух дышит, где хочет». То есть Дух появляется неожиданно для человека. Откуда Он пришел и куда уходит? – человеку знать не дано. Его появление так же непредсказуемо, как дуновение ветерка в майский день. Этимология слова ‘пневма’ позволяет провести доброкачественную аналогию с ветром, его можно слышать, но видеть его не дано. Мы его ощущаем, но не знаем, откуда он пришел и куда уйдет (направление), не знаем, что будет с ним дальше. Как можно слышать голос ветра, так можно слышать голос Духа (в смысле внутреннего воздействия на человека). Слышать Дух можно, но управлять Им нельзя.
Дух касается человека, и тот становится способным к пониманию духовных вещей. Возрожденный человек – принципиально иной в этом мире. Что ждет его дальше? Если он принципиально иной, то как могут его понимать окружающие? Что значат тогда его слова о внутреннем духовном опыте? Информация о том, о чем другие не могут иметь представления?
Иисус констатирует: да, понять такого человека неверующие не могут, духовное рождение и путь этого человека для них необъяснимы («так бывает со всяким, рожденным от Духа»). Невозрожденный мыслит прежними категориями, ему не дано понять, что теперь происходит в душе возрожденного, каковы мотивы его действий. Возрожденный сопричастен новой реальности. Он – видит... Вы видите и знаете то, чего не видят и не знают ваши близкие. Вы им свидетельствуете, но кто Вы в их глазах? Они не могут определить суть изменений Вашей личности. Это проблема эпистемологии и коммуникации. Как можно понять то, чего не видишь?
Нам задают вопрос о человеческой воле, или, определяя более корректно, о лейтмотиве выбора, чувстве выбора. Но разве не очевидно, что выбор остается за Духом, характеризуется Его действием? Выбор как актуализированное введение человека в программу Божией истории, наделение человека дарами видения и разумения, просвещение Светом истинным для действия. Просвещенные Христом люди должны стать распространителями знания Божиих истин, форматировать хаотический греховный мир в соответствии с Божиими стандартами.
Никодим перестает рефлектировать. Его вопрос не содержит прежней иронии, но показывает неприкрытую заинтересованность. Иисус обращается к нему с эскалированной настойчивостью: ты – учитель Израиля, учитель народа, имеешь официальное право учить людей, но ты не обладаешь базисными знаниями о своем предмете, ты не знаешь о спасении человека.
Христос излагает учение, в котором нет места самоспасению через безупречное исполнение Закона, нет места синергизму. Вот Его учение: спасаются только те, кто возрожден Святым Духом. Дух действует по Своей воле. Человек не может собственными усилиями придти к Богу.
Почему ты этому удивляешься? – спрашивает Христос Никодима. Что здесь для тебя нового, ведь эта истина содержится в Писании? Никто не может сам взойти на небеса. Разве что «сын зари» пробовал взойти на небо, но был низринут (Ис.14:13).
Другое дело, что это учение становится интеллигибельным только посредством веры. Оставляя веру мы вынуждены обращаться к аргументам, приемлемым для неверующего человека, но его ум греховен, непригоден для восприятия духовного. Таким образом, аргументы по определению не смогут быть эффективными.
«Мы говорим о том, что знаем, и свидетельствуем о том, что видели, а вы свидетельства Нашего не принимаете», говорит Иисус, подразумевая весь сонм свидетелей (иные полагают, что здесь подразумевается Отец и Сын). Свидетельство – не доказательство, но представление факта. Иисус не намерен вступать в дискуссию на тему о спасении, ибо Он – единственный, кто знает небесное учение о спасении, потому что только Он сошел с небес. От Никодима требуется лишь принять свидетельство. Заметим, что Христос даже не ставит вопрос о понимании в качестве предварительного условия принятия свидетельства.
* * *
Свидетельство Иисуса иудеями было отвергнуто. Не уверовав во спасение через Иисуса Христа, они по-прежнему ждут Мессию. Двадцатый век и век нынешний поставили проблему коммуникации и понимания особенно остро. Иудео-христианский мир нуждается в понимании. К сожалению, пока мы не можем преодолеть взаимное отчуждение: мы отчуждены от иудеев, иудеи отчуждены от нас. Вместе с тем, христианская Библия состоит на три четверти из книг совместного с иудеями пользования. Это наш совместный капитал. Фашиствующим националистам (а всякий национализм склонен к фашизму) это ‘интенсивно’ не нравится. Занятно видеть, как они пытаются разрешить свою задачу борьбы с иудаизмом через отделение от него христианства. Сделать это не удается, поскольку иудаизм и христианство нерасторжимо связаны совместной собственностью. Поэтому националисты пытаются уйти от библейского христианства, догадываясь, что в борьбе с иудеями христианство им не помощник. Они постоянно заняты сочинением национальной религии, пишут свою «Велесову книгу». Разумеется, эти попытки регулярно проваливаются, авторитет Библии, хотя бы даже в силу своего возраста, абсолютно несопоставим с любой из предложенных ныне книг.
[Нашу ситуацию можно сравнить с проживанием в коммунальной квартире: мы живем в своих прекрасных комнатах, но кухня, ванная и другие удобства находятся в общем пользовании. Соответственно логике нашего примера в одной из комнат квартиры проживает дедушка-раввин. Когда дедушка был молод и силен, он пытался выгнать юных христиан из квартиры, потом они пробовали его придушить, но теперь живут в общем-то мирно. Мусульмане, объявив Ветхий и Новый Завет подделкой, отказались жить в нашей общей иудео-христианской квартире. Гнездятся этажом выше и время от времени заливают нас водой. Вы спросите, а что же фашиствующие националисты? О, они не благоволят жилищам, имеющим библейский фундамент, норы языческих тевтонских лесов им милее во сто крат.]
3. Христос дает жизнь вечную. Это дар. Жизнь вечная включает в себя сегодняшнюю жизнь верующего. Это единственно правильная, совершенная жизнь. Смерть – это удаленность от Бога, поражение и зло. Живущие на земле невозрожденные люди суть духовные мертвецы. Христос вызволяет нас из состояния смерти и переводит в жизнь.
Наша жизнь, пусть самая утонченно-духовная, не убеждает стать христианами духовно отчужденных от нас людей. Тем не менее, мы должны преодолевать это отчуждение через проповедь животворного Слова Божиего, любовью и милосердием, не оставляя этих людей прозябать в невежестве и грехе. К этому нас призывает Христос и наша вера. Аминь!
Страницы : 1 2 3 4