Журнал "Воспитание народа"

Сообщений в теме : 72
Страницы : 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Дата/Время: 14/10/05 11:03 | Email:
Автор :

сообщение #051014110330
ВН-3-2005

Олег Вороьев

СНОВА О СОВЕТСКОМ ФЕНОМЕНЕ
(размышления на обочине политического процесса)

I’d rather be ashes than dust
(Jack London)

Как известно, Постановлением Верховного Совета РСФСР "О денонсации Договора об образовании СССР" №2015-1 от 12 декабря 1991 года был положен юридический конец существованию всемирного эксперимента под названием Советский Союз. Четырьмя днями ранее наследники отцов-основателей СССР подписали договор о создании Содружества Независимых Государств, как нельзя лучше олицетворявший собой новую постсоветскую реальность. Тем самым было в очередной раз подтверждено вильсоновское право наций на самоопределение вплоть до отделения, которое, помимо Договора об образовании СССР 1922 года [1], было упомянуто разве что в резолюции ООН по отношению к некогда испанской Западной Сахаре.
Возникший из идей Ленина, утвержденных Постановлением 1-го Съезда Советов Союза ССР 30 декабря 1922г., миф СССР долгие годы закреплял тот идеальный коммунистический беспорядок, который сформировался к началу 20-х годов в головах оказавшихся у власти кремлевских мечтателей. По моему глубочайшему убеждению, большевики закрепили свой строй в форме Союза ССР, исходя прежде всего из мысли о невозможности существования СССР как государства без опоры на коммунистическую идеологию. Очевидно, мысль большевиков состояла в следующем: или их государство должно существовать исключительно в форме советского союзного образования, или же, в случае идеологического краха коммунизма, государства на его месте не должно быть вовсе.
Гениально и предельно цинично. Или идеологическая конфедерация по существу (унитарная по форме), или ничто. Весь ход разрушения СССР и продолжающегося по сути разрушения его первоисточника – российского государства (замороженного покуда на неопределенное время), похоже, подтверждают именно эту гипотезу. Характерно, что как только к середине 1990-х годов в России начали появляться робкие ростки национального самосознания, эти побеги с молчаливого согласия либералов [2] были в корне придушены слева утопией союзного с Белоруссией государства. С точки зрения коммунистической идеологии это несомненно попадание «в яблочко». Ведь поскольку продолжаются бессмысленные переговоры о единой валюте, создании единого эмиссионного центра и Конституционном Акте, нелепость которых правда несколько разбавлена столь же бессмысленными переговорами о создании единого экономического пространства (ЕЭП), постольку никакой серьезной речи о национальном сознании, о «национальной гордости великороссов» пока идти не может.
Россия до сих пор так и не осознала себя полноправным государством. Советское 70-летнее проклятие генетически давит как на сознание представителя элиты, так и на психологию рядового гражданина. Невидимые нити советского пространства не дают проводить внутреннюю политику, направленную на повышение благосостояния граждан, на действенное поощрение предпринимательства и созидание основы любой власти – благополучного среднего класса. Именно они до сих пор не дают предать земле тело Ленина. [3] Именно эти незримые нити не дают возможность осознать собственно российские интересы на постсоветсоком пространстве и в дальнем зарубежье.
Только наивный человек может предположить, что наша электроэнергия задешево подается в Грузию, Армению и Украину исключительно из-за козней «мировой закулисы». Трудно также поверить, что благодаря мифическому «звонку из Вашингтона» происходит бесплатная передача колоссальных объемов нефти и газа международным посредникам, внешне микшируемая «несанкционированными отъемами» [4]. Только один характерный пример: наше новое законодательство «позволяет» украинским товарам пересекать границу России беспошлинно, в то время как российские товары предсказуемо облагаются на этой же границе всеми возможными украинскими налогами. Да и вряд ли, к примеру, «Интер РАО ЕЭС России» получает сопоставимую прибыль, неся бремя содержания всей энергетической инфраструктуры Грузии, собственником которой не так давно стал российский энергетический монополист (именно эти убытки, а вовсе не «барыши», судя по всему, и утаиваются от общественности).
Скорее, во всем нашем политическом безволии виноваты не заклятые враги на Западе или Востоке, а привычное советское мышление. [5] Истоки этого мышления, порождающие образ действий, направленный на поражение, сокращение государственного и разложение общественного влияния, ведущий к интеллектуальному обеднению, политическому бомжеванию, тщательно скрываются и замалчиваются. Понятное дело, как же можно выпячивать собственную ущербность, а тем паче говорить об этой ущербности уничижительно? Гораздо более просто и комфортно, будучи признанным мировым изгоем, заниматься поиском внешних врагов, благо море геополитиков и PR-экономистов вроде Дугина, Павловского и Леонтьева всегда под рукой.
Следует также констатировать, что обратная общественная связь, существующая в развитых государствах и подталкивающая тамошние правящие круги все же иногда блюсти народные интересы, в современной России практически отсутствует. Общество аполитично и расколото. Почти две трети населения, по опросу Фонда общественного мнения, приуроченному к 22 апреля 2005г., до сих пор положительно относятся к Ленину и его политическому наследству, характерно также, что более 60% опрошенных отмечают доброту как неотъемлемую сущность личности Ленина. Примерно такое же количество населения на сегодняшний момент лишено национальной самооценки, индифферентно по отношению к государству и с ностальгией вспоминает времена СССР. Эти люди с удовольствием готовы вернуться в советское прошлое, они не верят в Россию, не понимают и не принимают ее и вполне способны, каждый в меру своих возможностей, наносить ей ущерб (чем многие с удовольствием и занимаются).
Хотя происходящее сейчас в постсоветских головах с исторической точки зрения и вполне закономерно но, как мне кажется, к этому нельзя относиться терпимо. Положение вещей необходимо менять. Иначе страны под названием Россия попросту вскоре не станет, она растворится в разного рода СНГ, ЕЭП-ах, союзных государствах, ЕврАзЭС-ах, ОДКБ и прочих наднациональных новообразованиях, призванных скомпенсировать собой испарившийся каркас СССР. К сожалению, российская власть пока слабо понимает, что продолжая создавать псевдообъединения, делясь с каждым встречным и поперечным кровными государственными интересами, она рубит сук, на котором, собственно, пока еще сидит. Лишившись контроля за финансовыми потоками внутри страны, внешней торговлей и границами такой власти суждено бесславно уйти в небытие.
Феномен советского сознания можно понять, исходя из почти векового ограничения российского суверенитета, коммунистической практики решения национальных вопросов за счет России. Подробнее остановлюсь лишь на территориальных потерях, не вдаваясь в безмерные утраты экономические и социальные. Важно отметить, что вхождение РСФСР в состав Союза ССР 30 декабря 1922 года ознаменовало лишь начало этого процесса [6]. В последующем из состава России были официально исключены западные области, переданные для «усиления» Украины и Белоруссии [7]; в 1930-е годы Сталин признал независимость Казахстана (в составе традиционных казачьих районов, а также Гурьева, Уральска, Петропавловска, Павлодара, Семипалатинска, Усть-Каменогорска) и других российских автономных республик Средней Азии. Тогда же была образована союзная Карело-финская республика, статус которой после неудачной войны с Финляндией было, впрочем, решено понизить до автономной республики. После Великой Отечественной войны широким жестом советский лидер лично подарил Китаю Квантунский полуостров с отвоеванными у Японии Порт-Артуром и городом Дальний, Финляндии вернули город русской славы Гангут (Ханко), Польше и Литве отошли оккупированные области из состава Восточной Пруссии, первоначально предназначавшиеся для РСФСР. Лишь чудом удалось оставить в составе России Сочи и Оренбург, который прочили на роль столицы Казахстана. Крым же с Севастополем – эту плату Хрущева за украинскую лояльность – отстоять не удалось.
Отдельно стоит остановиться на придании Сталиным международной правосубъектности Белоруссии и Украине, которые с его легкой руки (вместо России) стали государствами – основателями ООН. Некоторые современные историки не признают достоверность гипотезы о том, что, якобы, Сталин стремился сделать членами ООН все союзные советские республики. Более правдоподобно объяснение, что в вопросе очередного ограничения суверенитета РСФСР интересы Сталина, Англии и США вполне совпадали. Ведь статуса члена ООН, как известно, не удостоился ни один североамериканский штат, ни одна английская провинция. Кроме того, об антироссийской политике Сталина говорят факты знаменитого «ленинградского дела» конца 1940-х годов, когда были осуждены на расстрел коммунисты, лишь заикнувшиеся о недопустимости ситуации, при которой крупнейшая советская республика – Россия – с подачи компартии продолжает поражаться в правах. [8]
Странно, что РСФСР вообще дожила до 1991 года. Похоже, республику не ликвидировали по какому-то недоразумению, недомыслию или же восхищаясь эстетикой ее распада. Однако, так или иначе, но на 74-м году своего существования советская наднациональная модель, воспетая лучшими демократическими умами всего мира, потерпела сокрушительное поражение именно из-за застенчивой пародии на национализм со стороны России. Как известно, СССР пал без единого выстрела и ни один человек не вышел воспротивиться спуску красного полотнища в Кремле промозглым декабрьским вечером вскоре после денонсации Договора 1922 года. «Русское поле экспериментов», десятилетия служившее примером либералам и демократам со всего света, оказалось закрыто, подопытный союз с гербом в виде земного шара не выдержал банального протонационального напора и тихо скончался. Интересно, что начавшись как проявление слабости русского национального характера во время первой мировой войны [9], советская власть и закончилась именно из-за той же самой слабости, не смогшей противостоять нутряному этническому духу, оказавшемуся невиданно живучим. По большому счету СССР так и не прижился в массовом сознании как нечто сверхнациональное несмотря на все усилия талантливых поэтов и писателей, кинематографистов, психологов и ученых вроде Николая Устрялова. Усилия тысяч жестоких парней в «пыльных шлемах» и кожанках, призывающих не признавать национальные границы и руководствоваться исключительно «космическими» задачами построения безрелигиозного «светлого будущего» и бесклассового общества пропали втуне. [10]
Где-то там, внутри, в темноте народного сознания сработал алгоритм, выявивший несоответствие целей продолжения человеческого рода и советской политики, в перспективе превращающей людей лишь в послушных животных, получающих удовольствия и лишенных первичных и вторичных половых, расовых и национальных признаков. Божественный алгоритм, заложенный внутри каждого из нас, в определенный момент сработал и в ком-то из окружения генерального секретаря КПСС, а может быть и в нем самом. В этих людях проснулась совесть, они в какой-то момент осознали, что идя по пути уничтожения «частной собственности, семьи и государства» придешь к саморазрушению и никуда иначе. Все это было сформулировано, получило наименование «перестройки» и закончилось планомерным разрушением Союза. Однако, на примере современной России можно воочию наблюдать рецидив потерпевшей поражение умозрительной схемы, вновь грозящей отбросить развитие страны на столетие вспять.
Странно, но посткоммунистические ремиссии в России почему-то весьма коротки. В периоды относительного национального подъема словно по заказу, то начинается чеченская война, заботливо подготовленная руками депутатов Верховного Совета, то красная Госдума пытается денонсировать Беловежские соглашения, то после дефолта нагнетаются страхи о «внешнем управлении страной», то на фоне канонизации царской семьи вдруг ни с того ни с сего тонет атомная подлодка. И снова, как в начале ХХ столетия, опять та же тупая инфернальная сила мешает пробуждению национального самосознания, тормозит подъем экономики, базирующийся повсеместно не на страхе за завтрашний день, а на подъеме в сердцах людей, болеющих душой за свою страну, за свою милую малую родину. Психология жителя СССР, а вернее сказать, психология отстранения от судеб России, препятствует нашей стране стать полноправной нацией, подталкивает к размене по пустякам на строительство сонма нежизнеспособных «интеграционных группировок» [11].
Парадоксально, но главное, что пока останавливает советский рецидив – национальное самосознание руководства бывших союзных республик. Именно их национализм мешает осуществлению постсоветских планов реанимации СССР. Недозавершенная серия «цветочных революций», катящихся по окраинам бывшей советской империи, вселяет надежду и в будущее России, напоминает, что при определенной последовательности действий возможен полный отказ от ленинской модели и со стороны нынешних обитателей Кремля. Молодое поколение политиков из СНГ вроде Михаила Саакашвили или Виктора Ющенко искренне, не на словах, а на деле отказалось от следования наднациональной советской схеме и пожинает на этом пути первые политические плоды. Очевидно, что при всех промахах и неудачах эти государства твердо взяли курс на укрепление своего суверенитета и территориальной целостности, причем некоторые, как например, Грузия, достигли на этом пути последовательных успехов, включая безусловную общественную консолидацию и восстановление контроля за частью своей территории.
Тенденция развития постсоветского пространства такова, что России придется, хочешь – не хочешь, но все же идти в русле признания полной самостоятельности государств-участников Содружества. В результате она непременно дойдет до исторической развилки, за которой реставрация советского прошлого будет «физически» невозможна. За отсутствием субъектов этого прошлого. Жаль, если к этому моменту страна так и не сможет осознать себя единым государством, обладающим специфическими национальными интересами. В этом случае сценарий распада России по границам республик и укрупняющихся регионов вполне вероятен, а последствия его предсказуемы.
Поэтому самоочевидная задача нынешней власти – не допустить такого трагического для страны исхода событий, постараться переломить советскую психологию, для чего, на мой взгляд, ей будет необходимо:
1) форсировать непомерно затянувшийся механизм ликвидации ленинского национально-территориального деления – промедление здесь поистине смерти подобно. Видимо в некоторых регионах придется перейти на внешнее управление, в иных ввести чрезвычайное положение, придется серьезно упростить и процедуру укрупнения регионов, а главное – делать все это необходимо будет стремительно и одновременно;
2) публично отказаться от ответственности за единоличное обслуживание советских долгов, подтвердить делимость советских договоров, жестко пресечь квазиимперские заигрывания с русской диаспорой в ближнем зарубежье и безоговорочно дезавуировать концепцию континуитета России в отношении СССР, полностью себя исчерпавшую;
3) пусть поздно, но все же необходимо провести по возможности полную десоветизацию управленческого аппарата, довести до конца те «чистки», которые начал еще Михаил Горбачёв и не в состоянии был завершить по тем или иным причинам Борис Ельцин. Не стоит забывать, что «чистки» – это общепринятый в мире ротационный механизм управления и не стоит ими ни злоупотреблять, ни делать из этого фетиш;
4) в сжатые сроки преобразовать «стабилизационный фонд» в фонд ипотечного кредитования и поддержки мелкого и индивидуального предпринимательства. Контроль за перераспределением соответствующих средств скорее всего придется возложить на органы госбезопасности при личной координации их действий президентом страны;
5) ликвидировать знаковые, до сих пор «работающие на сознание» символы и элементы советской эпохи вроде рудиментарной топонимики, «социалистических» праздничных дат, того же мавзолея на Красной площади (столице пора перестать быть центром паломничества к «святым» советским мощам), безликих памятников советской бесхозяйственности, в том числе и печатных.
Это, на мой взгляд, фрагменты того основного, что потребуется сделать, чтобы предотвратить весьма вероятный крах российской государственности. Тут неуместно говорить об административной реформе, ужесточении контроля за миграцией, о ликвидации льгот или реформе ЖКХ – все это вопросы в данной теме второстепенные. Многое из перечисленного власть уже пыталась сделать, но делала это как-то однобоко и непоследовательно, практически ничего не доводя до конца, а главное, за этим не просматривалось концентрированной государственной воли. Воли к победе.
При последовательном проведении мер по усилению государственного начала во многих регионах могут вспыхнуть локальные конфликты, некоторые из субъектов федерации попытаются провозгласить независимость – но лучше они это сделают неподготовленными сегодня, чем, подготовившись и набравшись сил, через несколько лет. Возникающие вопросы выхода из федерации разумно было бы решать в каждом конкретном случае исходя из сопоставления цены удержания региона в составе страны и цены его отделения.
В случае с Чечней представляется более выгодным, например, предоставить этой территории максимальную самостоятельность в гораздо меньших границах, раздробив ее, лишив большей части дотаций и поставив под контроль все чеченские природные ресурсы по примеру США в Ираке. Если уж так выходит, что наши солдаты гибнут в Чечне, то все должны понимать, что армия отстаивает кровные интересы страны, защищает своих граждан, свои ресурсы, нефтепроводы и транспортные коридоры, а не наводит мифический порядок в чужом доме, охраняя чужие предприятия и аулы. За каждый доказанный случай работорговли вполне можно было бы лишать собственности и бизнеса членов того клана, представитель которого был уличен в содеянном. Вообще же разбираться с чеченцами должны сами чеченцы. При этом совершенно ясно, что проблема Чечни вполне разрешима, если только чуть отойти в сторону от въевшихся в кожу советских идеологических догм.
Ломать же массовое сознание россиян все равно придется, причем в любом случае придется это делать в достаточно сжатые сроки (а только в сжатые сроки в России реформы и возможны) и в довольно резкой форме. Так не лучше ли, чем мучить больного и врать ему о якобы превосходном состоянии, все же начать по-настоящему лечить пациента?
Люди с советским сознанием живут в постсоветской России и должны для начала хотя бы научиться уважать место своего пребывания, а государство обязано напоминать им об этом, а не отвращать непомерными налогами и повинностями. Допустив создание класса монополистов, Россия вполне в состоянии монопольно же использовать их возможности для своего развития.
Если же нынешняя власть, уповая на отсутствие мотивации со стороны деполитизированного общества и высокие цены на энергоносители, пустит дело государственного строительства на самотек, России неминуемо суждено будет распасться. Причем распасться по образу и подобию Советского Союза, порочную структуру которого страна слепо продолжает воспроизводить в миниатюре. Хотя время и работает против России, однако, объединенными усилиями всех здоровых общественных сил при правильной концентрации национальных ресурсов Российская держава вполне в состоянии провести очищающую государственный организм десоветизацию. В этом случае механизм саморазрушения, заложенный большевиками в фундамент советского государства в начале 1920-х годов, будет наконец остановлен.
____________________________________________________
[1] Выдержки из Договора об образовании СССР от 30 декабря 1922г.:
<…>
14. Декреты и постановления Центрального Исполнительного Комитета и Совнаркома Союза печатаются на языках, общеупотребительных в союзных республиках (русский, украинский, белорусский, грузинский, армянский, тюркский)…
20. Республики, входящие в состав Союза, имеют свои бюджеты...
26. За каждой из союзных республик сохраняется право свободного выхода из Союза.
("Съезды Советов в документах. 1917-1936", т.III, М., 1960, стр.18-22.)
[2] Не то, чтобы либералы соглашались на Союз с Белоруссией, но и активности в борьбе против него они особой не проявляли.
[3] Несомненно именно эти тенеты и заставляют златоуста Андрея Кураева произносить сегодня филиппики фактически в защиту коммунистического погоста в центре Москвы.
[4] Всякому грамотному специалисту в области транспортировки энергоносителей известно, что любая «врезка» в магистральную трубу возможна лишь при заблаговременном понижении давления на данном ее участке.
[5] Хотя, несомненно многие как на Западе, так и на Востоке пользуются плодами такого российского безволия, «первую скрипку» в таком положении дел играют вовсе не они. И не стоит их в этом винить как глупо было бы винить ворон, выклевывающих глаза у убитого под ракитой богатыря.
[6] Раскол Российской империи на собственно Россию, Украину, Белоруссию, закавказские государства и прибалтийские страны произошел в процессе гражданской войны. Еще в 1917 году из состава России с благословения большевиков вышли Польша и Финляндия. В 1920-21 годах ленинская власть постфактум подтвердила независимость Хорезма и Бухары.
[7] Чего стоит лишь закрепление брест-литовской границы с Украиной, которой была отдана добрая половина Донбасса.
[8] Проволочки с подписанием из-за «капризов» Сталина мирного договора с Японией, что лишило РСФСР легитимности присоединения Курил и Южного Сахалина, а также последующая фактическая уступка Японии Южнокурильской гряды Хрущевым очевидно говорят сами за себя. Аргумент же о невозможности присоединения Монголии к СССР на правах автономной республики в составе РСФСР якобы по причине необходимости располагать дополнительным голосом в ООН также не выдерживает никакой критики. Ведь общеизвестно, что ООН редко когда являлась площадкой для проведения реальной политики. Похоже, во всех этих случаях налицо тактика превентивного геополитического ослабления РСФСР.
[9] Вероятно имеет смысл говорить о Российской империи как слабейшем звене в цепочке европейских государств начала ХХ века. А, как известно, где тонко, там и рвется. Россию, а вскоре и Автро-Венгрию с Оттоманской империей словно переломили через колено, исключили из «мирового концерта» великих держав, еще раз доказав тем самым насколько непростительна авторитарная слабость в государственном управлении, построенному по пирамидальному принципу.
[10] Это в первую очередь урок Западному миру, пытающемуся ныне примерить на себя заржавевшие от крови советские социалистические латы. Проникшись сладкоголосым призывом Джона Леннона в едином порыве отказаться от всего, что ограничивает человеческую личность (“Imagine”), передовые умы Новой Англии до сих пор пытаются доказать самим себе, что время «освобождения» близко как никогда. Правда идут они к земшарной республике и мировому правительству с несколько необычного конца. Их вехи на этом пути: от отказа признавать гомосексуализм болезнью – до признания гомосексуальных браков и даже «детей от них» в Калифорнии, Бельгии, Дании, Голландии и вот теперь – в Испании, от идей экуменизма – до легализации эвтаназии. Уверен, эти игры с человеческой сущностью закончатся также безнадежно как в свое время покончила счеты с реальностью советская утопия.
[11] Интересно, что сам технологически нейтральный термин «интеграция» отчего-то наполняется в массовом сознании положительным смыслом, хотя разумнее было бы сперва задаться вопросом: а какая это интеграция, чем конкретно она нам может быть интересна, либо вредна?

Дата/Время: 06/10/05 11:33 | Email:
Автор : ВН- 3-2005

сообщение #051006113315
Владимир Ленев

ПЕРЕМЕНА ВЗГЛЯДОВ, ИЛИ МЫСЛИ О СЧАСТЬЕ
Еще совсем недавно большинству из нас было ясно и не требовалось доказательств, что капиталистическая система имеет неоспоримое преимущество перед социализмом. Это вынужденно признавало даже коммунистическое руководство нашей страны. Нам казалось, что достаточно постоять в чудовищных очередях в магазинах того времени – за продуктами и самым обыкновенным ширпотребом, чтобы напрочь было отбито желание говорить что-либо в пользу социалистической системы хозяйства.
Во время перестройки (а раньше это было бы невозможно и представить) мое семейство получило из Англии посылку с продовольственным набором. Посылку прислали добрые люди, с которыми мы случайно познакомились во время их туристического вояжа по России. Посылка представляла собой набор дешевых продуктов, в основном китайская вермишель и крупа. Наверное, эти люди думали, что мы вот-вот начнем умирать от голода. Мы же, не избалованные советской торговлей, восприняли эту вермишель как изысканный деликатес. Потом мой друг привез из Америки соевый соус! Фантастика, ничего лучше в жизни не пробовал. Его жена подарила мне кроссовки, высокие как ботинки. Белые с черными вставками. Красота небесная. У меня появились кроссовки из Америки! Я стал осознавать, что моя жизнь удалась.
Я постоянно слушал западные радиостанции и был согласен со многим из того, что они говорили. Радиостанции внушали, что СССР – империя зла, а права человека – главная ценность, которой в нашей стране мы лишены. Меня учили, что надо изменить жизнь, сделать так, как во всем мире, и тогда … придет счастье.
* * *
Наконец, наступил долгожданный крах социализма и всей советской системы. И оказалось, что далеко не все наши соотечественники от этого краха выиграли. Многим пришлось столкнуться с печальной действительностью капитализма – безработицей и реальной нищетой. Впервые в жизни мы увидели копающихся на помойках и побирушек, одетых в немыслимые лохмотья. Увидели беспризорников, точно вернулось время Гражданской войны.
Мы ругали социализм и говорили, что так жить нельзя. Но что нам было говорить теперь? Воистину, все познается в сравнении.
* * *
И мы поневоле вспоминаем прежнюю жизнь. А ведь раньше было надежнее! Был порядок. Уважение к старшим. Никто не голодал, зарплата и пенсия выплачивались вовремя. Профсоюзы стояли на страже интересов человека труда. Была определенность в будущем. Да, были перегибы по части цензуры и контроля, но простого человека все это не касалось. Это касалось диссидентов. Мы слышали про них. Один мой московский знакомый даже знал их лично. Некоторые ими восхищались. Но диссиденты, сознательно выступавшие против советской власти, представляли собой сотые доли, если не тысячные, процента от общего населения СССР. Да и где теперь все эти сложные и не вполне надежные люди? Где, к примеру, г-жа Е. Боннэр? Где остальные правозащитники? Что они делают? Одни активно сражаются за подачки американского правительства и продолжают «лить грязь» на свою родину. Другие уехали за рубеж, но также не прекращают вести пропаганду против своей страны, получая деньги от иностранных государств. Во все времена такие люди вызывали брезгливое чувство, какое вызывает всякое предательство.
* * *
Вы возмущены? Вы скажете, что я занимаюсь советской пропагандой. Вы скажете, что каждый человек имеет право на свое мнение, на свободу совести и на выбор местожительство. Не стану скрывать, когда-то и для меня было аксиомой то, что вы говорите. Я не сомневался, что в ФРГ было лучше жить, чем в ГДР. В Южной Корее лучше, чем в Северной. Где капитализм, там и лучше. Тот капитализм, который ругали в школе и ВУЗе, но нас нельзя было сбить с толку, мы знали – только там, на Западе, счастье и процветание.
Что говорить, экономика двух Германий была несопоставима, соответственно несопоставим был уровень жизни в этих странах. Неудивительно, что из социалистической ГДР бежали толпами. С риском для жизни переползали, перепрыгивали, перелетали через берлинскую стену. О Северной Корее и говорить не хочется. Как тогда говорили, люди “голосовали ногами”. Народ не обманешь, думали мы. Простой человек понимает, где лучше.
* * *
Прошло не так уж много времени после грандиозных перемен в нашей стране... Исчезли друзья по бывшему лагерю соцстран, куда-то подевались друзья из Африки и Азии. Вся титаническая работа по созданию противовеса США оказалась напрасной. США победили. Бой был остановлен за явным преимуществом.
Впрочем, мы дождались свободы. Перед нами открылись все двери. Нам объяснили, что у нас появилось много возможностей. Никто вам теперь не мешает стать богатыми и счастливыми…
Между тем, далеко не каждый сумел зайти за эти двери. Многие остались на улице. Возможно, Роман Абрамович или Ксюша Собчак чувствуют себя сегодня счастливыми. Может быть. Только я думаю, что даже эти люди, находящиеся в центре внимания желтой прессы, так сказать, баловни современной России, уверенные в себе и радостные от осознания своих возможностей, все же сознают, что их ненавидит большинство сограждан. Ведь они же неглупые люди, не могут же они этого не сознавать! Что за счастье объедаться икрой и отчаянно блудить, как блудит напоследок развратная старуха. Какая уж тут радость?… Прожигать жизнь и отгонять от себя назойливые слова, известные всем россиянам с детства: «ешь ананасы, рябчиков жуй, день твой последний приходит, буржуй”.
Неужели вы сомневаетесь, что большинство населения поддержит и даже зарукоплещет самым жестким методам расправы с нашими «новыми русскими»? Не потому что мы – чернь и быдло, жаждущее крови богатеев, а потому что эти «новые» всем надоели своей безудержной и откровенной наглостью, хамством, презрительным отношением к людям.
В бывших соцстранах тоже призадумались… На Западе их продукция не нужна, прежний рынок они потеряли, буксует производство и соответственно растет безработица… Запад считает эти страны, как сказал классик, хорошим третьим сортом. Счастье приходится откладывать «на потом».
* * *
В Твери работает немало приезжих из Литвы. Нет работы на родине, и потому они приехали сюда. Некоторых из них я знаю лично. Я не раз бывал в Литве – этой красивейшей, чудесной стране. Живут там прекрасные люди. Труженики с большой буквы. Кстати сказать, Советская Литва была ухоженной и процветающей республикой. Русских там было мало. Если не ошибаюсь, около 7 процентов. Казалось, получат литовцы самостоятельность, войдет их страна в братскую семью европейских народов – и все будет хорошо. Советское прошлое будет вспоминаться как дурной сон. Однако, судя по отзывам моих литовских знакомых (наверное, важно подчеркнуть, что по национальности они именно литовцы), нынешняя действительность в этой стране не слишком оптимистична. Как высказался один из них, “кто не спился, и есть немного здоровья, тот уехал».
Еще о литовцах. В прошлом году мне довелось побывать в США. В городе Орландо (штат Флорида) я познакомился с семьей литовцев. Молодая пара, нет и тридцати. Оба супруга имеют высшее образование – специалисты по компьютерам. Работают официантами в ресторане. Живут в поселке, в котором каждый дом стоит больше миллиона долларов. Этот поселок – туристический объект, куда возят иностранцев показывать воплощение американской мечты. Возможно, я – скучный приземленный человек, но мне эта мечта – жить в поселке в доме стоимостью более 1 миллиона долларов – показалась совсем непривлекательной. Между прочим, литовская пара со мной согласилась. Теперь у них новая цель – уехать в Данию. Они надеются, что там будет интереснее. Да и к дому ближе.
* * *
На политической карте мира осталось совсем немного социалистических государств. В некоторых из них мне посчастливилось побывать – на Кубе и во Вьетнаме. Попытаюсь сравнить их с соседними капстранами. Возьмем Вьетнам и Таиланд. И в той и другой стране некоторое время находились бравые американские морские береты. Наверное, поэтому в обеих странах на каждом шагу встречаешь проституток. Индустрия торговли женским телом поставлена здесь на широкую ногу. В обе страны (в Таиланд более) со всего мира приезжает крайне сомнительный народ. Белый мусор, как называют таких людей в США. Впрочем, я отвлекся.
Таиланд, в первую очередь его столица – Бангкок, выглядит гораздо богаче Вьетнама. На улицах больше шикарных автомобилей, есть небоскребы, многоярусные дороги. Бывшая столица Южного Вьетнама – Сайгон явно попроще, но там нет и столь бросающейся в глаза разницы, как в Таиланде, между роскошью и нищетой. Впрочем, в обеих странах обилие дешевых товаров. Во Вьетнаме нет прежней назойливой коммунистической наглядной агитации, а программы телевидения не отличить от таиландских. Во Вьетнаме я много общался с выпускниками советских вузов, побывал даже у некоторых в гостях. И вот что я понял. Народ на жизнь не ропщет. Да, есть цензура, зарплаты маленькие, но жить можно. По сравнению с прежними временами резко уменьшилась преступность. Конечно, мне было бы трудно придти в восторг от их жизни, но я не могу и сказать, что жизнь во Вьетнаме принципиально хуже, чем в соседнем Таиланде или Малайзии.
Гораздо более резкий контраст в Латинской Америке. Остров свободы – Куба и витрина развития капитализма – Бразилия. Вы помните, как еще совсем недавно нам советовали брать пример с Бразилии и Аргентины? Нам говорили, что благодаря правильной экономической политике там бурный рост промышленности и торговли, стабильная валюта. В толстых журналах писали об “экономическом чуде”. Утверждалось, что вот еще немного – и эти страны встанут вровень с Европой.
Я побывал на Кубе и в Бразилии. Сначала о Кубе. Социализм по Фиделю получается невеселым. Гавана плохо освещена, мало кафе, магазинов. Не видно новостроек (в отличие, например, от моей Твери, в которой в каждом районе возводятся десятки зданий). Продукты и одежда по карточкам. Интернет запрещен. Две программы телевидения, по которым смотреть нечего. Местная валюта только для кубинцев, хотя широко используется и американский доллар. Слышал, что недавно хождение доллара (в который раз) снова запретили. На улицах масса плакатов с призывами, портреты Че Гевары. Всюду автомобили советского производства и американское ретро, какие можно увидеть только в кино. Туристов немного, и к ним повышенное внимание. Поэтому на Кубе я почувствовал себя этакой звездой средней величины. Не видел бомжей, никто не копается в мусорных баках. Дети учатся, а не болтаются по улицам. Приличное медицинское обслуживание. Преступность невысока, чаще всего – мелкое воровство.
Теперь Бразилия, о которой говорили, что это самая передовая во всех отношениях страна в Латинской Америке. Да, Бразилия – это развитая промышленность, множество филиалов американских и европейских фирм. Но почему-то знаменитый Рио-де-Жанейро сплошь окружен фавелами, то есть трущобами. Ужасающая нищета, безработица. Нигде не видел столько бомжей. Центр города вечером представляет собой огромное грязное лежбище. Здесь же бегают дети. Глядя на все это, я думал, что капитализм по-бразильски ничем не привлекательнее социализма по-кубински. Обе модели не решают проблему человеческого счастья. Простому человеку везде плохо. Кубинец, если ему задать вопрос о том, где бы он хотел жить, сказал бы (не сомневаюсь), что ему хотелось бы перебраться в США или любую другую страну, только бы не жить на Кубе. Но ведь так отвечали и мы в прежнее время, доказывая это тем, что бежали при первой возможности куда угодно, даже в Африку. Вопрос только в том, как все этим сбежавшим живется? Нашли ли они счастье в своей новой жизни?
Я же со временем многое стал понимать иначе. Став христианином, я понял, что только верующий человек может быть счастлив по-настоящему. Верующий может быть счастлив при любом общественно-политическом строе, поскольку его взор устремлен на небеса, а радость он находит в Господе. А еще в своей семье и в простой скромной жизни, лишь бы до нее никому не было дела…
Дата/Время: 22/09/05 11:42 | Email:
Автор :

сообщение #050922114207
ВН-2-2005

СТРАНИЧКА РЕДАКТОРА
Время от времени российские политики и публицисты сообщают народу, что на Западе распространено много страшных учений, и страшнейшим из них является кальвинизм – вариант ветхозаветного иудаизма белых англосаксов, выдуманный с целью умерщвления индейцев и торговли черными рабами.
С другой стороны, некоторые наши отечественные протестанты-арминиане, задетые за живое кальвинистским учением, и теряющие своих сторонников, пытаются его громить, как они думают, с точки зрения Библии. Создают контртеории и выискивают в Библии подходящие цитаты, продолжая бесславное дело профессора Арминия, давно опровергнутое историей. Российские антикальвинисты ищут доказательств, что кальвинизм – вредное и глупое, во всем себе противоречащее нехристианское учение. Доказав себе это, они расходятся по домам в убеждении, что от кальвинизма не осталось камня на камне. Но каково же их разочарование, когда наутро узнают, что тот или другой из их стана перешел к кальвинистам. Иной раз и целая поместная церковь переходит на кальвинистские позиции. Как же так? Каким образом это наивное и беспомощное учение привлекает миллионы людей?
У нас же нет ни времени, ни желания спорить с антикальвинистами. Мы по горло заняты работой по реформированию нашей Родины. Тем не менее, время от времени нам приходится откладывать в сторону нашу работу и отвечать на арминианскую истерику. Наверное, это надо. Не для нас (мы уже убеждены в верности своего учения) и не для наших противников (они по разным соображениям не оставят своих заблуждений), но для колеблющихся. Именно ради них мы подаем голос в защиту кальвинизма. Точнее, в защиту истины в отношении кальвинизма. Мы – реалисты, и понимаем, что кальвинизм никогда не будет доступен пониманию всех и вся. Но мы надеемся, что хотя бы здравомыслящая часть нашей публики будет иметь непредвзятое отношение к этому учению. Надеемся, что в России будет сформировано представление об истинном кальвинизме, а не о кальвинизме мифическом, карикатурном, кальвинизме фобий и суеверий.
* * *
Итак, поводом для сегодняшнего материала послужила дискуссия на нашем Интернет-форуме (calvin.tvcom.ru). В ходе дискуссии обсуждались разные вопросы. Для нашей публикации выбрана тема «Свободная воля». По техническим причинам формат дискуссии заменен на эпистолярную форму, то есть публикация представлена в виде переписки, сконцентрированной вокруг вопроса, заданного антикальвинисту: как Вы уверовали?
Вот такой простой вопрос. Его, кстати, не худо бы задавать всем арминианам. Антикальвинист отвечал разнообразно: я поверил, я доверился, я пожелал спасения и т.п. После уточняющих вопросов, антикальвинист отказывался от своих прежних объяснений и переходил к другим. В конце концов, он ответил: «не знаю», это тайна моей души.
Вопрос о том, как человек уверовал, действительно, очень хорош в подобных дискуссиях. Кальвинист скажет: я уверовал, потому что Бог дал мне веру. Сам я был немощным, мертвым во грехах, слеп и глух ко всему духовному. И сегодня я держусь лишь по милости Господа. Кальвинисты говорят о себе как о грешниках, которые без Бога не могут ничего.
У арминиан выбор шире. Они могут ответить на этот вопрос: «я уверовал, потому что я оказался лучше тех, кто не уверовал» или «я не знаю»…
Что ж, каждому – свое.
--------------------------------

ВЫБРАННЫЕ МЕСТА ИЗ ПЕРЕПИСКИ
КАЛЬВИНИСТА С АНТИКАЛЬВИНИСТОМ

[…]
Любопытно, кого может устроить такое объяснение: я уверовал, потому что уверовал, а они не поверили, потому что не поверили?
А ведь речь идет не об отвлеченных предметах, но о "свободном выборе" между жизнью и смертью.
* * *
Вы пишете: «Я уверовал потому, что принял спасительную весть о любви Божией в свое сердце, некоторые же из моих друзей или родственников эту весть отвергли. Вас устраивает этот ответ?»
Нет, это пока не ответ. Вы уж потрудитесь, пожалуйста, объяснить (внятно проговорить), почему именно Вы приняли Благую Весть? И почему Ваши близкие отвергли ее? Отчего это между вами такая разница?
* * *
Вы пишете: «Никто не предпочитает гибели, но существует желание человека получить вечную жизнь без каких-либо условий или же не на библейских условиях. По этому некоторые люди просто ждут: уверую или не уверую, избран или не избран. В действительности же Бог призывает грешника и требует от него ответа на предоставление условий покаяния и веры».
Значит, никто не хочет гибели, или иначе говоря – все хотят спастись, но у некоторых возникает желание: получить жизнь вечную без условий или на своих условиях. Условия такие: покаяние и вера. Выше Вы говорили, что для того, чтобы сделать правильный выбор (принять предложенный дар вечной жизни), нужна мудрость. Вам предложена жизнь вечная на условиях покаяния и веры. Вы согласились: да, покаюсь и уверую, иначе пропаду. Что же получается: для того, чтобы спастись, нужна мудрость? Или что-то еще добавить?
Вы пишете: «Здесь играют роль не отсутствие или присутствие тех или других способностей, а злоупотребление ими. Могу ответить и еще так: воля неверующего человека не желает считаться с непринуждающей волей Бога (Мф. 23:37; Ин. 5:40), злоупотребляя Его терпением. Разве здесь данные Библии и данные опыта не совпадают?»
Видите, как у Вас получается: воля неверуюшего не желает подчиниться воле Бога. А что, есть неверующие в Бога, которые желают подчиниться воле Бога? Человек не верит, что есть Бог, но уже желает подчиниться Ему. И такое бывает? Тогда получается: сначала воля, а за ней идет вера.
* * *
Продолжаем разговор. Вы пишете: «Вы меня не поняли. Я обращал внимание не на мудрость как способность человека, а на знание, которым человеческая воля распоряжается свободно. Она может прислушаться к этому знанию, а может пойти против него. […] я подчеркивал не отсутствие или присутствие каких-либо способностей в людях, а в их свободном использовании. Наконец, правильность выбора определяет не наша способность, а верность самой истины. Мы не создаем моральных ценностей, а получаем их от Бога, но получаем на уровне знания, а не действия. После того, как Бог открыл их нам, мы можем либо принять, либо отвергнуть Его истинную оценку нашего положения перед Ним. […] «минимум знаний о Боге доступен каждому человеку. Если человек правильно воспользуется им, Бог даст ему более совершенное знание» […] Вопрос не в нашей мудрости, а в ее использовании.»
Ваши ответы мне напоминают определения, прочитанные когда-то давно в одном словаре по эстетике: красивое – это прекрасное, прекрасное – это совершенно гармоническое, совершенно гармоническое – это красивое. Круг замкнулся. Итак, не мудрость, а воля идет впереди. Мудрый есть правильно выбравший. Но замечаете, вопрос все равно остается? Раз воля, так скажите, почему Вы правильно выбрали? Почему Вы своей замечательной волей так правильно воспользовались? А Ваши близкие люди неправильно, неудачно?
* * *
Продолжаем разговор о мудрых. Вы пишете: «Писание называет безбожника глупцом, причем дважды: «Сказал безумец в сердце своем: "нет Бога" (Пс.13:1; 52:2). Сколько можно повторять этот ответ? Да, я подчинился Богу, поскольку сделал выбор в пользу спасения собственной души. Другие же не пожелали подчиниться Божественным требованиям».
Лучше не скажешь. Итак, Вы – человек мудрый, проявили мудрость. Но позвольте спросить: как именно Вы ее проявили? Вам проповедовали Благую Весть, и это было доступно Вашему пониманию? А что же другие, которые слышали, ничего не поняли? Впрочем, что возьмешь с немудрых… Итак, Вы все поняли и подчинились Богу, и сделали, как Вы пишете, «выбор в пользу спасения собственной души. Другие же не пожелали подчиниться Божественным требованиям». Вот здесь очень интересно: Вы, будучи человеком мудрым, сделали правильный выбор, выбор в свою пользу (бинго! наши поздравления!), а Ваши близкие не сумели сделать правильного выбора. Беда с этими немудрыми... И при этом немудрые оказываются виноватыми – «не пожелали подчиниться Божественным требованиям».
И вопрос номер два: откуда же взялась в Вас такая мудрость? Много читали? Или еще до проповеди Благой Вести размышляли о сущности жизни? Дошли собственной мудростью, что у Вас есть душа, которую надо спасать?
* * *
Как я и предполагал, появился новый элемент: согласие. Сначала, мудрость, затем воля, потом выбор, теперь – согласие.
Вы пишете: «[…] не вынуждайте меня сделать выгодное Вам определение: мол, Бог одним эту мудрость или способность верить дал, а другим нет. Вопрос не в способностях, в свободном их использовании, […] Да, я согласился с Божиим обличением моей греховности, а другие нет.»
Право, я не пытаюсь Вас толкать в объятья ужасного кальвинизма. Я просто хочу понять, что именно в Вас было такое, что так выгодно отличает Вас от Ваших близких? Замечаете, вопрос опять остается: почему Вы согласились? Почему Вы были убеждены, а другие нет? Выговорите это вслух, пожалуйста? Покажите нам механизм, почему именно Вы были убеждены? Не надо исписывать страницы. Достаточно несколько слов: я согласился, потому что ...
* * *
Наконец-то мы добрались до конечного, как я понимаю пункта, а то я уж думал, что Вы вечно будете меня водить по указателям: мудрость, желание, согласие. Правда, название у последнего пункта какое-то странное: Не знаю, или тайна.
Вы пишете: «Теперь Вам понятно, что я так захотел, что воспользовался своей волей таким образом, а мои родственники так захотели, что воспользовались ею иначе. […] Всегда ли Вы лично ведете себя разумно? Не бывает ли ситуаций, в которых Вы не можете объяснить, почему Вы поступили так, а не иначе? […] Что доказывает вся концентрация Вашего внимания на вопросе о причинах желаний людей? Если это тайна, то тайна безумного, необъяснимого и сатанинского выбора. Что это изменяет в нашей дискуссии?»
Вы объясняете неправильный (но, разумеется, свободный) выбор тайной. И тайна эта – безумная, необъяснимая, сатанинская. Тогда получается, что правильный выбор – тайна умная, объяснимая и – самое главное – тайна Божия. В отношении тайны Божией я с удовольствием с Вами соглашусь. А насчет необъяснимости – то дело тут простое: все люди грешны и помрачены в разуме относительно духовных вещей. Вы, конечно, броситесь доказывать, что они не настолько повреждены, но тогда не говорите, что это необъяснимая тайна. Ведь даже ботинки мы выбираем со всякой разумностью. А тут люди с легкостью свободно выбирают безверие и вечные муки. Что-то здесь не то.
* * *
Итак, разговор подошел к пункту: я не знаю, почему я выбрал, это была тайна моей свободной воли. Согласен, отвечать на вопрос: почему я выбрал – дело не очень приятное. Потому как объяснения (в отношении себя, а не человека вообще) выглядят пошловато: я выбрал – потому что был лучше, тоньше чувствовал и т.д. Да и не объяснить ничего. Потому что сразу возникает вопрос: а почему ты был лучше? И т.д.
Но, видите ли в чем дело, сказать "тайна" – означает не сказать ничего. Потому как если дело происходит в недоступной нам глубине, в тайне, покрытой мраком, то надо признать, что эту тайну сокрыл от наших глаз Бог, и хвалить себя за то, что мы приняли Евангелие, нам невозможно уже по той причине, что механизм принятия нам не известен. Почему-то Вы называете этот механизм свободной волей, я мог бы определить другими словесами, суть не изменится. Все равно за всем этим стоит Бог.
Согласно Вашему убеждению, Бог предоставил человеку стерильные условия для свободы выбора (избавив СВОБОДНУЮ ВОЛЮ в деле выбора Благой Вести от пагубного влияния сатаны, греха и мира сего, которые – согласитесь – во всех других вопросах весьма сильно влияют). И что получается в "эксперименте": в одном случае тайный механизм дает положительный ответ, в другом – дает сбой.
* * *
Вы пишете: «Это тайна не Божия, а сатаны, не делайте неуместных аналогий. […] Бог «избавил» волю человека не от злоупотреблений, а от исчезновения.»
Итак, что у нас получается: один человек выбирает правильно, другой неправильно, и при этом сказывается тайна сатаны. Тогда Вы должны признать, что для одних эксперимент проходил в стерильных условиях (вне влияния сатаны), для других – с влиянием сатаны. Думаю, что согласно Вашей теологии, Бог так поступить «не может». Но если все находятся под одинаковым влиянием сатаны, то тогда Вы оказываетесь героем, победившим диавола. Вы согласитесь с выводом о своем героизме? Если же никакого влияния сатаны нет, то тогда виноват человек по каким-то другим причинам. Вот эти причины я и хочу понять.
Вы пишете, что механизм работы свободной воли – это тайна. Но раз механизм работы свободной воли у всех одинаков, раз эксперимент проходит в одинаковых условиях, то мы возвращаемся к нашим прежним ориентирам: мудрость, согласие, выбор, то есть указатели переводим на личность человека. Как говорится в математике, если в обеих частях уравнения есть одинаковые члены, их можно сократить. Остаются наши знакомые «мудрость», «согласие», «выбор».
Вот почему, сколько ни тверди: «свободная воля! свободная воля!» есть только два решения: либо выбор – от Бога, и тогда мы, действительно, должны признать, что принятие Евангелия, сама вера – это дар Божий, либо выбор делает сам человек, но тогда извольте объяснять, почему Вы избрали жизнь, а Ваши родственники смерть? Как видим, конечный пункт оказывается тупиком, из которого надо выбираться назад.
Вы пишете: «Это не новый ответ и это вообще не ответ. Ответ Вы проглядели. Он заключается в невозможности постановки вопроса «почему» к свободному выбору человека. Человек это не одно звено в цепи причин и следствий, а самопричина действия, которого вообще еще не существовало раньше. Она возникает ниоткуда. […] Поэтому Вы напрасно ожидаете от меня ответа, почему я уверовал, покаялся, согласился, принял, выбрал, крестился, женился и так далее. Этот список можно продолжать до бесконечности. Ответа на Ваш вопрос не существует, поскольку не все в этом мире поддается рационализации, и воля человека прежде всего».
Глубоко, ничего не скажешь: человек – это самопричина действия. Она (самопричина) возникает ниоткуда. То есть вы не знаете, почему это желание, этот поступок, этот выбор в Вас возникли? Задним числом Вы говорите о выборе, о согласии, о желании и т.д. Тогда с Вас и спросить нельзя, почему Вы так или иначе поступили??
Вы пишете: «Для свободы воли нет детерминизма знания в виде «почему». Это общепризнанный как в философии, так и в богословии факт. О свободе от знания говорит нам и Библия. Многие сегодня действуют вопреки знанию всех последствий своего выбора. Так что и опыт на нашей стороне. Любой человеческий выбор есть самоопределение, к которому домешиваются внешние мотивы».
Мне хотелось, чтобы Вы ответили, почему Вы приняли Благую Весть? Вы же водили меня по разным тропинкам, как-то: мудрость, воля, желание, согласие, и под конец привели к последнему пункту назначения, который называется: «Не знаю».
* * *
Вы пишете: «Соблазн сатаны обуславливает наш выбор, но не полностью, накладываясь на нашу собственную виновность. […] Побеждаем ли мы искушения дьявола? В определенном смысле «да», поскольку делаем выбор в пользу Бога. […] Вера в Бога может все, даже это. Здесь я победитель искушения, которое хотя и не было принудительным, но все же было».
Так, хорошо. ВЫ ПРЕОДОЛЕЛИ ИСКУШЕНИЕ и уверовали, приняв Благую Весть. Подвиг номер один совершен. Правда, вы объясняете этот подвиг верой в Бога: "Вера в Бога может все". Значит, Вы веровали в Благую Весть и потому ее приняли? Хорошее объяснение.
Вы пишете: «Никаких "одинаковых условий эксперимента" не было и нет […]».
Понимаю, люди находятся в разных условиях – кто в более благоприятных, кто в менее. Вы находились в более благоприятных, Ваши родственники – нет. Запомним это для нашего разговора.
Вы пишете: «Сатана не причем лишь внутри сознания человека, поскольку волю желать следует отличать от воли делать. Бог дает человеку шанс самоопределения, который и гарантирует».
Мы снова угрожающе приближаемся к пункту "желание". Но мы там уже были. Вы же отказались объяснить, почему Вы пожелали, а Ваши родственники – нет?
Вы пишете: "эти причины" никому еще не удалось "понять". Не принуждайте меня повторяться. Я избрал Бога по той же самой причине, по какой Бог пожелал вообще кого-либо спасти из людей, поскольку я – Его образ. Мои родственники не избрали Его по той же самой причине, по которой Его не избрал сатана».
Что ж, теперь причина понятна: Вы были образом Божиим, а Ваши родственники напоминали сатану. И это есть Ваш окончательный ответ?
* * *
Вы пишете: «Для спасения вера нужна так же, как и воля человека. Если к первой имеет отношение Бог, то вторая содержит и автономный момент. […] Для уверования нужна воля, для правильного проявления воли также нужна вера. Это два автономных начала в человеке, впрочем есть еще и момент любви. Касательно моего подвига, он также зависит как от моей воли, так и от моей веры».
Если вера не имеет "автономного момента", тогда вера - от Бога.
Вы пишете: «Мы говорили о том, что влияние сатаны на человека говорит против стерильных условий. Однако при всеобщем искушении сатаны его сила в каждом отдельном случае различна. […] Я и мои или Ваши родственники находятся в различных условиях в смысле подверженности различной степени искушения, поскольку имеют различную твердость воли».
У Вас была твердая воля, и поэтому Вы победили сатану и шагнули навстречу Богу? Завидую Вам. А я, признаться, был слабый и лукавый грешник, немощный в своих грехах. Никакой твердой воли у меня отродясь не было.
Вы пишете: «Я снова повторяю, все Ваши претензии предъявляйте, пожалуйста, к Творцу воли человека, а не ко мне. Почему это Он создал столь плохо поддающую рационализации волю человека? Воля потому и воля, что ее нельзя принудить к выбору никакими «почему». […] Мы являемся теми, кем мы себя делаем. При этом кого мы впускаем в двери веры (Бога или сатану), тот и становится нашим помощником».
Вы думаете, что нашли надежное убежище? Дескать, воля сотворена Богом, ее нельзя объяснить, нельзя принудить к выбору никакими доводами. Поэтому нечего здесь копаться. Между тем, все же выяснилось, что существует качественное различие воль: у Вас твердая воля, а у других нет.
Не думаю, что в вопросе о человеческой воле можно отделаться мистикой. Поскольку воля есть всего лишь инструмент сознания. К тому же наш вопрос задан ОТВЕТСТВЕННОМУ арминианину, сознательно делающему выбор. Это ведь глупый кальвинист ответит на вопрос: почему ты уверовал? - Бог дал мне веру, а сам я был последний из грешников, безвольный, слабый и немощный. Да и выбора никакого не делал. Для меня он и вовсе не существовал. Господь осветил Своим светом мою душу, вот и весь мой выбор. Вся слава только Богу!
* * *
Вы пишете: «Важно между тем то, что либо вера, либо покаяние, либо желание, либо одно из них, но все же условия спасения есть, как нам свидетельствует об этом Библия».
Вот Вы, батенька, все стремитесь нас убедить, что вера, покаяние – это условия, которым Вы соответствовали, так сказать, прошли испытание. Надеюсь, Вам известна и точка зрения кальвинистов. Мы считаем, что вера, равно как и покаяние – благодатные дары Божии. Вы никогда не пробовали благодарить за эти дары Бога?
Вы пишете: «Завидовать следует не способностям, а их использованию, поскольку каждый имеет их в некоторой мере».
Тогда я завидую Вашему умению применять свои способности. Ваш ответ дела не меняет.
Вы пишете: «Хотя принудить волю нельзя, ее можно склонить ненасильственными мерами убеждения. Поскольку же это убеждение ненасильственно, его можно отклонить, чем и пользуются некоторые люди на свой выбор».
Интересно, какие убеждения были задействованы в отношении Вас? Что ж такого Вы услышали, что на Вас подействовало, а на родственников – нет? Подобные вопросы я Вам уже задавал, но, боюсь, Вы опять устремитесь к пункту: Тайна, или не знаю.
Вы пишете: «Однажды "Господь осветил Своим светом (и) мою душу", однако пожелал, чтобы я выразил к этому свету свободное отношение: признал собственную греховность или же закрыл глаза на этот свет, как будто бы ничего и не случилось».
Сколько же Вам приходится громоздить разных конструкций?! И все ради того, чтобы доказать: Бог бездействовал. Все эти конструкции неустойчивы, шатаются, не выдерживают никакого испытания, да Вы и сами ими не дорожите, при первой проверке тут же их отбрасываете и убегаете в норку "Тайна, или не знаю".
Вы пишете: «Богу приличествует именно слава […]».
Видите, до чего Вас доводит арминианство? У Вас Богу лишь "приличествует" слава. А мы говорим "Богу принадлежит ВСЯ слава". Читая Ваши ответы, впору сказать: Слава людям с твердой волей, правильно применяющим свои способности! И с этой теологией Вы хотите жить дальше?
* * *
Вы пишете: «Кальвинисты также не отрицают, что это есть условия спасения, однако почему-то думают, что Бог Сам их и выполняет вместо нас. В отличие от них арминиане считают Божие участие в проявлении нами покаяния и веры состоит в создании условий для их свободного выражения, а не замены нашей ответственности в спасении. Бог дарует нам возможность покаяния и веры, за это мы благодарны Ему не меньше, а больше, чем кальвинисты, поскольку Он доверяет нам, ожидая от нас свободного отклика на Его спасительный призыв».
Неужели нельзя найти что-нибудь получше? Ведь "условия спасения", свободный отклик" – это все те же евангелизационные конструкции, которые не выдерживают никакого испытания.
Почему бы, к слову сказать, не обратить свой взор к библейскому термину "возрождение"? Заметим, что автор приведенной Вами статьи этого термина избегает. Неужели "идея возрождения" слишком неудобна для арминианской доктрины? Автор уверяет, что мертвецов "не спасают, их просто хоронят". Между тем, апостол Петр считает иначе: "Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому" (1 Пет. 1:3). Характерно, автор статьи не раз приводит эту главу, цитируя 1, 2, 4, 5 стихи, но упорно избегает третьего стиха.
Еще пара цитат: мы – "возрожденные не от тленного семени, но от нетленного, от слова Божиего" (1 Пет. 1:23). "Он спас нас не по делам праведности [пресловутый арминианский выбор], а по Своей милости, банею возрождения и обновления Святым Духом" (Тит. 3:5). Я готов подсказать Вам, куда надо бежать: выдайте возрождение за выздоровление.
Постройте еще одну конструкцию, и когда построите, вспомните о "мертвеце" Иисусе. Его похоронили или же спасли? Вспомните и о Лазаре и других мертвецах, которые были воскрешены силою Духа Святого. А еще вспомните о Дне Пятидесятницы. Вот уж поистине "ожидание свободного отклика". А еще вспомните ап. Павла, который так свободно откликался на Благую Весть, которую проповедовал Стефан, что шел громить христиан. И ведь громил бы, если бы не наткнулся на "рожон".
Вы пишете: «Однако напрасно Вы считаете волю к спасению, покаяние и веру заслугами. Просьба не есть торговля. Лишь нищие просят о даре. Спасение остается даром, поскольку этот дар принимается добровольно».
Простите, но это еще один выверт. Все же понимают, что в таком деле как спасение, даже малейшая просьба – уже величайшая заслуга, победа синергических чудо-богатырей. Другие у Вас даже до этого не дотягивают.
Вы пишете: «На меня начало что-либо "действовать" только тогда, когда я позволил ему на меня действовать, ведь действие спасения не принуждает».
И еще одна конструкция: "позволил действовать". Так сказать, расслабился и принял. А другие были ожесточены. Очень похоже на то, что говорится в Писании: у Вас сердце было плотяное, а у других – каменное. Вот только откуда Вы взялись с таким сердцем еще до уверования? Ведь это работа Божия – заменять каменные сердца на плотяные? Опять и опять конструкции, не имеющие подтверждения в Писании.
Вы пишете: "Свобода есть способность к самоопределению, возможность распоряжаться самим собой".
Вот мы и добрались до гуманистической сути арминианства. Ваше определение – чистейшей воды гуманизм. Потому что [внимание!] свободной воля человека может стать только тогда, когда полностью подчинится Творцу, давателю жизни. Полное подчинение Богу есть свобода. Подчинение моей воли Богу делает меня свободным. Равно как возможность самоопределиться может быть только в Боге, возможность распоряжаться самим собой может быть только в Боге. Чем ближе к Богу, тем больше свободы. Всякий неверующий человек далек от Бога, и соответственно далек от свободы. Повторю для дидактики: без Бога не может быть ни самоопределения, ни понимания смысла жизни. Ни свободы.
* * *
Вы пишете: «[…] желания также подлежат воздействию со стороны различного рода мотивов, соревнующихся между собой, чтобы стать главным. Однако принять или нет "главный" мотив все равно зависит от суверенной воли. […] "воля же принадлежит к трансцендентной сфере духовного бытия, над которыми законы материального существования не властны. Вы же пытаетесь понять трансцендентный мир Бога, к которому принадлежит также и человеческая душа».
Как становится очевидно из нашего дискурса, у Вас всего три варианта.
Вариант первый: Тайна, или не знаю. Здесь мы уже были не раз. Воля (или теперь – душа) – не подлежит анализу, ничего нельзя спрашивать. Выбор воли ничем не обусловлен, кроме собственного произвола (прошу прощения за тавтологию). При этом возникает проблема: если Вы сами не знаете, почему Вы выбрали, то в таком случае Вам не уйти от признания того, что Бог сотворил разных людей, с разной волей. Понятно, что Вас этот путь не устраивает.
Вариант второй: воли равны изначально. В таком случае неизбежно признание факта постороннего влияния на выбор. Зато мы можем анализировать и постигать причину выбора. Понимаю, что это направление Вас очень не устраивает. Глупо выглядеть героем, пусть даже в нищенской одежде.
Вариант третий, комбинированный: о воле говорить нельзя, ее выбор – тайна, но посторонние влияния (причины выбора) признаются. Если будут заданы вопросы о причинах – указывай на тайну.
Подобная искусственная конструкция может удовлетворять только тех, кто решил ПРИНЦИПИАЛЬНО держаться арминианства, поскольку боится кальвинизма. Страх вызывается двумя причинами: 1) гуманистическим мировоззрением человека; 2) ложным убеждением в том, что кальвинизм не знает, как разрешить проблему зла, свободы и т.п.
Вы пишете: «Я пытаюсь быть понятым: когда я обращаюсь к "тайне воли", я говорю о беспричинности ее выражения, когда же я говорю об ответственности в спасении, я говорю о воле как самоконтроле, поскольку несмотря на то, что воля независимо от внешних факторов, она подконтрольна самой человеческой личности. Может быть теперь я буду понят?»
В дополнение к вышесказанному. Спасибо за стремление быть понятым. Жаль, что Вы не замечаете всей этой арминианской путаницы. Точнее, очередного нагромождения конструкций. У Вас воля беспричинна в деле самовыражения (!), но в деле спасения ответственна, потому как наличествуют самоконтроль, к тому же воля подконтрольна "самой человеческой личности" [Вариант номер три]. Стоило ли тогда громоздить прежние конструкции насчет автономной свободной воли, если в конце концов появляется личность и – как я догадываюсь – новые беговые дорожки с новыми указателями? Не удивляюсь, что читателям надоела эта риторика, ибо у Вас вместо Писания – сплошная психология и гуманизм.
* * *
Вы пишете: «Евангелизационные конструкции» – не выдумки арминиан, а ясное библейское указание, что для того, чтобы уверовать, должно быть проповедано Слово Божие, причем в доктринально четком виде».
Мне особенно нравится: «в доктринально четком виде»! А если какой-то элемент доктрины будет пропущен, то человек не уверует. Или не в том порядке будет сказано, или нечетко… И эти конструкции извольте принимать как истинно «библейское учение»!
Вы пишете: «Термин «возрождение» говорит о Божием присутствии Духа Святого в жизни уверовавшего человека, а не о воскресении мертвеца в буквальном смысле этого слова».
Я так и предполагал, что возрождение будет выдано за что-то другое, только не за возрождение.
Вы пишете: «Где Вы видели, чтобы уверование предшествовало проповеди спасения?»
Вы не слыхали о возрождении ВО ВРЕМЯ проповеди? Разумеется, простое слушание проповеди не может привести к возрождению, поскольку возрождение – это дело Божие. Но вот Лидия слушала, заметим наряду с другими, и Господь отверз ее сердце. ВО ВРЕМЯ ПРОПОВЕДИ. Я понимаю, что арминиане припасли конструкцию: она «отдалась», не «препятствовала», «сама пожелала» и т.д. Вот только Писание говорит вполне по-кальвинистски: «Господь отверз сердце ее внимать тому, что говорил Павел» (Деян.16:14). Как и все другие женщины она вежливо слушала, что говорит ей этот человек, но не внимала (в спасительном смысле), и только ей Господь отверз сердце.
Вы пишете: «Да, Писание оперирует термином «мертвые», однако в строго специфическом смысле: мертвости «по преступлениям и грехам», т.е. грешники мертвы с точки зрения своей бесполезности для Бога».
Как говорится, уловка-22. Грешники мертвы с точки зрения бесполезности. Удивительно, сколько же Вам приходится трудится, чтобы затемнить простую истину: мертвый не способен к спасению.
Вы пишете: «Неясно, почему Бог спасает не всех, а лишь некоторых из этих мертвецов?»
Почему же? Это загадка только для арминиан, ищущих гуманистической справедливости. В деле спасения Бог являет Свою любовь, а не справедливость. Если Вы хотите справедливости, то должны сами отвечать за свои грехи, а не ссылаться на Христа, не говорить «Господи, помилуй». Если Вы – человек с твердой волей, то и отвечайте сами за свои грехи, а не возлагайте их на Христа. Это «ленивые» кальвинисты возлагают грехи на Христа, отдают Ему всю инициативу в деле спасения, оставляя себе пустяк – проповедь Евангелия, строительство Церкви и общества на библейских основаниях, нравственную дисциплину (потому что спасены для святости). У арминиан все силы уходят на подготовку покойников к деланию выбора. Если не получилось – значит, проповедник нечетко излагал доктрину, не почистил зубы, да мало ли что можно накопать!
Вы пишете: «Идти против Божиего «рожна» «трудно», но все же возможно, поэтому Павел и говорит: «Я не воспротивился небесному видению» (Деян. 26:19), а ведь мог».
Похоже, Вы не представляете, что такое «рожон». Идти против него нельзя. Поэтому Господь и употребил такое слово, намекая, что дальше – будет хуже. У Вас же можно «сделать вид, что ничего не случилось». Человек видел видение, ослеп, был потрясен – и ничего?... Нет, очень слабо, опять конструкции.
Вы пишете: «Что до победы, то она дается всегда с трудом, но это не заслуга в библейском понимании этого слова. Благодать противопоставлена в Новом Завете не вере грешника, а его делам (Рим. 11:6). Соответственно Павел применяет концепцию «заслуг» лишь к делам и понятно почему, но здесь я уже повторяюсь».
Сколько бы Вы ни пытались уйти от «заслуги», не получится. Потому как все дело спасения сводится именно к выбору. Заслуга уже в том, что хоть губами пошевелил или там в сердце что-то шевельнулось. У других и этого нет.
* * *
Вы пишете: «Состояние сердца мы формируем себе сами, конечно, не без помощи Божией. Тем не менее если утверждать, что это делает лишь Бог, тогда как понимать такие слова Писания, как: «Приблизьтесь к Богу, и приблизится к вам; очистите руки, грешники, исправьте сердца, двоедушные» (Иак. 4:8). Кто здесь очищает и исправляет? Разумеется, речь идет не о замене, а об изменении сердец. Даже глина в руках горшечника может оказаться неподатливой и он отбрасывает ее в сторону».
Ваш вопрос указывает на серьезную методологическую проблему Вашей теологии. Вы сами на него можете легко ответить, если догадаетесь, к кому обращено Послание. К людям неверующим или же к верующим в Бога? Подсказка: апостол обращается к читателям «братья».
Вы пишете: «Я не сказал, что воля становится свободной только подчинившись Богу».
Вы и не могли этого сказать с Вашим мировоззрением. Это сказал я.
Вы пишете: «Не пытайтесь превратить Бога в дьявола. Он отнюдь не за грех благословил Давида. За грех Он его наказал четырехкратно. Не подстраивайте смысл Библии в угоду кальвинистическим измышлениям». И, конечно же, кальвинистическому богу, не нуждающемуся в убеждении никаких «гуманистов», не преступно нарушать даже Свой собственный закон».
Надеюсь, в этот раз я изложу свою мысль доступно. Гуманисты не принимают наказаний, которые определяет Господь. Возьмем грех Давида с Уриею и Вирсавией. Вообще-то налицо по крайней мере четыре преступления:
1) Преднамеренное убийство Урии, человека, находящегося на военной службе.
2) Прелюбодеяние – соблазнение чужой жены.
3) Должностное преступление.
4) Преступный сговор с целью убийства.
Вы говорите, что Бог наказывал Давида четырехкратно. Странно, что вы называете это наказанием Давида. На самом деле вот кто понес наказание: младенец, несчастные жены, народ. О, конечно, Давид страдал. Но перенесите подобное судопроизводство в сегодняшнюю жизнь. За убийство судья наказывает кого угодно, только не убийцу. Не сочли бы такого судью умалишенным? Как видим, здесь гуманистическая (в том числе и арминианская) логика не действует.
* * *
Остановитесь, пожалуйста, на чем-нибудь одном. Пусть вот это будет Вашим последним утверждением: «Мое мнение таково: я один контролирую свою волю, которую никто другой не может контролировать. При этом я руководствуюсь массой факторов, которые не являются принудительными для моего выбора. Я склоняюсь к чужому для меня мнению только добровольно».
Меня вполне удовлетворяет Ваше объяснение. Подведем итог: Господь по-джентльменски ждет от арминиан свободного выбора, относится к ним с полным уважением.
– Хочешь спасения?
– Хочу.
– Получай!
Кальвинистов – мертвых во грехах – Господь ничего такого не спрашивает, не ждет от них ничего хорошего, просто спасает их через возрождение и просвещение Своим Духом, дает им веру и покаяние. Только после этого Он требует от них послушания Слову, следованию по пути святости и т.д. Надеюсь, две позиции нами проговорены достаточно вразумительно, чтобы более к ним не возвращаться.
Вы пишете: «Я рискую, поскольку не имею видимых доказательств существования рая и ада, а мои родственники не соглашаются рисковать. Давайте остановимся на этом. Жду очередных возражений».
Рискованный Вы человек! А вдруг завтра Вам принесут «научные» доказательства, что рая и ада нет? Слушайте, сколько можно забавляться гуманизмом? Возрожденный человек такого риска не знает. Ему и в голову не приходит подобное сомнение.
Вы пишете: «А как насчет доказательств о возможности кальвинизма "разрешить проблему зла"? Или этот вопрос не позволителен на Вашем форуме?»
Что ж, если вопрос спасения нами проговорен, и мы выяснили позиции, можно перейти и к проблеме "зла".
Вы пишете: «Что касается новых беговых дорожек, я предупреждал, что причин, как и вариантов выборов, масса. Важнее в данном случае вопрос, принуждают ли они или нет?»
Я понимаю, что Вам хочется сенсации: у кальвинистов Бог спасает насильно! Вопреки желанию грешника! Жаль, что ни чем не могу Вас порадовать: мы говорим о возрождении духовно мертвых людей, возрождение таковых не есть насилие, но милость и любовь.
Вы пишете: «[…] воля беспричинна в своей реакции на Божественную истину, это ее законное право (на абсурд тоже, так что не ищите для нее всегда "разумных" причин). Однако эта же воля не может сказать, что никакого влияния со стороны истине не ощутила, значит она и ответственна».
Если реакция беспричинна, то влияние не имеет значения. Выше Вы говорили, что руководствуетесь массой факторов. Очевидно, что Вас другом логики не назовешь. И потому мне остается только поблагодарить Вас за потраченное время и за прелестный рассказ о том, как Вы выбирали спасение.
* * *
Вы пишете: «Именно так! Это Вас смущает? Я понимаю, почему. И так мало верующих, а тут еще и проблема чистоты передачи подлинного Евангелия. Между тем это «истинно библейское учение». Вы не знаете, что такое ересь? Или как понимать Ваше несогласие с этой прописной истиной?»
Входит ли в Ваш набор сообщение о творении, о душе, о грехопадении, об Аврааме, Исааке, Иакове, Моисее, народе Израиля, о Завете?
Вы пишете: «[о Лидии, которой Бог отверз ум] Известный «козырь» кальвинизма. Однако он преодолевается следующим образом. Не секрет, что фраза «отверз ум или сердце» носит в Писании значение «просветил» или «объяснил». Разве это не похоже на оказание помощи в вопросе понимания (см. «внимать»)? Вполне. Почему же здесь выделена только одна Лидия? Возможно потому что только у нее были затруднительные вопросы, которые были разрешены в процессе «внимания» речи Павла (действительно «во время проповеди», а не до нее)».
Очень слабо, придумайте что-нибудь еще. Понимаю, что это место Писания «выкрутить» непросто, ибо слишком уж ясно сказано: Господь открыл (диэнойксе) ее сердце внимать (просехейн) тому, что говорил Павел. (Для тех, кто не знает) глагол «просехоо» имеет следующие значения: обращать внимание на что-либо, уделять внимание, внимать, держаться чего-либо, быть преданным чему-либо, приступать к чему-либо; а также направлять, прилагать старание к чему-либо; а также (редкое): прирастать. Все это имеет один смысл: Лидия прилепилась к тому, что говорил Павел. Но для того чтобы она начала внимать, Господь открывает ей сердце. Прежде внимания открывает. Утверждение о возникших вопросах – очередная конструкция.
* * *
Теперь немного о другом. Честно говоря, мне не очень интересно знать, какую конструкцию Вы еще придумаете. Мне важнее понять, почему Вы это делаете? Только потому, что Вас напугали кальвинизмом? Будто кальвинизм предлагает страшного Бога? И Вы в это поверили? И, как мы видим, теперь в поте лица перекручиваете Писание, лишь бы не принимать кальвинизм? Примите Бога Писания таким, каким Он являет Себя, без арминианской косметики. Не надо командовать Богом: спрячься! сиди смирно, не высовывайся! разложи дары и отойди в сторонку! Вы говорите о насилии со стороны Бога, если де Он посмеет проявить инициативу в деле спасения.
Но я задам лишь один вопрос: неужели Вы отказались бы принять Ангела Божиего, сошедшего к Вам с небес с Благой Вестью? Выгнали бы вон за такое насилие? Или если бы Сам Христос явился бы Вам во славе проповедовать Благую Весть. Что, и в этом бы случае возмутились? Думаю, что нет. Надеюсь, почли бы за счастье. Неужели Вам и тогда пришли бы в голову арминианские фобии: а ведь меня насильно, теперь не откажешься…
Почему все время Вы отказываете Богу в праве действовать? Бог являл Себя многим людям, но вот явились арминиане и запретили Ему появляться на глаза. Человек выбирает!
* * *
Вы пишете: «Все боитесь себе признаться, что не любит Бог вовсе всех, да вот Слово Божие, смысл которого как раз и нужно хранить в чистоте не говорит этого. Верно, что любовь Бога спасает не так, как Его справедливость, однако вот почему она спасает только некоторых – объясняет арминианская модель, а не кальвинистическая».
Арминианскую модель не подтверждает не только Писание, но и человеческая история вопиет против нее. Разве Бог всем предоставляет равные условия для того чтобы услышать проповедь Евангелия и сделать свободный выбор? Обратите внимание хотя бы на Ближний Восток. В иных тамошних странах проповедь Евангелия запрещена государством, это государственное преступление. Целые поколения мусульман не слышали Благой Вести. Возьмите какое-нибудь селение в арабской глубинке. С молоком матери местные жители впитывают ислам, проникаются исламскими убеждениями, и потом их, как правило, не свернешь. И возьмите ребенка, который вырос в христианской общине. Разве у них одинаковые условия, чтобы сделать пресловутый арминианский выбор?
Вы пишете: «Позвольте и мне сарказм: «если не получилось, значит» виноват Бог. Это лучшая альтернатива?»
А что, у Бога может что-то не получиться?
* * *
Вы пишете: «Павел действительно многое пережил. […] И все же Слово Божие говорит «трудно», а не «невозможно».
Не думаю, что Вы бы согласились, если бы Господь в разговоре употребил именно слово «невозможно». Между тем, стоит обратить внимание на состояние Павла: Савл идет громить христиан в составе команды. По дороге его осиял свет. Заметьте: именно его. Поэтому только он один упал, будучи в трепете и страхе. К тому же он временно ослеп. Другие этого света не видели, потому и не ослепли. Иначе бы их тоже надо было вести под руки в Дамаск. Далее, Господь с небес обращается к Савлу, называет по имени. Поставьте себя на место апостола. Вас осиял свет, к Вам обращается по имени Господь. Вы падаете в ужасе на землю. Вот такое равенство выбора.
* * *
Вы пишете: «Иаков вообще не различает адресатов, верующие они или нет».
Ну, конечно, Иаков у Вас второй Ванька Жуков. Где же это Вас так научили понимать Послания? Само слово «братия» может быть обращено по определению только к верующим в Бога.
Вы пишете: «Впрочем, даже если это верующие иудеи, то что это изменяет? Неужели верующие должны очищаться сами, а не Бог их должен очищать?»
Согласен!! Бог очищает. Но поскольку верующие (получившие от Бога дар веры) получают способность от Бога понимать духовные вещи и следовать им, то теперь можно обращаться и к ним. Что и делает Иаков. И теперь, когда Вы согласились с тем, что Иаков обращается к верующим, а не к атеистам, становится понятна логика обращения Иакова к верующим читателям: исправьтесь. Между тем, прежде Вы писали:
«Тем не менее если утверждать, что это делает лишь Бог, тогда как понимать такие слова Писания, как: «Приблизьтесь к Богу, и приблизится к вам; очистите руки, грешники, исправьте сердца, двоедушные» (Иак. 4:8). Кто здесь очищает и исправляет? Разумеется, речь идет не о замене, а об изменении сердец».
Это называется ловить за руку. То Вы отправляете Послание к атеистам (Вам все равно, кому оно направлено), то Вы соглашаетесь, что оно написано верующим, и провозглашаете: а не Бог ли очищает?
Те же самые выкрутасы, что с Лидией, медведицами и Давидом. Нет, я бы так не смог. Так громить Писание…
Вы пишете: «[О Давиде] Вы назвали четыре обвинения, я назову четыре наказания Давида (изнасилованная дочь, позор одного сына, его убийство другим, восстание Авессалома). Разумеется, все это завязано в сложный узел отношений, однако личная вина каждого перемешана с виной Давида. Наши грехи отражаются на наших близких – это реальность и законные издержки предоставления людям свободы. Давид был наказан хуже, чем пожизненное заключение. Или в России все еще не отменили вышку? Всякий виновный лучше бы сам понес наказание, чем увидел бы его результаты на своих детях. Однако все это касается земной судьбы, мы же говорим о вечном спасении или вечном осуждении. Все здесь объяснимо в рамках арминианской доктрины и но вряд ли это поддерживает весьма сомнительную кальвинистскую идею о диаволоподобном Боге».
Я специально повторил весь Ваш пассаж, чтобы было видно, как Вам не дается логика: Мы говорили о том, что с ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ГУМАНИСТА (и, получается, АРМИНИАНИНА тоже) – наказание Давида не может считаться справедливым. Поэтому Вам для смягчения впечатления понадобилось добавить: «личная вина каждого перемешана с виной Давида». Сочувствую, ибо Вам постоянно приходится «незаметно» подсыпать разного рода добавки (у Лидии – это «некоторые вопросы», вопреки очевидному тексту Писания).
И в чем же Вы находите личную вину младенца, который лишился жизни? Не надо выкручиваться: «Давид был наказан хуже, чем пожизненное заключение». Справедливость вопиет: наказан должен быть не ребенок, а преступник. Земной судья за такой приговор сам отправился бы за решетку.
Раз уж Вы защищаете право Бога наказывать «как попало» (с точки зрения гуманиста), то почему бы Вам не сделать шаг в сторону допущения права Бога на избрание людей к спасению? Либо гуманистическая справедливость во всякой мелочи, либо право Бога. Если справедливость нарушается в чем-нибудь одном, то Бог у гуманистов все равно несправедлив.
Вы же по-прежнему поддерживаете позицию гуманистической логики. Но гуманистическим методом Вам не удастся оправдать Бога. Библия слишком откровенна, чтобы ее можно было уложить в соответствии с Вашими арминианскими схемами. Одно Ваше выкручивание в случае с детьми чего стоит. Сорока двум детям, разодранным медведицами, Вы приписали криминальную предысторию! Нашли им справедливое наказание за непочтение к пророку!!
Вы понимаете, куда я веду? Я веду к тому, что мы должны воспринимать Бога таким, какой Он есть. Вы называете Бога Писания диаволоподобным только потому, что у Вас в голове есть гуманистический стандарт: Бог должен быть таким-то. Вот почему Вы называете черное белым, а белое черным, лишь бы подогнать Писание под свой стандарт. Вы думаете, Бог Вас поблагодарит за подобные изыски? Иеремия говорит: «Проклят, кто дело Господне делает небрежно, и проклят, кто удерживает меч Его от крови» (Иер. 48:10).
Не тратьте понапрасну время, подыскивая Богу гуманистические представления о справедливости. Вот наша позиция: если Бог «так» сделал – значит это справедливо. Не потому, что это соответствует моему пониманию справедливости, а ПОТОМУ ЧТО ЭТО СДЕЛАЛ БОГ. И знаете, почему Ваши объяснения оскорбляют Бога? Потому что в душе Вы чувствуете, что Он поступил как-то не так… и Его надо оправдать, – обвиняя, скажем, детей. Вы думаете, что таким образом разрешаете проблему зла?
Смиритесь пред Богом и признайте Его право делать все, что Ему угодно! Станьте же, наконец, послушным Его рабом.

РЕЗЮМЕ
ЧАСТЬ I
В сущности, весь разговор за вычетом препирательств по поводу цитат сводится к вопросу о проблеме зла. Вы полагаете, что для хорошего решения этого вопроса надо наделить человека свободной волей. Тогда Бог будет свободен от всяких подозрений. Вот арминианские рассуждения: человек имеет свободную волю и делает выбор. Таким образом, ответственность за выбор возлагается на человека.
Вас удивляет, что кальвинисты такое очевидное и простое решение не принимают. Постараюсь объяснить, почему? Дело в том, что Ваша теория, во-первых, имеет серьезные проблемы (в том числе и по отношению к Писанию), и во-вторых, она ничуть не помогает решить проблему зла.
1. ШКОЛА ВОЖДЕНИЯ
Если Бог сотворил человека с такой волей, которая выбирает зло (100%) – «нет делающего добро, нет ни одного» (Рим. 3:12), «весь мир лежит во зле» (1Ин. 5:19) и т.д., то грешники могут сказать: свободная у нас воля или не свободная, но это такая воля, которую сотворил Бог. И если мы по свободной воле избираем зло, то все равно вина на том, кто дал нам ее. Это как если бы выпускники плохой автошколы все без исключения попадали в аварии, то каковы бы ни были конкретные ошибки этих людей, ГАИ все равно заинтересовалась бы такой автошколой. Августин одним из первых обнаружил данную проблему, а уж он-то был вначале весьма горячий поклонник свободы воли.
2. ЕЩЕ ОДНА ПРОБЛЕМА
Если Бог не желает смерти грешника, но лишь попускает ее, то нам не уйти от мрачного размышления: почему Бог попускает смерть грешника? Всемогущий Бог оставляет человека один на один с соблазном, хорошо зная, что немощный человек обязательно впадет в беду и погибнет. Бог силен остановить человека, но не останавливает. Хотя даже спасатели на водах обязаны спасать вопреки воле тонущего. Если не хочешь смерти человека, то спасай его во что бы то ни стало.
3. ВОПРОС ВЫБОРА
Арминиане полагают, что человеку доступен свободный выбор. Бог посылает всем людям без исключения просвещение Святым Духом. Люди обладают свободной волей и потому могут принять или отвергнуть Благую Весть. Бог справедлив, поскольку никто не лишен возможности сделать попытку. Вы пишете: «Возможность спасения предоставлена всем, но в разной мере». Всем предоставлен некий минимум. «Рано или поздно каждый человек непременно услышит Божественный призыв». Поэтому Вам приходится доказывать, вопреки очевидному, доступность всем людям без исключения Благой Вести. Вы ссылаетесь на Рим.10:18, но в контексте нашего разговора именно о Благой Вести, эта цитата некорректна. Ибо она относится к общему знанию о Боге-Творце, которое предоставляет природа, но не о Спасителе – Иисусе Христе, Сыне Божием, Втором Лице-Троице, не о Евангелии и не о Церкви.
Между тем, очевидно, что не всем людям в мире дана возможность услышать проповедь Евангелия. А если проповедь Евангелия принципиально необходима для спасения, то почему не все люди (во всех поколениях) слышали ее? Не говоря уж про мусульман, наши отцы и деды в течение 70 лет были лишены этого благословения. Почему? Ведь христиане стараются помимо проповеди и хор создать, и профессиональных проповедников подготовить, и музыкальные инструменты приобрести – и все для того, чтобы «лучше» воздействовать на грешника.
Свободный выбор оказывается в прямой связи с «евангелизационными технологиями». Знаком я с этими призывными «приемчиками»: учат, как успешнее вызвать человека на покаяние. Поют: неужели уйдешь? И все для того, чтобы как раз лишить человека возможности сделать «свободный» выбор. Арминиане вместо Бога стараются подвести человека к покаянию. И главное, грешники выходят и каются. Куда только потом деваются, ума не приложу.
Повторю: если есть какая-либо минимальная истина, то она должна быть обязательно доставлена грешнику. И если хотя бы одному человеку эта истина не доставлена, то рушится все арминианство. Вам следует доказать, что эта минимальная истина была доставлена каждому. Между тем, Писание неоднократно указывает, что Бог ожесточает сердце тех или иных людей. Вспомним фараона. Еще пример: «Но Сигон, царь Есевонский, не согласился позволить пройти нам через свою землю, потому что Господь, Бог твой, ожесточил дух его, и сердце его сделал упорным, чтобы предать его в руку твою, как это видно ныне» (Втор .2:30). Какой же здесь свободный выбор?
4. ДРУГИЕ АСПЕКТЫ ИДЕИ СВОБОДНОЙ ВОЛИ
1) Существование свободной автономной воли, не зависящей ни от чего, не может исключить ее бытия, то есть проявления. Другими словами, если автономная свободная воля существует, она должна являть себя. Если же она являет себя, она вступает во взаимодействие с чем-либо внешним. Если она вступает во взаимодействие - она не полностью свободна, потому что на нее оказывается влияние самим взаимодействием. Внешнее неизбежно обуславливает ее действия. Очевидно, что идея автономной свободной воли неизбежно сталкивается с проблемой обеспечения свободы от внешнего влияния. Но это уже внутренняя проблема самой идеи о свободной воле.
2) Проблема идеи свободной воли и в том, что она отрицает закон причинно-следственных связей. Свободная воля должна действовать без какой-либо причины (индетерминизм). Ничто не должно обуславливать ее выбор, ибо наличие причин сразу возвращает нас в круг детерминации. Если же выбор беспричинен, то с человека спрашивать нельзя.
3) С другой стороны, признание причины выбора ведет к признанию возможности исследования мотивов человека и последующего воздействия на него "научным" методом (поскольку наш объект все-таки не трансцендентный Бог, но человек, мы сами). Знание причин позволяет их исследовать и устранить. Один раз не получилось с евангелизацией – усилим хор, лучше подготовим проповедников и "сломим" сопротивление грешника. Упорствующий грешник будет судим на основании его собственных доводов, почему он, скажем, не избрал Евангелие. Впрочем, тогда человек может оправдаться, сославшись на плохое самочувствие во время проповеди, незнание истины во всей полноте, указав на плохого проповедника, или на возникшие вопросы, на которые ему не ответили (не всем же, как Лидии, Бог открыл сердце, и не у всех был такой проповедник как Павел). Но это противоречит идее любящего Бога, Который не попустит погибнуть на основании таких ничтожных причин.
4) В случае ситуации выбора отсутствует истинная свобода, поскольку человек не имеет возможности по-настоящему проверить истинность предложения. Между тем, выбор считается основательным в том случае, когда человек может удостовериться полностью в своем выборе. Здесь же выбор осложнен, поскольку надо выбрать то, что многим кажется "безумием".
5) Дело осложняется еще и тем, что помимо выбора – не выбора Евангелия, существуют и другие варианты, например, выбора Евангелия или Корана. Таким образом, речь должна идти не столько о выборе, сколько об испытании. Но прохождение испытания неизбежно ведет нас к идее заслуг.
6) Достаточно наивны объяснения причины выбора или невыбора. Будто принятие Евангелия есть самоограничение себя "во имя истины". А отвержение Евангелия объяснять тем, что это делается лишь по причине нежелания каяться в своих грехах, духовной лени и т.п. Мусульмане или конфуцианцы с удовольствием каются в своих грехах, искренне стремятся их исправить, также не назовешь их ленивыми или беспечными.
7) Ошибка полагать, будто свободная воля требует своей реализации в возможности выбора. Бог – свободен, тем не менее, Он не имеет проблемы выбора добра и зла. Он не может выбрать зло, будучи по определению устремленным только к добру. И все же Он абсолютно свободен, хотя и можно усмотреть в том, что Он не может делать зла, некую необходимость, противоречащую идее свободы. Христос, ангелы, святые также не имеют выбора – грешить или не грешить. Делают только добро и при этом их воля абсолютно свободна. С другой стороны, демоны делают зло свободно и не могут делать добро. Между тем, их воля тоже свободна. Их не принуждают делать зло. Свободна, а выбора нет. Как нет и возможности сделать обратный ход – покаяться, получить прощение и т.д. Более того, их участь уже предрешена.

ЧАСТЬ II
Дискуссия выявила противоречия в арминианском учении о свободной воле. Нерешенность проблемы свободной воли порождает другие проблемы.
Так, очевидные трудности встречает арминианская доктрина «минимальной истины», необходимой для спасения. Между тем, кальвинизм учит о том, что Бог Сам просвещает человека, дает ему спасительную истину.
1. ОТКАЗ АРМИНИАН ОБСУЖДАТЬ ПРИЧИНУ ВЫБОРА
Характерен отказ арминиан обсуждать причину (или первопричину) выбора, поскольку обнажает одно из самых слабых мест арминианского учения. Кальвинисты учат, что неприятие Евангелия можно объяснить исключительно отсутствием веры. Полагать, что наличие веры возможно до встречи с Богом – логическое противоречие. (Арминианам следует обратить внимание на имеющиеся в их учении проблемы с законом о непротиворечивости.)
2. РАВЕНСТВО ШАНСОВ
Практический пример: Иисус молится за детей, которых родители «привели» к Нему. Есть ли здесь равенство в минимуме между христианскими и мусульманскими детьми? Тем не менее, получается, что дети христиан имеют равные шансы с мусульманами, за которых Христос не молится, поскольку они отвергают Спасителя. В таком случае, чего стоит молитва Христа за наших детей? Тогда пусть наши дети проявят солидарность с детьми всего мира, раз мы не можем донести всем Евангелие. Дадим всем равный шанс на свободный выбор. Дети мусульман учат Коран и ходят в свои школы? Будет справедливо, если и наши дети сделают обрезание, будут изучать Коран и т.д. Вот тогда поистине у всех будут равные шансы.
3. ВОПРОС О КОЛИЧЕСТВЕ ПРЕДОСТАВЛЯЕМЫХ ШАНСОВ
В дискуссии со стороны арминиан прозвучала мысль о том, что человек должен использовать свой шанс, ибо Господь не вечно будет предоставлять ему шанс услышать призыв. Налицо оборотная сторона волюнтаристской идеи арминианства. Отверг несколько раз – шанса больше не будет. Арминиане, использовав все свои технологии, и видя, что никакой «разогрев» самодеятельностью не действует, делают вывод о жестокосердии данного конкретного человека. Подобная точка зрения неизбежно приводит к ослаблению стимула к проповеди Евангелия. Между тем, кальвинисты учат, что христиане должны неустанно проповедовать Евангелие, ибо нам неизвестно, кто есть избранный и когда человеку Господь даст веру. Наше дело проповедовать.
4. О БОГЕ
4.1. СУВЕРЕННОСТЬ БОГА
Учение о свободной воле человека разрушает идею суверенности Бога. Арминиане вводят идею Бога, позволяющего делать нечто, что идет против Его воли. Кроме того, у арминиан человек сам выбирает себе судьбу. Кальвинисты же учат о том, что в мире все происходит по воле Божией, все подвластно Ему.
4.2. ВСЕЗНАНИЕ БОГА
Учение о свободной воле разрушает догмат о всезнании Бога.
Идея того, что Бог знает выбор человека, имеющего свободную волю, внутренне противоречива. Утверждение о предузнании в арминианской трактовке не решает проблему, вводит идею нежелания Бога помочь спастись человеку (таким образом, арминиане не уходят от вопроса, который они ставят перед кальвинистами). Если человек выбирает, то будущее Богу неизвестно, как бы ни доказывали арминиане противоположное. (Повторю прежде сказанное: если выбор известен, то вина падает на Бога – почему не помог спастись, сделать правильный выбор?) Для решения этой проблемы арминианам приходится вводить конструкцию «добровольного Божественного самоограничения», противоречащую Писанию.
4.3. ПРОРОЧЕСТВА
Арминианское учение о свободной воле по своей сути противоречит идее пророчества, т.е. предопределенного Богом будущего (события или явления). Борясь с идеей предопределения, арминиане борются с правом Бога на объявление Своей воли о будущем. История делается непредсказуемой. Время перестает быть линейным, становится причудливым, спорадическим.
5. ЦЕРКОВЬ
Арминиане ставят дело Божие в зависимость от прихоти человека. И хотя Бог говорит о Церкви, что врата ада не одолеют ее, у арминиан врата ада вполне могут одолеть, ибо никто не знает, как поступит следующее поколение: примет или отвергнет Евангелие. Кальвинисты учат, что Бог обязательно обеспечит Свою Церковь избранными. Если же Бог действительно печется о Своей Церкви, Ему не безразлична судьба спасенных.
-----------------------------------------

ОБРАЩЕНИЕ К КАЛЬВИНИСТАМ

Дорогие братья и сестры!
1. Дискуссия со всей очевидностью показала, что современное арминианство является все тем же гуманистическим учением, поддерживающим древние заблуждения Пелагия о свободной воле человека.
Отдельно надо сказать о последствиях, которые повлекло за собой распространение арминианства. Напомним, что арминиане появились в то время, когда кальвинисты Европы ценой пролития собственной крови утвердили великие завоевания Реформации. Борьбу с превосходящими силами католической Европы кальвинистам помогла выстоять любовь к Слову Божиему и вера в то, что Бог ведет Своих избранных.
В XVI и XVII веках среди протестантов «арминианоподобные» воззрения, не находили сторонников. Однако со временем учение Арминия начинает находить все больше сторонников. Этому способствовали, как ни странно, материальные достижения кальвинистской Европы. Зажиточность и благополучие, успехи цивилизации и, наконец, более-менее стабильная жизнь приводят европейцев к воспеванию личности человека, способности человека добиваться всего самостоятельно. С середины XVII века и особенно в веке XVIII идеи гуманизма и Просвещения, воспевающие человека, его разум и способности, все более входят в научный оборот и в саму повседневную жизнь. Человек мыслится соработником Богу, чуть ли не равным Ему (эта тема получит продолжение в трудах русских философов). Подобные идеи встречают интерес и среди протестантов того времени. Теологические кафедры занимают ученые с гуманистическими взглядами. Кафедры выпускают соответствующих пасторов, проповедников и учителей воскресных школ. От идей Просвещения о свободном человеке было рукой подать до Французской Революции. Свободная от Бога воля отдельного человека приводит к свободному от Бога обществу.
Сегодня мы пожинаем плоды секуляризации и упадка христианской религии. Не в последнюю очередь в этом следует винить арминиан, развративших протестантский мир своими воззрениями.
2. Арминианство привлекает простодушных людей доступной идеей «справедливого» спасения. Это неудивительно, ибо как сказал один из кальвинистских богословов, человек рождается пелагианцем. Человек привык за все платить в этой жизни, и потому кальвинистская идея того, что Бог спасает грешника лишь по милости и любви, не кажется убедительной. Что ж, когда-то идея шарообразной Земли тоже казалась не слишком убедительной. Всякий знал, что если Земля – шар, то люди попадают вниз головами.
В России кальвинизму особенно непросто. Российским кальвинистам приходится сражаться на два фронта – преодолевать казенное православие и тратить время на пособников православия – арминиан из ЕХБ. (Стоит ли удивляться тому, что, как говорят, недавно один из лидеров этого Союза по приглашению РПЦ присутствовал на мероприятии иерархов: радостной встрече именитой иконы.)
3. Впрочем, у российских кальвинистов нет и тени колебания. Мы по-прежнему верны идеалам Реформации. Более того, мы убеждены, что именно в России кальвинизм утвердится и станет базой для кальвинистов других стран. Когда отступление доходит до последней черты, Бог посылает Своих верных. Когда наступают трудные времена, люди вновь вспоминают о том, что христиане – это народ Божий. Не православно-католический приход или хоровое общество ЕХБ, но именно народ. Народ, с которым Бог заключил Завет. Арминианские одиночки, «экзистенциально» пережевывающие свои воспоминания о том, как они делали выбор, будут сметены Провидением Божиим на обочину истории.
Дата/Время: 26/08/05 09:17 | Email:
Автор :

сообщение #050826091741
ВН-1-2005

СТРАНИЧКА РЕДАКТОРА

РЕФОРМАЦИЯ ДЛЯ РОССИИ
Не все протестанты понимают, что такое грядущая российская Реформация. Иные говорят и пишут о ней, но ничего в ней не понимают. Похоже, они упоминают о Реформации лишь для красного словца.
Реформация – это движение богобоязненных людей, стремящихся устроить жизнь общества по Слову Божиему. Реформация может быть на уровне личности, семьи, группы единомышленников, но настоящая Реформация – это всегда общество, значимая часть людей, живущих в одном государстве. Реформация есть преобразование. Это не один-два героических поступка. Это каждодневный труд.
Реформация – это очень серьезно, ибо никто не захочет уступать просто так свои позиции. Вместе с тем, мы готовы к диалогу с теми, кто истинно любит Господа. Согласие принять 10 Заповедей – хорошее начало для диалога.
Реформация, как всякое движение, нуждается в работниках, знающих что делать, нуждается в людях, умеющих разговаривать с представителями разных слоев общества. Доходчиво объяснять наши идеи, суть реформ, которые мы предлагаем.
Нас все еще мало, но за последнее время к нам пришло много хороших людей, которые без лишних слов стали работать. Работают «за идею», не ожидая от правительства чинов и наград. Некоторые живут в очень стесненных условиях, перебиваясь случайными заработками. Что движет этими людьми? Вера в торжество Реформации. Но если есть такие люди, а их становится все больше, то это значит, что Реформация обязательно будет в России. Победа достается подвижникам.
Мы готовы помогать всем, кто желает приближения Реформации. К счастью, мы не богаты, чтобы к нам потянулись желающие обогатиться.
* * *
Мы убеждены, что Реформация – это выход для России. Это тот пресловутый третий путь, который до сих пор ищут наши соотечественники. Первые два пути – склонить голову перед сильными мира сего или закостенеть в изоляционизме грозят потерей независимости страны. Возможно, после Реформации это будет уже другая Россия, но мы сохраним ее для наших детей и сделаем страной, в которой будет безопасно жить и хорошо работать.
И да благословит нас в этом Господь!
Редактор


Геннадий Травников

ЗАМЕТКИ НА РАЗНЫЕ ТЕМЫ

БИЗНЕС И ХРИСТИАНСТВО
В Советском Союзе планомерно уничтожали инициативных и предприимчивых людей. Поэтому достойно удивления, что у нас еще появились бизнесмены, которые на свой страх и риск берутся за какое-нибудь дело.
Но вот люди изъявили желание честно работать и получать за свой труд приличные деньги. Открыли собственное дело. Власть, замечая их стремление жить получше, начала с ними «работать». Опутала их такими законами и предписаниями, исполнить которые без убытка для себя никому невозможно. Впрочем, это остановило немногих. Большинство с легкостью согласилось с условиями игры, научилось давать взятки, обманывать и лицемерить. На что не пойдешь ради денег!
Когда российского бизнесмена все же начинает мучить совесть, он прибегает к испытанному средству – дает деньги «на церковь». Так на Руси делали во все времена. Обманывали власть и давали деньги церковникам, чтобы они «замолили» грехи. Служителей традиционной Церкви такое положение весьма устраивало. Устраивает и сейчас.
Это не может не заботить тех, для кого слова Бог, совесть и ответственность – не пустой звук. Я говорю о тех христианах, кто истинно боится Бога, кому в голову не приходит откупаться от Бога богатыми пожертвованиями на украшение храма. Христианин знает, что спасение невозможно заслужить никакими делами.
Мы видим, что в стране власть по-прежнему делает ставку на православие, надеясь, что оно послужит в качестве идейных скреп народившегося общества. Но для России, и в том числе для бизнеса, православный вариант развития самоубийствен. Прежде всего потому, что вместо Библейского учения православие вследствие многовековых компромиссов с властью и собственных выгод предлагает человеку лишь набор обрядов, не имеющих отношения к жизни. И еще потому, что православие способно только благословлять самодержавие и национализм. Стоит ли удивляться нынешнему отходу Кремля от демократии, после того как власть открыто пошла на сближение с господствующей Церковью? Иерархия воспроизводит иерархию.
Свободное общество, а значит и свободный от бюрократии рынок, можно построить только с идеологией, основанной на Слове Божием. Люди, следовавшие Библии, показали себя в истории как надежная опора демократического, народного начала.
К сожалению, у нас до сих пор думают, что любить Родину, быть патриотом означает создавать и распространять разного рода героические мифы. И чем далее страна пятится от пути, по которому идет цивилизованный мир, тем более создается мифов. А ведь самое время поразмыслить, куда идти дальше? Повторять ли Византию или приучать себя к порядку и честности, избавляясь от столь свойственной нам необязательности, вороватости и прочих недостатков, присущих среднему россиянину?

О ВЗЯТОЧНИКАХ
Известно ли вам, что взяточники не наследуют Царствие Божие? В Писании мы читаем:
«Или не знаете, что неправедные Царства Божия не наследуют? Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники, ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники – Царства Божия не наследуют» (1Кор.6:9-10);
«[…] начальник требует подарков, и судья судит за взятки» (Мих.7:3);
«[…] подарки портят сердце» (Екк.7:7);
«[…] ненавидящий подарки будет жить» (Пр.15:27).
Трудно представить, сколь много в России взяточников – людей, презирающих Божии и человеческие законы, лишающих себя вечного блаженства в обществе Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа.
Но как быть с взяткодателями? По закону России, они являются участниками преступного процесса, и так же несут наказание, если добровольно не сообщают о даче взятки. Это понятно. А является ли взяткодатель виновным по Библейскому закону? Взяткодатель может быть приравнен к тем, кто дает подарки. Конечно, подарок подарку – рознь. Но взятка есть подарок нечестивый. Вот что Библия говорит о таких подношениях:
«Нечестивый берет подарок из пазухи, чтобы извратить пути правосудия» (Пр.17:23).
И все же вряд ли стоит причислять всех взяткодателей к нечестивым людям, стремящимся подкупить правосудие или сбить администрацию с должного управления. Чаще всего россияне вынуждены откупаться от жадных чиновников, чтобы они не мешали им нормально работать. Люди подчиняются греховному порядку, заведенному в греховном государстве. А как же законы против коррупции, спросите вы? Законы есть, но действуют избирательно. Если кого и ловят, то мелкую сошку, а крупную рыбу, ходящую на глубине, они ухватить неспособны. Не для того писаны. Поэтому наши люди, ведущие большие дела, хорошо усвоили российскую премудрость: без взяток дело не пойдет. Хорошо если разовой взяткой обойдется, а то ведь чиновникам желательно и в долю войти, по два процентика получать бы...
Так что же, взяткодатель виноват менее? Я думаю, что оба виноваты одинаково. Как только человек дал взятку, он становится на один уровень со взяточником, входит в одну с ним систему, поддерживает ее. Подкупая (или откупаясь от) чиновников или судей, человек все равно нарушает Божии законы и потому не останется без наказания.
Корыстно сердце человеческое. Я, право, и не знаю, есть ли такая страна, где нет взяток? Нормальный бизнес есть, а взяток нет. Вот бы посмотреть!

СПАСУТСЯ ЛИ АВТОИНСПЕКТОРЫ?
Речь опять пойдет о взяточниках. Теперь о тех, которые останавливают нас на дорогах, то есть об автоинспекторах. В Евангелии от Луки мы читаем: "Спрашивали его также и воины: а нам что делать? И сказал им: никого не обижайте, не клевещите и довольствуйтесь своим жалованьем" (Лк.3:14). Это место как нельзя лучше показывает Библейскую идею служения на государственном поприще. Возможно, именно так ответил бы Иоанн Креститель и нынешним рыцарям полосатого жезла, вздумай они спросить его о том, что им делать?
Как известно каждому христианину, единственным средством примирения человека с Богом является покаяние. Не просто говорение слов «простите, больше не буду», а сердечное желание оставить грех, переменить образ жизни и мыслей. Но этого недостаточно. Если мы нанесли людям ущерб, необходимо возмещение потерь. Конечно, не все можно возместить. Убийство, в том числе аборт, – потеря невосполнимая. Но воровство исправить можно. Библия учит, что вору нужно покаяться в содеянном и вернуть украденное. Невозможно получить благоволение в глазах Бога, если человек живет на украденные средства, даже если и построит часовенку на деньги, добытые греховным путем. Эти деньги, согласно Библейской терминологии, – заклятые, да и не откупишься от Бога ни рублями, ни долларами.
Вы спросите, а причем здесь автоинспекторы? Мало ли у нас настоящих воров? Ну, придрался инспектор к машине, оштрафовал – так ведь это мелочь по сравнению с настоящим воровством в государстве. Не могу согласиться. Инспекторы являются государственными служащими, составляют основание пирамиды власти. И действуют они не на свой страх и риск, а с ведома и соизволения начальства. Чтобы узнать, из чего сделана пирамида Хеопса, не обязательно забираться наверх. Достаточно посмотреть на подножие.
Но я сейчас не буду обличать порок взяточничества, я имею в виду другую мысль. Представим, что какой-нибудь совестливый инспектор захотел покаяться в своих грехах. Вот он пришел в православный храм, купил свечку, прилепил, куда надо. Возможно, там его одобрили и успокоили. Но разве этот поступок будет истинным покаянием? Ведь Библия учит, что украденные деньги надо вернуть не кому-нибудь, а именно пострадавшему. Тогда как же инспектор сможет вернуть деньги тем, кого он обобрал? Не вижу такой возможности. Большую часть из обобранных он никогда не сможет встретить вновь. Но даже это не самое главное. Раскаявшемуся инспектору будет невозможно остаться на своей работе, поскольку нужно, чтобы вся его контора пошла каяться, а вместе с ними и их вышестоящее начальство, и так – до самого главного милицейского министра, а может, и еще более важным людям придется пойти, из самого Кремля придется возвращать взятые деньги …
Ладно, насчет Кремля мы возноситься не будем. Но что делать бедному инспектору, как вы полагаете?
Дата/Время: 19/08/05 19:41 | Email:
Автор :

сообщение #050819194109
ВН-1-2005

Александр Макеев
ИЗ-ПОД ГЛЫБ,
или Конец ситуации постмодернизма?

(Рецензия на повесть Анн-Софи Брасм «Я ДЫШУ»)

Дискуссии о постмодернизме не утихают. Журнал «Воспитание Народа» опубликовал уже несколько статей, в которых постмодернизм упоминается в той или иной связи. Само это слово «постмодернизм» чаще всего ассоциируется с нынешним безбожным обществом. Принято считать, что преодолеть ситуацию постмодернизма невозможно, особенно в постхристианских странах. На мой взгляд, ситуация обстоит все же не так мрачно. По мере углубления кризиса, все больше и больше людей, в том числе неверующих, начитают искать из этой ситуации выхода. Так, юная француженка Анн-Софи Брасм в своем произведении пытается преодолеть эту ситуацию на путях бунта одиночки.
Роман Анн Софи Брасм вышел в издательстве «Слово». Это книга о подростках, их сложном мире, о мучительном поиске друзей, о борьбе за свободу, принимающей порой страшную, бескомпромиссную форму. Сюжет достаточно прост. Школьница из богатой семьи Шарлен Боэр, находясь в тюрьме за убийство своей одноклассницы и подруги Сары, пишет размышление-исповедь, пытаясь объяснить себе и другим, почему она это сделала. По сути, поднимается старая проблема: право человека на убийство, право убивать, чтобы сохранить собственное достоинство, остаться самим собой. И героиня доказывает, что убийство было неизбежным. Поступить иначе она не могла.
Шарлен горюет, но у нее нет потребности в покаянии. Она не хочет каяться и просить прощения. Более того, она боится, что начнет сожалеть о содеянном. Эти страхи выдают ее воспитание, а точнее, гуманистический, культурный стереотип, заложенный в нее с детства: преступника непременно должны мучить угрызения совести. И когда Шарлен убеждается, что никакого сожаления она не испытывает, она начинает писать свою исповедь. Как ни странно, после убийства у Шарлен проходят приступы удушья, которые мучили ее прежде. В этом заключен смысл названия романа: убить, чтобы дышать, то есть нормально жить, быть свободной. Неудивительно, что вместо исповеди-покаяния мы находим исповедь-оправдание.
Повествование ведется от лица героини. Мы узнаем, что она родилась в Париже, в богатой буржуазной семье, росла замкнутым, болезненным ребенком. Писала сказки, стихи, стремилась жить в своем мире среди картин и книг. В школе Шарлен чувствовала себя изгоем, с ней никто не дружил. Кроме того, школьные перегрузки вызывали у нее обмороки и приступы астмы. Когда ей было 12 лет, в класс пришла новая ученица Сара. Новенькая родилась во Франции, но большую часть жизни из-за развода родителей прожила в Лос-Анджелесе – символе враждебной Шарлен мультинациональной массовой культуры. Веселая, коммуникабельная, будто сошедшая с экрана телевизора героиня одного из молодежных сериалов, Сара быстро становится лидером класса. Шарлен, конечно, и мечтать не могла с ней подружиться, но помог случай. Во время занятий по физкультуре (между прочим, на набережной Сены) Шарлен потеряла сознание. Навестив ее в больнице, Сара убедила одноклассницу, что та – плохая, поскольку хотела покончить с собой. Но Сара будет дружить с ней, чтобы сделать ее нормальной. С этого дня новая подруга берет Шарлен под опеку и подчиняет ее себе.
Впрочем, Сара и ее мать Мартина сделали для Шарлен много хорошего. Они помогали ей решать конфликты с родителями, разрядили обстановку в классе. Шарлен нередко чувствовала себя у Сары лучше, чем у своих родителей. Мартина даже говорила, что у нее две дочери, а сама Шарлен во время ссоры с родителями, кричит, что у нее есть другая семья, имея в виду Сару и ее мать.
Казалось бы, все шло хорошо, но через некоторое время подруги стали отдаляться друг от друга. По мере взросления их духовное отчуждение возрастало. Сара нуждалась в подруге, которую она держала бы в полном подчинении, тем самым подтверждая свою значимость в собственных глазах. При этом Сара использовала любой повод, чтобы высмеять свою подругу, подчеркнуть ее зависимость, выставить напоказ ее самые худшие черты. Она заставила Шарлен пойти в тот же лицей (довольно никчемный), в который поступила она сама. Там Сара продолжала издеваться над ней, публично обсуждала тайны своей подруги, распускала о ней сплетни. Некоторое время Сара и ее мать даже жили за счет Шарлен. И как только у Сары появилась возможность улучшить материальное положение, она тут же объявила Шарлен, что та ей не подруга, у нее свои друзья, и попросила оставить ее в покое.
… На подготовку убийства ушло почти два месяца. Выждав, когда Сара будет ночевать одна, Шарлен забралась к ней в квартиру и задушила ее.
* * *
Казалось бы, перед нами обычный роман о подростках и их проблемах, с детективным привкусом, каких сейчас появляется множество. Но с первых же строк начинаешь понимать, что это не так. В романе начисто отсутствуют поучения и сентенции о том, как правильно жить. Не дается моделей правильного с точки зрения политкорректности (маскируемой под доброту и терпимость) поведения. Напротив, ее героиня доказывает свою правоту и отстаивает право не каяться. Никакой роли не играют и любовные отношения, которые обычно служат стержнем подростковых романов. В романе отвергаются и привычные модели детектива. Например, остается непонятным, как узнали, что убийство совершила именно Шарлен? В ночь убийства ее никто не видел, следов она не оставила. Автор никак этого не объясняет.
В тюрьме Шарлен решительно отвергает навязываемые ей модели поведения. Юная школьница выламывается из собственного поколения, а, точнее, из его образа, созданного средствами массовой информации – образа поколения, выбирающего «Пепси». Этого общество ей не прощает. Если бы она убила Сару из ревности или под влиянием наркотиков, а потом покаялась бы, да еще перед телекамерами, то, возможно, что она могла бы избежать серьезного наказания.
Между тем, Анн-Софи Брасм полностью на стороне своей героини, которая является, по сути, ее alter ego. В тюремной исповеди Шарлен анализирует свое поведение не с целью установить, права ли она была или нет. Этот вопрос уже решен. Шарлен хочет оправдать свой поступок. Если бы роман писался в стиле постмодернизма, то в нем должно было быть предоставлено слово противной стороне, то есть Саре. Возможно, была бы даже серия монологов, в которых каждый из персонажей романа рассказывает историю со своей точки зрения. В результате вопрос о правоте был бы просто-напросто отброшен. В постмодернистском мире все по-своему правы, объективной истины не существует. Но роман «Я ДЫШУ» - произведение антипостмодернистское. Книга написана в возрождаемом сейчас стиле экзистенциализма, где истина конкретна и объективна. Автор утверждает правоту своей героини, причем правоту безусловную. Но кто же прав в действительности: палач или жертва?
С точки зрения психологии, Сара не так уж не права. Шарлен постоянно требовала, чтобы Сара уделяла ей все свободное время. Шарлен даже звонила ей по ночам, а это хоть кого может вывести из себя. Навязчивая дружба Шарлен довела Сару до ненависти к ней. Стремление Сары отдалиться, закончившееся открытым разрывом, выглядит естественно и оправданно. Напротив, поведение Шарлен – это поведение злобного и агрессивного подростка. В романе звучит только ее голос. Героиня чудовищно эгоистична. Шарлен совершенно не волнует, как пережила гибель единственной дочери Мартина, сделавшая для Шарлен столько хорошего; как это пережили ее собственные родители. Она сосредоточена только на себе, своих мыслях и чувствах.
* * *
Мартина, мать Сары, принадлежит к поколению 68-го года, к так называемому бунтующему поколению. Напомню вкратце о происшедших в том году событиях. В начале мая 1968 года в Париже начались массовые студенческие манифестации. Начавшиеся вслед за ними беспорядки переросли в тяжелейший конфликт, расколовший Францию. Бунтующая молодежь требовала свободы от всех общественных условностей. «Запрещается запрещать» – известный лозунг того времени. Молодежь требовала свободы и сравнительно легко ее добилась. Однако, свобода, которой добивались бунтовщики, оказалась свободой безудержного потребления, свободой для потребителя. Этим и объясняется легкость ее обретения. Бурно растущей промышленности как воздух нужен был всеядный потребитель. Вместо царства свободы общество прыгнуло в царство потребления, в котором разрешено все, что способствует потреблению, и запрещено все, что потреблять мешает.
Поэтому поведение внешне бунтующей Сары не возмущает общества. Ее «бунт» не выходит за рамки дозволенного, не нарушает правил игры. Общество научилось приспосабливать молодежное бунтарство к своим интересам, зарабатывать на нем огромные деньги. Не случайно, именно в это время (конец 60-х) произошел острый кризис в философии. Экзистенциализм, бывший на протяжении многих лет господствующим мировоззрением, начал вытесняться куда более примитивным и агрессивным постмодернизмом. После смерти в 70-е годы столпов экзистенциализма новых его представителей не появилось. Общество потребления уже не нуждалось в кумирах, проповедовавших объективную истину, конкретность человеческого существования.
В романе изображена духовная нищета людей типа Сары и Мартины. Сара и ее мать всю жизнь живут за счет то родной бабушки, то Шарлен, затем они находят какую-то стипендию. У них отсутствует интерес к родной культуре. Их интересует только мультинациональная маскультура. Не случайно Сара долго жила в космополитическом Лос-Анджелесе, где вела богемный образ жизни. Жизненные цели у Сары и ее приятельниц однозначно потребительские – находиться на высоких должностях, ничего не делать, и «чтобы все тобой восхищались». Не обязательно быть, главное – казаться. Это символ общества потребления, символ эпохи постмодернизма.
Свобода потребления, которой так добивалось поколение матери Сары, по сути, уничтожает все другие виды свобод, и особенно, свободу творчества. Неудивительно, что в западных (и не только) странах почти исчезли фундаментальные научные открытия, ученый перестал быть независимым человеком, система грантов превратила его в раба. Резко снизился уровень искусства. Все, мешающее потреблению, стало безжалостно изгоняться из жизни. И в первую очередь творческая индивидуальность. Именно поэтому Шарлен, как натура творческая, не может дышать в этой бездуховной атмосфере.
Но с 1968 годом дело обстоит не так однозначно просто. Шарлен влюбляется в одноклассника Максима, мать которого (к тому времени уже умершая) тоже принадлежала к поколению молодых бунтарей. Максим и его мать представляют, так сказать, интеллектуальное крыло движения. Максим, по крайней мере внешне, является полной противоположностью Саре. Интересуется науками, обладает широким кругозором. Казалось бы, вот достойный представитель молодого поколения, воплотивший лучшие черты поколения родителей. Тем не менее, постепенно выясняется, что и Максим – всего лишь балованный ребенок. Интеллектуальные интересы его беспорядочны, жизненных целей у него нет. Разумеется, от подростка такого возраста трудно ждать целеустремленности. Максим бросает школу, поскольку ему учиться совершенно неинтересно, а принуждать себя к серьезным делам он просто неспособен. Возможно, именно Максим предает Шарлен, поскольку он первым догадался о ее роли в гибели Сары.
В общем, вывод для поколения 1968 года, породившему нынешний постмодернистский мир, очень и очень нелицеприятен. Бунтарское поколение шестидесятых не способно творить даже в лице своих лучших представителей. Оно неспособно быть по-настоящему свободным, ибо свобода потребления уничтожила свободу творчества, а без нее не может быть подлинной свободы. Именно против подобной свободы парадоксальным образом восстает Шарлен.
В заключение отметим, что своим романом Анн-Софи Брасм убедительно доказала, что постмодернистское общество зашло в тупик. Общество потребления глубоко порочно и трещит по швам. Бездуховность и потребительство разрывают это общество изнутри. К сожалению, Шарлен и Сару, героинь романа «Я ДЫШУ» объединяет неверие в Бога, что так характерно для сегодняшней Франции и для всей постхристианской Европы. Поэтому грядущие социальные потрясения, предупреждает нас автор романа, могут оказаться катастрофичными для всего человечества.
Страницы : 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15